Иркутская область, Боханский район, посёлок Бохан...
Народное исполнительство

Колыбельные боханских и осинских бурят

Этнос:
Западные буряты
Конфессия:
Шаманизм, православие, ламаизм
Язык:
бурятский язык, эхирит-булагатское наречие, боханский говор

Колыбельные песни и укачивания у боханских и осинских бурят, относящиеся к внутрисемейной, интимной области традиционной культуры, широко распространены и в настоящее время. Для обозначения колыбельных используются термины «үлгын дуун» (колыбельная песня), «бүхэе унтуулха» (крепко убаюкать), «бүүбэй унтуулха» (ребенка убаюкать), «дяадяа унтышта» (ребенка усыпить), «бүүвэйхын» и «бай-бай / баю-баю». Последние термины основаны на непереводимых словах-символах, закрепленных за этим жанром. Укачивания неоднородны по музыкально-словесной организации и разделяются на несколько групп, соответствующих ведущим жанровым традициям бурятской музыкальной культуры – песенной, эпической и другим. Таким образом, колыбельные выполняют не только прикладную и охранительно-магическую, но и воспитательную функции, поскольку их посредством происходит естественное усвоение ребенком интонационных норм родной культуры.

Традиция колыбельных песен и укачиваний у идинских бурят, проживающих в Боханском и Осинском районах Иркутской области, в настоящее время сохраняет свое живое бытование. Она относится к особой и чрезвычайно важной области бурятской традиционной культуры. Колыбельные, поющиеся матерью, отцом или другим ближайшим родственником малышу во время его усыпления, являются формой близкого общения с ребенком, средством его успокоения и магической защиты, а также способом традиционного музыкального воспитания. Такое общение не предполагает присутствия посторонних, что делает традицию колыбельных относительно закрытой. Отчасти по этой причине колыбельные укачивания так долго оставались «белым пятном» бурятской фольклористики.

Колыбельные песни и укачивания существенно различаются в музыкально-стилистическом отношении. Большинство из них в своих музыкально-композиционных, мелодических, ритмических и некоторых поэтических характеристиках отражает всё интонационное и жанровое многообразие песенной традиции идинских бурят, демонстрируя основные песенные стили.

Подавляющее большинство колыбельных, представляющих идинскую песенную традицию, содержит слова-символы бүүбэй, бүүвэй, ѳѳбѳй и заимствованные у русских бай, баю, баюшки, нередко занимающие весь раздел поэтического текста. Имеются также разделы, в которых слова-символы соединяются с полнозначным словом или словосочетанием — ласковым обращением к ребенку. Наконец, в текстах колыбельных присутствуют поэтические полнозначно-текстовые строки, по своему устройству не отличающиеся от песенных. Они могут образовывать двухстиховые последовательности, основанные на начальной рифме. Иногда двустишия образуют четырехстиховую строфу, объединенную внутренней аллитерацией.

В редких случаях колыбельные не содержат звукосимволических слов (аудиопример 01, видеопример 01), однако в их текстах упоминаются реалии, связанные с уходом за грудным ребенком (укладывание в колыбель, заворачивание в пеленку из овчины и другие).

Поэтические периоды колыбельных содержат чаще всего три, реже два или четыре слова. Их продолжительность может составлять от 6 до 11 слогов. В некоторых примерах наблюдается выравнивание стиха по слоговой величине, при этом значительно преобладают 7-слоговые стихи.

Для музыкальной композиции колыбельных характерно чередование одинаковых по длительности мелодических периодов одного или двух типов, соответствующих стиху (АААА… или АВАВ…). Мелодико-стиховые периоды отделяются друг от друга мелодической и ритмической повторностью и/или паузами. Музыкально-поэтические периоды могут объединяться попарно по типу песенных, а в отдельных случаях группируются в четырехстиховые строфы.

По музыкально-стилистическим характеристикам колыбельные, связанные с песенной традицией, распадаются на несколько групп. Так, напевы части колыбельных своими интонациями напоминают долгие, протяжные песни сэгэ зугаа, звучащие на застольях, а также медленные хороводные напевы хатар нааданай дуун (аудиопримеры 01, 02). Их неторопливо развертывающаяся мелодика, основанная на трех-четырех звуках в объеме кварты или квинты, богато орнаментирована мелодическими украшениями, что соотносится со стилем «долгих песен» утар татаад зугаа (протяжная песня). Другие колыбельные регулярностью ритмики и почти полным отсутствием распевов напоминают стиль скорых песен тургэн зугаа (аудиопримеры 03, 04, 05; видеопример 02). Есть также колыбельные промежуточного типа (аудиопример 06, видеопример 01), что соотносится с наличием у бурят «средних песен» дуундэ зугаа.

Сходство с жанрами песенной традиции подчеркивается существованием типовых песенных напевов, на которые распевается большая группа словесных текстов. Такие напевы или их узнаваемые интонации встречаются, например, в застольных и танцевально-игровых песнях хатар нааданай дуунууд.

Параллели со стилистикой бурятского кругового танца ёохор проявляются во включении в текст колыбельных характерных призывов к пляске «Хатар, хатар, хатархаш» или «Дэбхэр, дэбхэр, дэбхэрье»:

 

Баю, баю, баюудаа,

Баабайн дяадяа, баюудаа,

Баю согоо унтымаа.

Баю, баю, баюугээд,

Иибиин дяадяа ѳбэйдѳѳ.

Баю, баю, баюугээд

Баю согоо унтыштаа.

Унтаад боодоод наадахаш.

Баю, баю, баюудаа,

Баабайн дяадяа, баюудаа,

Хатар, хатар, хатархаш,

Хадамай басаган олдохош.

Дэбхэр, дэбхэр, дэбхэрье,

Дэгэл малгай олдохо.

Баю, баю, баюудаа,

Баабайн дяадяа, баюудаа,

Баю согоо унтыштаа

Баю, баю, баюудаа,

Дайдын ушар буухарыштаа.

Баю, баю, баюудаа,

Баабайн дяадяа унтыштаа.

 

Баю, баю, баюшки,

Папин ребенок, баюшки,

Спи в кроватке, засыпай.

Баю, баю, баюшки,

Мамин ребенок в люльке.

Баю, баю, баюшки,

Спи в кроватке, засыпай.

Проснешься — будешь играть.

Баю, баю, баюшки,

Папин ребенок, баюшки,

Танец, танец танцевать —

Девушка-невеста найдется.

Прыгать, прыгать, скакать —

Шуба и шапка найдется.

Баю, баю, баюшки,

Папин ребенок, баюшки,

Спи в кроватке, засыпай.

Баю, баю, баюшки,

Чтоб не видел земных горестей,

Баю, баю, баюшки,

Папин ребенок, засыпай (аудиопример 08).

На один и тот же напев могут импровизироваться колыбельные тексты разного содержания. В целом, приоритетность в колыбельных импровизируемых поэтических текстов, по-видимому, не исключает существования и текстов устоявшихся. Например, варианты этого укачивания можно встретить не только у боханско-осинских, но и у других этнолокальных групп бурят [См. Библиографию №2, с. 190; 3, Т. 3, с. 57-58; 9, с. 133-134]:    

 

Хара хони хотондоо,

Хара нохой уяандаа.

Буубэ, буубэ, буубэйхэн,

Унтыш хубуун буубэйхэн.

 

Черная овца в загоне,

Черная собака на привязи.

Баю, баю, баюшки,

Усни, сыночек, баюшки (аудиопример 09).

Некоторые колыбельные распеваются на мелодии в стиле бурятских песен советского времени. В качестве примера можно привести укачивание, мелодия которого основана на нетипичной для идинских бурят пентатонике (аудиопример 10). Композиция строится на повторе четырехстиховой мелострофы, в которой границы мелодических периодов соответствуют границам разделов поэтического текста (ААВС).

Идинская коллекция также включает колыбельное укачивание, отличающееся своеобразием мелодики и необычностью композиции. Его характерной особенностью является соответствие одного мелодического периода двум стихам поэтическогго текста. Пауза внутри мелодического периода, прерывающая звукосимволическое слово баю, не совпадает с границей стиха, а грани мелодических построений, возникающие благодаря повторности кратких отивов не совпадают с членением поэтического текста (аудиопример 11). Аналогии такого композиционного строения, довольно редкого для бурятской традиции, можно найти в хороводных песнях хатар нааданай дуун, записанных крупнейшим исследователем бурятского фольклора Д.С. Дугаровым [См. Библиографию №3, Т. 3, с. 39, с. 108].

Отличие колыбельных, по стилистике соответствующих песенной традиции, от собственно песен, помимо наличия звукосимволических слов, заключается в нестабильности сочетания различных мелодических периодов в одном образце, а также в вокально-тембровых характеристиках, в частности, в спокойной и ненапряженной манере интонирования. 

В традиции боханских и осинских бурят есть и такие колыбельные, которые отражают нормы иных жанровых традиций. Исполнители называют их укачиваниями (дяадяа унтыхта, бай-бай), а не песнями (аудиопример 12, видеопример 03). При интонационном единстве всех жанров песенной традиции колыбельные отличаются нестабильной протяжённостью лежащего в их основе стиха — от 5 до 9 слогов в пределах одного образца. Параллель этому явлению можно найти у хори-бурят в укачиваниях, связанных с традицией поющихся скотоводческих заговоров [См. Библиографию №4]. Кроме того, можно отметить связи одного из идинских «непесенных» укачиваний (видеопример 03) с западнобурятской эпической традицией, которые выражаются в свободном чередовании различных мелодических периодов в композиции напевов.

Традиция колыбельных у идинских, как и у других групп бурят, сохраняет свое активное бытование. Она тесно связана со всеми остальными сферами традиционной культуры: лирической, эпической, обрядовой.

Сложное устройство традиции колыбельных, проявляющееся в их музыкально-словесной организации, обусловлено широким кругом выполняемых ими культурных задач. В частности, многие исследователи отмечают охранительно-магическую функцию укачиваний, словесными и музыкальными средствами обеспечивающих защиту потомства: «считалось, что эти песни через мелодию, интонацию, ритм, и текст способствовали формированию, с одной стороны, психического здоровья («несчастный человек не слышал колыбельных песен матери»), а с другой — моделировали будущее ребенка» [См. Библиографию №5, с. 9]. Именно этим, по-видимому, объясняется возможность включения укачиваний в ритуал положения ребенка в колыбель [См. Библиографию №8, с. 39], важнейший в ряду обрядов детства. 

Колыбельные, для поэтических текстов которых характерно подчеркивание связи ребенка с отцом и матерью («мамин сынок», «папин ребенок» и т.д.), перечисление привычных хозяйственных реалий («черная овца в загоне», «собака на привязи»), описание окружающего пространства — колыбели, дома («спи в кроватке», «мамин ребенок в люльке»), служат также средством постепенного включения малыша в жизнь традиционного сообщества. «В колыбельной воссоздается гармоничная модель мира, где все находится на своих местах, в спокойствии» [См. Библиографию №1, с. 7].

Кроме того, через колыбельные, связанные со всеми основными музыкально-фольклорными жанрами и стилями идинских бурят, происходит естественное усвоение ребенком интонационных норм родной культуры.

Аудио

01 Колыбельная песня (Улгын дуун) в исполнении М.Г. Балдахановой из с. Тараса Боханского р-на Иркутской обл.
02 Колыбельная песня (Улгын дуун) в исполнении А.С. Архинчеевой из с. Хохорск Боханского р-на Иркутской обл.
03 Колыбельная песня (Улгын дуун) в исполнении Ф.П. Хонгушкеевой из с. Обуса Осинского р-на Иркутской обл.
04 Колыбельное укачивание в исполнении Ф.П. Хонгушкеевой из с. Обуса Осинского р-на Иркутской обл.
05 Колыбельное укачивание в исполнении Н.А. Гергеновой из с. Обуса Осинского р-на Иркутской обл.
06 Колыбельная песня (Улгын дуун) в исполнении В.И. Богомоловой из с. Хохорск Боханского р-на Иркутской обл
07 Колыбельное укачивание (Бухае унтулха) в исполнении О.Д. Хомоновой из с. Тараса Боханского р-на Иркутской обл.
08 Колыбельное укачивание (Бубэёо унтуулха) в исполнении Н.А. Шоболовой из с. Тараса Боханского р-на Иркутской обл.
09 Колыбельная песня (Улгын дуун) в исполнении А.С. Архинчеевой из с. Хохорск Боханского р-на Иркутской обл.
10 Колыбельное укачивание (Бухае унтулха) в исполнении А.А. Ханхагшиновой из с. Хокта Осинского р-на Иркутской обл.
11 Укачивание в исполнении А.А. Хоткиной из с. Ирхидей Осинского р-на Иркутской обл.
12 Колыбельное укачивание (Дяадяа унтышта) в исполнении П.К. Бодоевой из п. Бохан Боханского р-на Иркутской обл.