КАКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЛЕЖИТ В ОСНОВЕ ФИЛЬМА «ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ»?

Отвечает Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, доктор филологических наук, профессор Литературного института (Москва), исследователь творчества и биографии Михаила Булгакова
КАКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЛЕЖИТ В ОСНОВЕ ФИЛЬМА «ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ»?
Отвечает Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, доктор филологических наук, профессор Литературного института (Москва), исследователь творчества и биографии Михаила Булгакова
Напечатана и поставлена пьеса «Иван Васильевич» была только через много лет после смерти автора.
Источник фильма легко сегодня узнать, набрав в интернете два слова — «Булгаков» и «пьесы»... Это пьеса Михаила Булгакова под названием «Иван Васильевич».

Ее история достаточно сложна. 8 декабря 1933 года Булгаков делает первые наброски новой пьесы, а 9 января 1934 года, как запишет Елена Сергеевна (Елена Сергеевна Булгакова — супруга писателя. — Прим. ред.) в дневнике, «сцена за сценой — намечает пьесу». Она спрашивает — в какой театр? «С моей фамилией — никуда не возьмут. Даже если и выйдет хорошо». После краха — снятия всех пьес Булгакова в 1928-1929 годах — на сцене с весны 1932 года идет только одна его пьеса, «Дни Турбиных».

В новой пьесе «Блаженство» машина времени, изобретенная инженером Рейном, заносит героев в будущее, которое и должно представлять собой блаженную страну — то самое светлое будущее, которое СССР строит уже много лет. И тамошнее начальство предлагает изобретателю, выражая самую суть послеоктябрьской власти, сдать машину государству. В ответ на уговоры Рейн говорит: «Я понял. Я пленник, вы не отпустите меня». И герои бегут из малосимпатичного будущего в свое время…

Булгаков читает пьесу друзьям, им нравится. 25 апреля 1934 года он читает ее труппе Театра сатиры — и пишет затем своему другу, философу и литературоведу Павлу Попову: «Очень понравился всем первый акт и последний (в них действует Иван Грозный, который в этой пьесе — лицо эпизодическое. — Прим. авт.). Но сцены в «Блаженстве не приняли никак. Все единодушно вцепились и влюбились в Ивана Грозного. Очевидно, я что-то совсем не то сочинил». Могу себе представить, в каком перепуге все были от того, каким непривлекательным оказался далекий, но вожделенный коммунизм!

31 апреля режиссеры и актеры театра были в гостях у Булгаковых:
«Все они насели на М[ихаила] А[фанасьевича Булгакова] с просьбой переделок, согласны на длительный срок, скажем 4 месяца. Им грезится какая-то смешная, с Иваном Грозным, с усечением будущего. Они считают, что это уже есть, как зерно, в пьесе, в первом появлении Ивана Грозного».

Из дневника Елены Сергеевны Булгаковой
Но Булгаков с головой погружен в завершение романа «Мастер и Маргарита». В сентябре театр снова напоминает о себе — режиссер просит «из «Блаженства» сделать комедию, в которой бы Иван Грозный действовал в современной Москве». Но работа все время перебивается другими: теперь Булгаков занят пьесой о Пушкине, торопясь к постановке пьесы в дни так называемого юбилея — столетия со дня смерти.

2 октября 1935 года: «Радостный вечер! — записывает Елена Булгакова. — Миша читал «Ивана Васильевича» с бешеным успехом — у нас в квартире… все хохотали... Хотят пьесу пускать в работу немедленно».

7 октября Булгаков сдает комедию в Театр сатиры, а 17 октября Елена Сергеевна записывает: «Замечательное сообщение об «Иване Васильевиче». Пять человек в реперткоме (репертуарный комитет — это театральная цензура. — Прим. авт.) читали пьесу, все искали, нет ли в ней чего подозрительного. Так ничего и не нашли. Миша говорит: «Чего они там ищут?!» Замечательная фраза: а нельзя ли, чтоб Иван Грозный сказал, что теперь лучше, чем тогда?»

20 октября к больному Булгакову домой приезжают из театра и реперткома. Реперткомовский чиновник «никак не решается разрешить пьесу. Сперва искал в ней какую-то вредную идею. Когда не нашел, стал расстраиваться от мысли, что в ней никакой идеи нет. Истязал этими вопросами Мишу. Такие разговоры вести невыразимо мучительно. Уехал, сказав, что пьесу будет читать еще раз вечером. <…> Бессмысленная трусость и подхалимство — вот причина всех этих дел!» (из дневника Елены Сергеевны Булгаковой)

29 октября приходит наконец разрешение на постановку. 1936 год начинается надеждами Булгакова на постановку трех пьес — «Мольер», «Александр Пушкин», «Иван Васильевич». Но жизнь в «стране Блаженства» идет заведенным порядком: после девяти спектаклей «Мольера» во МХАТе в газете «Правда» появляется разгромная статья о спектакле под заголовком «Внешний блеск и фальшивое содержание». «Как только прочитали ее, — записывает Елена Булгакова в дневнике, — Миша сказал: «Мольеру» и «Ивану Васильевичу» конец». Днем пошли в театр (во МХАТ. — Прим. авт.).«Мольера» сняли».

13 мая в Театре сатиры проходит генеральная репетиция «Ивана Васильевича» — без публики, смотрят только чиновники. Елена Сергеевна записывает: «…к концу пьесы, даже не снимая пальто... вошел в зал Фурер — кажется, он из МК партии. <…> Немедленно после генеральной пьеса была запрещена».

Напечатана и поставлена пьеса «Иван Васильевич» была только через много лет после смерти автора.
Источник фильма легко сегодня узнать, набрав в интернете два слова — «Булгаков» и «пьесы»... Это пьеса Михаила Булгакова под названием «Иван Васильевич».

Ее история достаточно сложна. 8 декабря 1933 года Булгаков делает первые наброски новой пьесы, а 9 января 1934 года, как запишет Елена Сергеевна (Елена Сергеевна Булгакова — супруга писателя. — Прим. ред.) в дневнике, «сцена за сценой — намечает пьесу». Она спрашивает — в какой театр? «С моей фамилией — никуда не возьмут. Даже если и выйдет хорошо». После краха — снятия всех пьес Булгакова в 1928-1929 гг. — на сцене с весны 1932 года идет только одна его пьеса, «Дни Турбиных».

В новой пьесе «Блаженство» машина времени, изобретенная инженером Рейном, заносит героев в будущее, которое и должно представлять собой блаженную страну — то самое светлое будущее, которое СССР строит уже много лет. И тамошнее начальство предлагает изобретателю, выражая самую суть послеоктябрьской власти, сдать машину государству. В ответ на уговоры Рейн говорит: «Я понял. Я пленник, вы не отпустите меня». И герои бегут из малосимпатичного будущего в свое время…

Булгаков читает пьесу друзьям, им нравится. 25 апреля 1934 года он читает ее труппе Театра сатиры — и пишет затем своему другу, философу и литературоведу Павлу Попову: «Очень понравился всем первый акт и последний (в них действует Иван Грозный, который в этой пьесе — лицо эпизодическое. — Прим. авт.). Но сцены в «Блаженстве» не приняли никак. Все единодушно вцепились и влюбились в Ивана Грозного. Очевидно, я что-то совсем не то сочинил». Могу себе представить, в каком перепуге все были от того, каким непривлекательным оказался далекий, но вожделенный коммунизм!

31 апреля режиссеры и актеры театра были в гостях у Булгаковых:

«Все они насели на М[ихаила] А[фанасьевича Булгакова] с просьбой переделок, согласны на длительный срок, скажем 4 месяца. Им грезится какая-то смешная, с Иваном Грозным, с усечением будущего. Они считают, что это уже есть, как зерно, в пьесе, в первом появлении Ивана Грозного». (Из дневника Елены Сергеевны Булгаковой)

Но Булгаков с головой погружен в завершение романа «Мастер и Маргарита». В сентябре театр снова напоминает о себе — режиссер просит «из «Блаженства» сделать комедию, в которой бы Иван Грозный действовал в современной Москве». Но работа все время перебивается другими: теперь Булгаков занят пьесой о Пушкине, торопясь к постановке пьесы в дни так называемого юбилея — столетия со дня смерти.

2 октября 1935 года: «Радостный вечер! — записывает Елена Булгакова. — Миша читал «Ивана Васильевича» с бешеным успехом — у нас в квартире… все хохотали… Хотят пьесу пускать в работу немедленно».

7 октября Булгаков сдает комедию в Театр сатиры, а 17 октября Елена Сергеевна записывает: «Замечательное сообщение об «Иване Васильевиче». Пять человек в реперткоме (репертуарный комитет — это театральная цензура. — Прим. авт.) читали пьесу, все искали, нет ли в ней чего подозрительного. Так ничего и не нашли. Миша говорит: «Чего они там ищут?!» Замечательная фраза: а нельзя ли, чтоб Иван Грозный сказал, что теперь лучше, чем тогда?»

20 октября к больному Булгакову домой приезжают из театра и реперткома. Реперткомовский чиновник «никак не решается разрешить пьесу. Сперва искал в ней какую-то вредную идею. Когда не нашел, стал расстраиваться от мысли, что в ней никакой идеи нет. Истязал этими вопросами Мишу. Такие разговоры вести невыразимо мучительно. Уехал, сказав, что пьесу будет читать еще раз вечером. <…> Бессмысленная трусость и подхалимство — вот причина всех этих дел!» (Из дневника Елены Сергеевны Булгаковой)

29 октября приходит наконец разрешение на постановку. 1936 год начинается надеждами Булгакова на постановку трех пьес — «Мольер», «Александр Пушкин», «Иван Васильевич». Но жизнь в «стране Блаженства» идет заведенным порядком: после девяти спектаклей «Мольера» во МХАТе в газете «Правда» появляется разгромная статья о спектакле под заголовком «Внешний блеск и фальшивое содержание». «Как только прочитали ее, — записывает Елена Булгакова в дневнике, — Миша сказал: «Мольеру» и «Ивану Васильевичу» конец». Днем пошли в театр (во МХАТ. — Прим. авт.). «Мольера» сняли».

13 мая в Театре Сатиры проходит генеральная репетиция «Ивана Васильевича» — без публики, смотрят только чиновники. Елена Сергеевна записывает: «…к концу пьесы, даже не снимая пальто... вошел в зал Фурер — кажется, он из МК партии. <…> Немедленно после генеральной пьеса была запрещена».

Напечатана и поставлена пьеса «Иван Васильевич» была только через много лет после смерти автора.
Материалы по теме