Публикации раздела Кино

Антон Мегердичев: «Мы не делали «клоунов», мы делали героев»

«Культура.РФ» открывает серию совместных материалов с порталом «История.РФ». Сегодня читайте интервью, которое наши коллеги взяли у режиссера фильма «Движение вверх» Антона Мегердичева. Спортивная драма об известном баскетбольном матче советской сборной вышла в прокат в декабре 2017-го и уже стала самым кассовым российским фильмом в современной истории. О том, какие исторические факты пришлось изменить, как создавались экранные образы и что было важно сказать создателям – в рассказе режиссера.

— Антон, поздравляю вас с успешным прокатом картины, она явно в числе фаворитов. Почитала рецензии на фильм «Движение вверх», и, должна заметить, большинство из них положительные. Но есть среди кинокритиков и зрителей те, кто винит вас в искажении фактов и коверканье историй персонажей. Насколько эти придирки обоснованны?

— Я уже неоднократно говорил, что, если мы хотим рассказать легенду и сделать приличное кино, понятное и доступное миллионам наших сограждан, а не только тем, кто в теме, мы обречены что-то придумывать. Сценарист, когда конструирует историю, обречен на некое придумывание для того, чтобы в два часа уместить наиболее яркие эпизоды жизни абсолютно реальных людей. В общем-то, у нас и была такая цель. Сценарий писался таким образом, чтобы быть близким к характеру (персонажей. — Прим. ред.). Это не знак равенства между персонажем фильма и его прототипом, но все-таки мы хотели в той или иной степени «попасть» в характер. Где нам это удалось, а где нет — это уже решать зрителям и критикам.

— Что именно вы изменили и почему?

— Мы позволяли себе брать некие события из жизни этих персонажей и менять их во времени. Условно говоря, мы вставляли в тот или иной временной отрезок событие, которое произошло годом позже, и так далее. Еще раз подчеркиваю: этот фильм снят для всех наших сограждан, любителей и не любителей этой темы. Он сделан для того, чтобы зрители заглянули в интернет и узнали историю, — другим способом это сделать, я считаю, невозможно.

— И тем не менее вы пошли навстречу вдове тренера Владимира Кондрашина: я читала, что ей не понравились многие сцены фильма, и их в итоге вырезали, а персонажу Владимира Машкова, во избежание новых разногласий, даже дали другую фамилию — Гаранжин.

— Да, мы убрали все, что можно было убрать. На мой взгляд, фильм очень здорово изменили с точки зрения художественного произведения, сделали его более ровным. Но почему-то мне кажется, что они (родные Кондрашина. — Прим. ред.) находятся под влиянием каких-то нечистоплотных людей, поскольку продюсерам до конца все равно не удалось договориться с ними.

Главное – не внешность, а характер

— Все спортсмены у вас в фильме как на подбор: высокие, хорошо сложенные – настоящие баскетболисты. Сложно было подобрать такой каст?

— Кастинг был непростой, но мы не гнались за внешним сходством. Мы больше всего хотели попасть в образ, в тот характер, который нам нужен в картине. Понимаете, мы не делали «клоунов», мы делали героев. Героев, о которых у нас на тот момент мало кто помнил, а сейчас, я надеюсь, будут помнить.

— Кстати, эту тему отчасти затронул в своем интервью Иван Колесников, сыгравший баскетболиста Александра Белова. Сравнивая «Движение вверх» с фильмом «Легенда № 17», над которым работала та же команда продюсеров, он отметил, что «хоккеем в нашей стране интересуется гораздо больше людей, чем баскетболом», поскольку последний вид спорта «гораздо менее смотрибельный». Вы согласны с этим?

— Справедливости ради, я скажу, что в тот момент, когда выходила «Легенда № 17», фамилия Харламов ассоциировалась с актером Гариком «Бульдогом» Харламовым на порядок выше, чем с хоккеистом. Наше советское прошлое все дальше и дальше от нас. Поэтому вообще делать такие фильмы – сложное дело.

— А как вы наткнулись на эту историю? Вдохновились книгой Сергея Белова?

— Нет, этот фильм мне предложил снять Леонид Верещагин, генеральный продюсер компании «ТРИТЭ». Через год мне был предоставлен сценарий. Я его изучил, прочитал в интернете о судьбах всех этих людей, уже потом прочитал книгу Белова и понял, что это необходимо сделать.

— Фильм вышел в прокат практически накануне Олимпийских игр в Южной Корее. Это простое совпадение или так было задумано?

— Безусловно, это абсолютная случайность. Беседа на тему этого фильма шла еще в 2013 году, а в 2014-м я подписал контракт на съемки. Тогда еще была совершенно другая ситуация (с нашими олимпийцами. — Прим. ред.), и никто не знал, когда картина выйдет на экраны.

Белов страдал, но играл до последнего

— Какая у этого фильма главная идея? О чем он прежде всего – о силе духа отдельного человека или о спасительном единении, становлении команды?

— Для меня, конечно, интересно то, что это были люди разных национальностей. Безусловно, в этом есть некая советская действительность, которая, как Атлантида, ушла от нас навсегда — вряд ли уже люди будут так дружить и быть одним целым, как тогда, хотя кто знает… Что касается главной идеи, то она заключается в том, что человек должен прежде всего победить себя. Каждый из персонажей этого фильма прошел свой путь, у каждого была своя арка, когда он должен был в первую очередь превзойти себя и даже в какой-то степени отказаться от своих убеждений, переосмыслить их. И только тогда получается совершенно ошеломляющий результат и все стены рушатся.

— Согласна, каждый из героев проходит свое испытание, и оно не из легких. Самой трагичной мне, конечно, показалась история Александра Белова. Он ведь действительно страдал от болей в сердце и умер молодым…

— Да, в 1976 году Александр Белов действительно скончался от саркомы сердца на 27-м году жизни. Другое дело, что на Олимпиаде в Мюнхене он еще ничего не знал о своей болезни. Но мы позволили себе поменять время и место, для того чтобы сделать историю более емкой. А все, что было показано в картине, на самом деле произошло с ним потом. Кондрашин выпускал его играть, и ему нельзя было резко бросать тренировки, потому что это только ухудшало его состояние. Он играл до последнего. Все это было, только время и место мы позволили себе изменить.

Автор: Екатерина Соловьёва

Смотрите также

Карен Шахназаров: «Я восхищаюсь Толстым, но он был живой человек»
Интервью с генеральным директором «Мосфильма».
Виктор Сухоруков: «Культура не может умереть»
Интервью актера порталу «Культура.РФ».
Юрий Грымов: «Не мир крутится вокруг вас, а вы вокруг него»
«Культура.РФ» расспросила режиссера, свободен ли он в своем выборе, зачем современный зритель идет в театр и какие опасности таит в себе «дивный» мир XXI века.