Публикации раздела Музеи

«Деревенский Микеланджело»: 5 скульптур Степана Эрьзи

В экспозиции московского «Эрьзя-центра» представлены работы Степана Эрьзи — самобытного скульптора первой половины ХХ века. Он работал в России и за рубежом, вырезал скульптуры без предварительных набросков и проектов. За это иностранные критики прозвали его «русским Роденом» и «деревенским Микеланджело». В творчестве Эрьзи сочетались национальные, мифологические и религиозные мотивы, а работал скульптор как с камнем, так и с необычными породами дерева. Специально для портала «Культура.РФ» специалисты «Эрьзя-центра» рассказали об истории создания пяти скульптур.

Иоанн Креститель

В 1914 году Степан Эрьзя жил и работал в Италии, где по заказу писателя Александра Амфитеатрова создал статую Иоанна Крестителя. Амфитеатров подарил скульптуру церкви Кристо-Ре в небольшой итальянской деревушке Феццано, недалеко от собственной виллы. 14 марта того же года ее торжественно освятили и поместили в нишу над главным порталом, где она стояла до 1960-х годов.

Эрьзя весьма оригинально трактовал образ почитаемого святого. Вместо привычного старца с бородой и длинными волосами он изобразил Иоанна в виде юноши атлетического сложения, черты лица которого напоминали облик самого скульптора. Однако, несмотря на то, что Эрьзя нарушил все каноны изображения пророка, его скульптура пришлась по душе итальянским прихожанам.

Со временем статуя стала ветшать, и в конце концов ее отправили в сарай для церковной утвари — там она простояла в забвении почти полстолетия. В 2006 году куратор Фонда Эрьзи в Италии Марциа Дати и профессора Риккардо Риччи и Эрнесто ди Марино случайно обнаружили скульптуру — ей требовалась срочная реставрация. После затяжного процесса согласования с Ватиканом за восстановление памятника взялся флорентийский профессор Даниэле Анжелотто, и в 2011 году оригинал наконец вернулся на свое историческое место — в интерьер церкви Кристо-Ре.

В самом «Эрьзя-центре» представлен слепок, созданный Аугусто Джуфреди из миланской Академии Брера и Симоной Виццони из Академии изящных искусств Каррара.

Портрет племянника Василия

Летом 1912 года в Париж приехала мать скульптора Мария Ивановна вместе со своим внуком, племянником Эрьзи, Василием Нефедовым. Суета большого города, богемная парижская атмосфера и богатая усадьба, в которой жил Эрьзя, не только не впечатлили ее, но вызвали ужас и возмущение. Мария Ивановна решила быстро покинуть «вертеп разврата», куда попал ее «беспутный» сын.

Зато юному Василию необычная и яркая жизнь, непохожая на тихую родную провинцию, пришлась по душе, и он решил остаться в Париже на год, чтобы помогать дяде в мастерской и учиться у него. Сам Эрьзя относился к племяннику с отеческой заботой и любовью, заботился о нем и с удовольствием давал талантливому юноше уроки. Со временем Василий даже стал подписывать свои работы так же, как и дядя: «Эрьзя».

В этот период Эрьзя создал портрет племянника, который стал его единственным натурным портретом. Оригинал скульптуры хранится в Государственном Русском музее, а в «Эрьзя-центре» экспонируется копия со слепка, представленного в Муниципальном музее изящных искусств Тандила в Аргентине.

Портрет Орасио Кироги

В коллекции центра представлен слепок скульптурного портрета известного уругвайско-аргентинского писателя Орасио Кироги. Кирога был одним из основоположников магического реализма, мастером новелл, которого называли «латиноамериканским Эдгаром По». Его жизнь окончилась трагически: в 1937 году, в возрасте 58 лет, измученный неизлечимой болезнью, Кирога покончил с собой.

В то время Эрьзя был очень популярен в Аргентине. К нему обратился близкий друг Кироги, поэт Энрике Аморим, и попросил дать нарост очень твердого дерева кебрачо (квебрахо) для надгробия. Эрьзя же предложил создать портрет Кироги — и всего за одну ночь, к похоронам, завершил работу. В затылочной части памятника скульптор выбил специальное углубление, куда после кремации поместили капсулу с прахом Кироги. Платы за скульптуру автор не попросил.

Статую установили в небольшом гроте на берегу реки Уругвай — в том самом месте, где часто бывал сам Кироги: там он часами любовался сельвой и работал над своими произведениями.

Памятник около 15 лет стоял у воды, во влажном и жарком климате, и начал ветшать. Тогда его перенесли в местный исторический музей. После неудачной попытки «подновить» портрет, его передали в Дом-музей Кироги.

В 2013 году реставратор Международного фонда искусств им. С.Д. Эрьзи Александр Толокин провел тщательную реставрацию скульптуры, а также изготовил слепок, который и представлен в экспозиции «Эрьзя-центра». Оригинал же на гранитном постаменте экспонируется в центральном зале Дома-музея поэта Орасио Кироги в Сальто.

Портрет норвежской женщины

«Портрет норвежской женщины» Эрьзя создал в 1912 году. В то время скульптор жил и работал в Париже, где познакомился с известным аргентинским меценатом Антонио Сантамариной. Он был большим ценителем искусства и предприимчивым коммерсантом: скупал работы современных скульпторов и снабжал ими музеи Южной и Северной Америки. Работы Эрьзи привели Сантамарину в восторг, и он заключил со скульптором контракт, по условиям которого при досрочном разрыве деловых отношений все работы Эрьзи переходили агенту.

Вскоре Эрьзя уличил мецената в мошенничестве и отказался с ним работать. В результате большая часть его скультпур отошла Сантамарине — в том числе и портрет норвежки, который коммерсант передал Муниципальному музею изящных искусств в городе Тандиле. В наши дни там экспонируется копия скульптуры под названием «Tristeza» («Грусть»), а оригинал можно увидеть в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. В «Эрьзя-центре» представлен слепок 2010 года, он часто экспонируется в России и за рубежом.

Ева (Малая Ева)

В 1918 году Эрьзя вместе с возлюбленной Еленой Мроз и племянником Василием получили командировочные удостоверения и отправились на Урал. В регионе мастер планировал наладить добычу мрамора, открыть мастерские и курсы в Екатеринбурге, «пустить в ход гранильную фабрику» и создать на Урале скульптурную академию.

Однако в пути Василий серьезно заболел и скоропостижно скончался в Полевской больнице. Эрьзя потерял помощника и очень близкого человека. Оплакивая Василия, он создал мраморное надгробие в виде скорбящего Христа, которое до наших дней не сохранилось. Личная утрата и голод, переломный период в жизни страны и установление новых художественных идеалов оказали гнетущее влияние на Эрьзю, но, несмотря на это, природа и дух уральского края вдохновляли скульптора.

В этот период Эрьзя вырубил две фигуры Евы из чистейшего мраморного монолита. В его исполнении прародительница рода человеческого выглядит умиротворенной, но вместе с этим исполненной особой силы.

В 1920-х годах неоконченная малая скульптура в числе других работ автора оказалась в Новороссийске и, когда в 1926 году Эрьзя уехал во Францию, осталась в этом городе. «Малая Ева» серьезно пострадала в годы Великой Отечественной войны, когда большая часть Новороссийска оказалась захвачена войсками вермахта. Ее случайно обнаружили местные краеведы в ходе раскопок 1970-х годов. Судя по сколам на голове, статую пытались расколоть на мраморную крошку.

В 2016 году специалисты Фонда Эрьзи провели реставрацию «Евы» и создали ее слепок, который и представлен в экспозиции центра. Оригинал скульптуры находится в детской художественной школе им. Эрьзи в Новороссийске.


Портал «Культура.РФ» благодарит за помощь в подготовке материала Марину Реву, руководителя PR-направления Международного фонда искусств им. С.Д. Эрьзи, и Елену Бутрову, вице-президента Международного фонда искусств им. С.Д. Эрьзи.

Фотографии предоставлены Международным фондом искусств имени С.Д. Эрьзи.

Беседовала Екатерина Тарасова

Смотрите также