Публикации раздела Литература

От блудного сына до придуманных сюжетов: картины в русской классике

Произведения отечественных классиков полны нюансов, которые помогают читателям лучше понять героев. Такими деталями у разных авторов служили описания интерьеров и нарядов, манер и привычек. Читайте в нашем материале, что говорят о сюжетах и персонажах картины в книгах русских писателей — Александра Пушкина, Николая Гоголя и Федора Достоевского.

«Станционный смотритель»

Рембрандт. Возвращение блудного сына (фрагмент). 1666–1669. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

В этом произведении Александр Пушкин упоминает картинки, похожие на полотно голландского художника Рембрандта «Возвращение блудного сына». Повесть посвящена истории семьи Самсона Вырина, который жил и работал на почтовой станции — яме. В старину таких ямов было множество, здесь путешественники ели и ночевали. Часто на станциях были и конюшни: свою лошадь можно было оставить отдохнуть, а казенную — поменять. Смотрители составляли особый документ — подорожную, который давал гостю право воспользоваться лошадьми в обмен на оплату транспортных услуг.

О картине главный герой упоминает в самом начале повести: «Тут он [станционный смотритель] принялся переписывать мою подорожную, а я занялся рассмотрением картинок, украшавших его обитель. Они изображали историю блудного сына: в первой почтенный старик отпускает беспокойного юношу. В другой яркими чертами изображено развратное поведение молодого человека. Далее, промотавшийся юноша, в рубище и в треугольной шляпе, пасет свиней и разделяет с ними трапезу; в его лице изображены глубокая печаль и раскаяние. Наконец представлено возвращение его к отцу; добрый старик выбегает к нему навстречу: блудный сын стоит на коленах; повар убивает упитанного тельца».

По сюжету повести Дуня — дочка Вырина — сбежала в Петербург с проезжим офицером. На первый взгляд, фабула картины напоминает сюжет самой повести. Однако судьбы литературных героев сложились не так, как в притче. Самсон Вырин от горя и одиночества начал пить, а само произведение закончилось печальной сценой: полная раскаяния дочь безутешно плачет на могиле отца. Ветхозаветная притча в произведении Пушкина иллюстрировала альтернативный ход событий, который предотвратил бы трагичный исход.

«Мертвые души»

Петр Соколов. Чичиков и Коробочка. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Изображение: literaturus.ru

В «Мертвых душах» Николай Гоголь описал похождения авантюриста Павла Чичикова. Писатель тщательно проработал характеры героев и дополнил «говорящими» деталями: описаниями внешности, усадеб и даже предметов интерьера.

Петр Боклевский. Коробочка. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Изображение: literaturus.ru

Коробочка. Первое, что попадается Чичикову на глаза в доме Настасьи Коробочки, — это «картины с какими-то птицами». Елена Смирнова, которая изучала творчество Николая Гоголя, писала: «Все упоминаемые в связи с Коробочкой птицы (индюк, куры, сороки, воробьи) прочно связаны в фольклорной традиции с обозначением глупости, бессмысленной хлопотливости или, попросту говоря, безмозглости — качеств, персонифицированных Гоголем в личности его героини».


Петр Боклевский. Собакевич. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Изображение: literaturus.ru

Собакевич. В усадьбе степенного помещика Михаила Собакевича «на картинах все были молодцы, все греческие полководцы, гравированные во весь рост: Маврокордато, Колокотрони, Миаули, Канари. Все эти герои были с такими толстыми ляжками и неслыханными усами, что дрожь проходила по телу. Потом следовала героиня греческая Бобелина, которой одна нога казалась больше всего туловища тех щеголей, которые наполняют нынешние гостиные». Полководцы словно иллюстрируют личность самого Собакевича: его нога обута «в сапог такого исполинского размера, которому вряд ли где можно найти отвечающую ногу, особливо в нынешнее время, когда и на Руси начинают выводиться богатыри». В его образе Гоголь показывал свое отношение к «ложным» богатырям, чья физическая сила не соответствует уровню интеллектуального развития. Писатель добавил, что крепкий и здоровый помещик «казалось, хотел, чтобы и комнату его украшали тоже люди крепкие и здоровые».


Петр Боклевский. Ноздрев. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Изображение: literaturus.ru

Ноздрев. У азартного кутилы Ноздрева в доме хранится множество ненужных покупок, которые помещик сделал, не подумав: «он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках: хомутов, курительных свечек, платков для няньки, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, крупичатой муки, табаку, пистолетов, селедок, картин…» Картины здесь упоминаются в одном ряду с изюмом и рукомойником неслучайно: Ноздрев совершенно равнодушен к искусству.


Петр Боклевский. Плюшкин. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Изображение: literaturus.ru

Плюшкин. В доме старика Плюшкина картин много, но все они покрыты пылью и преданы забвению. Чичиков видит и потускневшие гравюры, и изображения старинных сражений, и даже натюрморт. Полстены занимала «огромная почерневшая картина, писанная масляными красками, изображавшая цветы, фрукты, разрезанный арбуз, кабанью морду и висевшую головою вниз утку». По описанию полотно могло принадлежать художнику голландской школы живописи. Стол Плюшкина, каким его изображает Николай Гоголь, стал бы настоящей находкой для художника той эпохи: на нем «лежало множество всякой всячины: куча исписанных мелко бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом с яичком наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплете с красным обрезом, лимон, весь высохший, отломленная ручка кресел, рюмка с какой-то жидкостью и тремя мухами…»

«Идиот»

Ганс Гольбейн Младший. Мертвый Христос в гробу. 1521–1522. Художественный музей, Базель, Швейцария

Сюжетным и смысловым центром романа Федора Достоевского «Идиот» стала картина «Мертвый Христос в гробу». Ее автор, немецкий художник Ганс Гольбейн Младший, стал первым живописцем, изобразившим Иисуса в реалистичной манере: израненного, которого только что сняли с креста.

Федор Достоевский впервые увидел работу Гольбейна в 1867 году в швейцарском Базеле. В это время он как раз работал над романом о князе Мышкине. Анна Сниткина, жена Достоевского, записала в мемуарах: «Картина произвела на Федора Михайловича подавляющее впечатление, и он остановился перед ней как бы пораженный. В его взволнованном лице было то испуганное выражение, которое мне не раз случалось замечать в первые минуты приступа эпилепсии».

На это полотно, которое висело в доме Рогожина, обратил внимание главный герой романа — Лев Мышкин: «…это в полном виде труп человека, вынесшего бесконечные муки еще до креста, раны, истязания, битье от стражи, битье от народа, когда он нес на себе крест и упал под крестом, и наконец крестную муку в продолжении шести часов». Осмотрев работу, князь воскликнул: «Да от этой картины у иного вера может пропасть!»

Сомнения всех героев романа и самого Достоевского воплотились в полной мере и в монологе умирающего юноши Ипполита Терентьева: «Когда смотришь на этот труп измученного человека, то рождается один любопытный вопрос: если такой точно труп (а он непременно должен был быть точно такой) видели все ученики его, его главные будущие апостолы, видели все веровавшие в него и обожавшие его, то каким образом могли они поверить, что если так ужасна смерть и так сильны законы природы, то как же одолеть их?»

«Братья Карамазовы»

Иван Крамской. Созерцатель (фрагмент). 1876. Киевский национальный музей русского искусства, Киев, Украина

В своем последнем романе Федор Достоевский упомянул картину Ивана Крамского «Созерцатель». Художник написал ее, когда увлекался народными мотивами. В центре полотна изображен задумчивый крестьянин в шапке-ушанке, потрепанном армяке и ветхих лаптях. На дворе зима, его лицо обветрилось и покраснело от мороза.

Крестьянин стоит на заснеженной тропинке, скрестив руки на груди, и смотрит вдаль. Автор описал его: «…стоит один-одинешенек мужичонка, стоит и как бы задумался, но он не думает, а что-то «созерцает». Если бы его толкнуть, он вздрогнул бы и посмотрел на вас точно проснувшись, но ничего не понимая».

Описание картины дополнило образ лакея Павла Смердякова, незаконнорожденного сына Федора Карамазова, который, по мнению писателя, может все бросить и уйти в Иерусалим, спасаться и скитаться, «… а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе. Созерцателей в народе довольно. Вот одним из таких созерцателей был наверно и Смердяков». Долгие годы Смердяков лелеял в груди презрение к юродивой матери и хранил обиду на отца, который отдал его на воспитание своему слуге Григорию. Достоевский подчеркнул, что в герое таилась зловещая разрушительная сила, которая позже вырвалась наружу и привела к трагическим событиям.

Автор: Зинаида Ненаглядкина

Смотрите также

В уездном городе N-ске
Музыка в русской литературе
Архитектура на картинах отечественных художников
Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.