Республика Адыгея, Республика Карачаево-Черкесия...
Народное исполнительство

Адыгский танец и наигрыш сандрак

Этнос:
Адыги
Конфессия:
Ислам суннитского толка
Язык:
Адыгейский, кабардино-черкесский

Танец сандрак (сандыракъ / сандарак) известен у многих народов Северного Кавказа: балкарцев, карачаевцев, осетин, имеретинцев и адыгов. У всех этих народов сандрак считается древним, исконным танцем, за исключением осетин, позаимствовавших его у черкесов.

Упоминание о сандраке встречается в нартском эпосе; о нем писали русские композиторы, изучавшие музыку народов Кавказа — М.А. Балакирев, С.И. Танеев, адыгский историк Г.Х. Мамбетов.

Этот танец окружен множеством легенд и преданий. У адыгов сандрак уходит корнями в область древних верований. Г.Х. Мамбетов характеризует сандрак как особую разновидность уджа — обрядового танца, посвященного Тха (Псатха), верховному богу адыгов, и приводит его описание.

Этот танец танцевали до изнеможения. Деревянную фигуру, изображающую Тха, ставили на некотором расстоянии (до 80 метров) от танцующих. Мужчины брали женщин, подходили к богу Тха парами, продолжая танцевать сандрак, преклонялись перед ним. Затем, не прекращая пляски, возвращались на взгорье и спускались вниз, где были установлены менгиры — древние каменные обелиски, которым также поклонялись как идолам.

Древние абхазо-адыги поклонялись камням наряду с деревьями, лесами, горами и реками. Известен один из таких камней-идолов, имевший фаллическую форму, он носил название Дыгулипху (имя дочери одного из древних адыгских богов). Место вокруг этого камня считалось священным, там совершались обряды с жертвоприношениями. Составной частью многих обрядов был сандрак — танец в честь великого бога Тха.

Таков, например, обряд Тхашхоудж, призванный обеспечить рождение детей у молодых людей, вступивших в брак. Во время этого обряда сандрак танцевали супружеские пары, а также молодые женщины, желающие излечиться от бесплодия.

В предании о Дыгулипхе рассказывается, что у священного камня-менгира совершали обряд, включавший сандрак — пляску великого Тха. В определенный момент к танцующим должна была подойти свекровь вместе со своей молодой невесткой, вышедшей замуж в текущем году. До этого дня невестка не имела права включаться в хозяйственные работы вместе с членами своей новой семьи. Гуаша (свекровь) говорила кому-либо из собравшихся: «Во имя души твоей матери, пройдись пляской под руку с моей невесткой» [см. Библиографию №7, С. 48]. Так свекровь передавала мужчинам очередь плясать с ее невесткой, которая должна была танцевать сандрак с обнаженной грудью.  Обнажение грудей перед менгиром. вероятно, символизировало желание и готовность женщины стать матерью. В этом архаическом ритуале женщина принимает на себя роль сакрального существа как источник и дарительница жизни.

Хотя танец сандрак относится к древнейшему пласту адыгской культуры, его следы были обнаружены исследователями и в ХХ веке. Учитель и краевед Н. Талицкий в 1909 году писал: «Особенно оригинален танец сандрака, сохранившийся у черкесов, по их словам, от языческого времени. Его исполняют попарно и мужчины, и женщины. Он отличается необыкновенно живым и быстрым темпом. Для этого танца двое мужчин или женщин берутся за руки крест-накрест и выделывают ногами необыкновенно быстрые па, двигаясь постепенно вперед и кругом по сакле. Музыка соответственно танцу необыкновенно жива и энергична» [см. Библиографию №5].

В 2009 году неожиданно были получены новые сведения о танце от жительницы аула Урупского Краснодарского края. Она помнила, как сандрак танцевал на любом торжестве Хаджебий Кумафов. Он говорил: «Пока не станцую сандрак, не уйду отсюда». Кумафов танцевал с двумя девушками, которых держал под руки, выделывая при этом ногами чуть ли не акробатические номера: то подпрыгивал, то приседал, увлекая за собой партнерш, то повисал на их руках, словно испытывая их терпение и выносливость. Затем, не прекращая танца, мужчина отпускал девушек, а те, танцуя, поворачивались к нему лицом. Потом Кумафов вновь приближался к девушкам, и танец начинался заново. Хаджебий тянул девушек за собой, кружил их и запутывал рисунок танца так, чтобы партнерши устали или смутились. Но те никаким образом не должны были показать свою усталость или недовольство. Сандрак служил своеобразным испытанием для девушки. Хаджебий говорил: «Девушку, которая не умеет танцевать сандрак, не стоит брать в жены».

За долгий период своего существования сандрак прошел эволюционный путь от истового ритуального танца, связанного с репродуктивными обрядами и продолжавшегося до полного иссякания жизненных сил танцующих, до шуточных испытаний во время парного танца, которые заключались в сбивании девушки с ритма, головокружительном вращении и т.п. В настоящее время у коренного населения Адыгеи и Карачаево-Черкесии слово сандрак используется для обозначения одного из элементов парного танца, связанного с нарушением ритма и рисунка движений, созданием эффекта неожиданности благодаря резким приседаниям и наклонам.

Хотя воспоминания о первоначальной форме сандрака стерлось из коллективной памяти адыгов, сохранились его древняя мелодия и отдельные элементы хореографии, а также традиция испытывать во время танца выдержку и выносливость девушки, ее умение сохранять невозмутимость в любой, даже самой неожиданной ситуации.

Самая ранняя звукозапись мелодии сандрака была произведена в 1911 году в Армавире английскими звукоинженерами фирмы «Gramophon». Ее исполнил ансамбль Магомеда Хагауджа (1864? – 1918), состоявший из исполнителей на пщынэ (адыгской гармонике) и пхачиче (адыгской трещотке). Свою игру музыканты сопровождали хоровым пением жъыу.

Мелодия сандрака сохранилась до наших дней у западных адыгов под названием «старинный удж»; она используется для сопровождения парного танца удж-туруту. В сборнике адыгских танцевальных мелодий 1987 года эта мелодия была опубликована без названия среди наигрышей, предназначенных для сопровождения танца удж. После того, как в Адыгею были привезены из Лондона исторические записи сандрака в исполнении ансамбля Магомеда Хагауджа, мелодия вновь обрела свое забытое имя, под которым она теперь включается в современные издания адыгского фольклора.

Музыкальная композиция сандрака основана на сочетании двух построений — «колен». В главном «колене» ощущается интонационная основа щычепщына (народной адыгской скрипки): игра на открытых струнах инструмента, настроенного в квинту, опора на квартовые интонационные комплексы. Второе «колено» представляет собой отыгрыш, украшающий основную мелодию. В исполнении Хагауджа этот раздел появляется значительно реже первого; возможно, он предназначался для танцевального кружения или для поддержания куража нанцующих.

Благодаря научным изысканиям адыгейской исследовательницы А.Н. Соколовой сандрак в наши дни активно возрождается балетмейстерами как сценическая форма массового обрядового танца. Его мелодия вдохновляет современных музыкантов на создание оригинальных композиций и аранжировок.

Аудио

01 Адыгский наигрыш "Сандрак" в исполнении ансамбля М. Хагауджа. Запись 1911 г. фирмы "Граммофон"
02 Адыгский наигрыш "Сандрак" в исполнении фольклорного ансамбля "Жъыу"