Войти Версия для слабовидящих
Популярное
  • 1964
  • Сказка, Сказки и мультфильмы
  • Александр Роу
  • 84 мин
  • 1960
  • Сказка, Сказки и мультфильмы
  • Александр Роу
  • 74 мин
  • 1978
  • Мелодрама, Драма
  • Павел Любимов
  • 91 мин

«Я не признаю слова «играть»... На сцене жить нужно»

Царственно-эксцентричная Фуфа с фамилией чеховской героини. На театральных афишах имя Раневской неизменно стояло перед фразой «и прочие...», а зрители все равно приходили на спектакли только для того, чтобы увидеть ее на сцене.

Ляля в «Подкидыше», Настасья Тимофеевна в «Свадьбе», мачеха в «Золушке», фрекен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся». Кстати, обаятельная домоправительница из «Карлсона...» даже внешне похожа на знаменитую актрису.

Раневская противоречива: отпуская язвительные шутки и свободно пользуясь обсценной лексикой, Раневская тонко чувствовала поэзию и художественную прозу. Став одной из самых известных актрис XX века, она сокрушалась о несыгранных ролях и стыдилась того, что сделало ее знаменитой...

Из очерка Фаины Раневской «Шлюха-судьба»:

<...> «Кто-то сказал, кажется, Стендаль: «Если у человека есть сердце, он не хочет, чтобы его жизнь бросалась в глаза». И это решило судьбу книги. Когда она усыпала пол моей комнаты – листья бумаги валялись обратной стороной, т. е. белым, и было похоже, что это мертвые птицы.

«Воспоминания» – невольная сплетня.

…Писать должны писатели, а актерам положено играть на театре.

<...>

Я очень хорошо знаю, что талантлива, а что я создала? Пропищала, и только.

<...>

…В пять лет была тщеславна, мечтала получить медаль за спасение утопающих… У дворника на пиджаке медаль, мне очень она нравится, я хочу такую же, но медаль дают за храбрость, объясняет дворник. Теперь медали, ордена держу в коробке, где нацарапала: «Похоронные принадлежности».

Актрисой себя почувствовала в пятилетнем возрасте. Умер маленький братик, я жалела его, день плакала. И все-таки отодвинула занавеску на зеркале – посмотреть, какая я в слезах.
Всегда завидовала таланту: началось это с детства. Приходил в гости к старшей сестре гимназист – читал ей стихи, флиртовал, читал наизусть. Чтение повергало меня в трепет. <...>

В детстве я увидела фильм, изображали сцену из «Ромео и Джульетты». Мне было 12. По лестнице взбирался на балкон юноша неописуемо красивый, потом появилась девушка неописуемо красивая, они поцеловались, от восхищения я плакала, это было потрясение…

<...>


В театральную школу принята не была – по неспособности.

Восхитительная Гельцер устроила меня на выходные роли в летний малаховский театр.

Представляя меня антрепризе театра, Екатерина Васильевна сказала: «Знакомьтесь, это моя закадычная подруга Фанни из перефилии».

Гельцер неповторима и в жизни, и на сцене. Я обожала ее. Видела все, что она танцевала.

Такого темперамента не было ни у одной другой балерины. Гельцер – чудо!

Первым учителем был Художественный театр. В те годы Первой мировой войны жила я в Москве и смотрела по нескольку раз все спектакли, шедшие в то время.

<...>

Крым. Сезон в крымском городском театре. Голод. «Военный коммунизм». Гражданская война. Власти менялись буквально поминутно. Было много такого страшного, чего нельзя забыть до смертного часа и о чем писать не хочется. А если не сказать всего, значит, не сказать ничего. Потому и порвала книгу.

В Крыму, когда менялись власти почти ежедневно, с мешком на плечах появился знакомый член Государственной думы Радаков. Сказал, что продал имение и что деньги в мешке, но они уже не годны ни на что, кроме как на растопку.

В Крыму в те годы был ад. Шла в театр, стараясь не наступить на умерших от голода. Жили в монастырской келье, сам монастырь опустел, вымер – от тифа, от голода, от холеры. Сейчас нет в живых никого, с кем тогда в Крыму мучились голодом, холодом, при коптилке.

<...>

О Волошине. Среди худущих, изголодавшихся его толстое тело потрясало граждан, а было у него, видимо, что-то вроде слоновой болезни. Я не встречала человека его знаний, его ума, какой-то нездешней доброты. Улыбка у него была какая-то виноватая, всегда хотелось ему кому-то помочь. В этом полном теле было нежнейшее сердце, добрейшая душа. Однажды, когда Волошин был у нас, началась стрельба. Оружейная и пулеметная. Мы с Павлой Леонтьевной упросили его не уходить, остаться у нас. Уступили ему комнату. Утром он принес нам эти стихи – «Красная пасха».

<...>

Я познакомилась с Ахматовой очень давно. Я тогда жила в Таганроге. Прочла ее стихи и поехала в Петербург. Открыла мне сама Анна Андреевна. Я, кажется, сказала: «Вы мой поэт», – извинилась за нахальство. Она пригласила меня в комнаты – дарила меня дружбой до конца своих дней.

<...>

…В первый раз, придя к ней в Ташкенте, я застала ее сидящей на кровати. В комнате было холодно, на стене следы сырости. Была глубокая осень, от меня пахло вином.

– Я буду вашей madame de Lambaille, пока мне не отрубили голову – истоплю вам печку.

– У меня нет дров, – сказала она весело.

– Я их украду.

– Если вам это удастся – будет мило.

Большой каменный саксаул не влезал в печку, я стала просить на улице незнакомых людей разрубить эту глыбу. Нашелся добрый человек, столяр или плотник, у него за спиной висел ящик с топором и молотком. Пришлось сознаться, что за работу мне нечем платить. «А мне и не надо денег, вам будет тепло, и я рад за вас буду, а деньги что? Деньги – это еще не все».


Я скинула пальто, положила в него краденое добро и вбежала к Анне Андреевне.

– А я сейчас встретила Платона Каратаева.

– Расскажите…

<...>

…Не встречала никого пленительней, ослепительней Пастернака. Это какое-то чудо. Гудит, а не говорит, и все время гудит, что-то читая…

Люди, дающие наслаждение, – вот благодать!

Борис Пастернак слушал, как я читаю «Беззащитное существо», и хохотал по-жеребячьи.

<...>

…Вот что я хотела бы успеть перечитать: Руссо – «Исповедь», Герцен – «Былое и думы», Толстой – «Война и мир», Вольтер – «Кандид», Сервантес – «Дон-Кихот». Данте. Всего Достоевского.

«Души же моей он не знал, потому что любил ее». Толстой.

<...>

Сейчас слушала «Карнавал» Шумана по радио. Плакала от счастья. Пожалуй, стоить жить, чтобы такое слушать.

<...>

«Успех» – глупо мне, умной, ему радоваться. Я не знала успеха у себя самой… Одной рукой щупает пульс, другой играет…

<...>

Странно – абсолютно лишенная (тени) религиозной, я люблю до страсти религиозную музыку. Гендель, Глюк, Бах!

…Наверное, я чистая христианка. Прощаю не только врагов, но и друзей своих.

«Перед великим умом склоняю голову, перед Великим сердцем – колени». Гете.
И я с ним заодно. Раневская.

Из Парижа привезли всю Тэффи. Книг 20 прочитала. Чудо, умница.

Перечитываю Бабеля в сотый раз и все больше и больше изумляюсь этому чуду убиенному.

80 лет – степень наслаждения и восторга Толстым. Сегодня я верю только Толстому. Я вижу его глазами. Все это было с ним. Больше отца – он мне дорог, как небо. Как князь Андрей. Я смотрю в небо и бываю очень печальна.

<...>

«Просящему дай». Евангелие. А что значит отдавать и не просящему? Даже то, что нужно самому?

<...>

…На ночь я почти всегда читаю Пушкина. Потом принимаю снотворное и опять читаю, потому что снотворное не действует. Я опять принимаю снотворное и думаю о Пушкине.

<...>

Принесли собаку, старую, с перебитыми ногами. Лечили ее добрые собачьи врачи. Собака гораздо добрее человека и благороднее. Теперь она моя большая и, может быть, единственная радость. Она сторожит меня, никого не пускает в дом. Дай ей Бог здоровья!

<...>

Увидела на балконе воробья – клевал печенье. Стало нравиться жить на свете. Глупо это…

Для некоторых старость особенно тяжела и трагична. Это те, кто остался Томом и Гекки Финном.

…У меня хватило ума глупо прожить жизнь. Живу только собой – какое самоограничение.

…Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи».

  • 1934
  • Драма
  • Михаил Ромм
  • 63 мин
  • 1958
  • Мюзикл, Комедия
  • Александр Файнциммер
  • 87 мин
  • 1944
  • Комедия
  • Исидор Анненский
  • 61 мин
  • 1941
  • Драма, Социальная тематика
  • Михаил Ромм
  • 99 мин
  • 1947
  • Комедия
  • Григорий Александров
  • 102 мин
  • 1949
  • Драма
  • Григорий Александров
  • 104 мин
  • Мелодрама
  • Анатолий Эфрос
  • 1978
  • 144 мин

Государственный академический театр им. Моссовета

  • 1947
  • Сказка, Сказки и мультфильмы
  • Надежда Кошеверова
  • 84 мин
Прямая трансляция 21 ноября, в 19:00. Концертный зал им. П.И. Чайковского

Айлен Притчин, Андрей Гугнин

Прямая трансляция 20 ноября, в 19:30. «Ленфильм-клуб»

Открытие кинофестиваля «Начало»

Прямая трансляция 20 ноября, в 19:00. Камерный зал Филармонии

Музыкальный калейдоскоп

Прямая трансляция 20 ноября, в 19:00. Концертный зал им. П.И. Чайковского

Рождение Европы. Музыка XII–XVII веков

Режиссер с «мультяшной» фамилией

В день рождения Вячеслава Котеночкина

Основатель Товарищества передвижников

Русский живописец Иван Крамской

Раскрываем секреты картины Василия Поленова

Что именно сказитель былин Никита Богданов рисовал на песке

Поэзия русской жизни на картинах Михаила Нестерова

Видеогалерея ко дню рождения художника

Учись, студент

Видеоролик из фильмов с Александром Демьяненко

Академик живописи Алексей Саврасов

Русский мастер лирического пейзажа

Первое мероприятие пройдет уже 1 декабря.

Подробнее

В нем примут участие 88 конкурсантов из 21 российского города.

Подробнее

В Лондоне, Эдинбурге и других городах покажут новинки российского кинематографа.

Подробнее

Церемония открытия состоялась в Главном штабе Эрмитажа.

Подробнее

Он оказал большое влияние на развитие архитектуры и дизайна XX века.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть