Щелкунчик
Балет

Щелкунчик

Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)

Год выхода:
1966
Страна производитель:
СССР
Длительность:
142 мин.
В ролях:
Олег Рачковский
Режиссёр:
Юрий Григорович

Фрагмент из книги Бориса Львова-Анохина «Мастера большого балета» (1978):

«Обращение Ю. Григоровича к «Щелкунчику» не случайно. Эта, может быть, самая философски насыщенная и симфонически развитая партитура великого композитора долго трактовалась в плане «детского» спектакля, наивного и праздничного представления для детей. <...>

В новом сказочном балете Григоровича очень ясны жизненно-философские обобщения произведения, борьба и взаимодействие различных жизненных начал и явлений.

Чопорное, чинное шествие гостей, их церемонный гросфатер — это мещанский, прозаический, бюргерский мир. Шествие гостей сделано, по существу, на едином ритмическом ходе с некоторыми топкими юмористическими нюансами.

Первой из-за кулис появляется девочка в капоре, с руками, спрятанными в маленькую муфту, нетерпеливо семенящая на пальцах навстречу новогоднему празднику. Вслед за ней выплывают ее церемонные родители. И дальше группа гостей, один персонаж за другим, движется по просцениуму. Мальчишки выбрасывают вперед прямые, как у оловянных солдатиков, ноги. Проходят трое франтов в высоких шляпах. Две сплетницы шепчут что-то друг другу на ухо, их тщетно пытаются разъединить нетерпеливые дочери — девочки в красных шубках и капорах. Молоденькая красотка жена гордо опередила семенящего за ней старого пузатенького мужа. Все они движутся почти единообразным шагом, как марионетки. <...>

В движениях гостей есть нечто кукольное, заводное, механическое. Они дарят детям игрушки, не замечая, что сами в чем-то похожи на кукол. Где же выход из этого механического, кукольного мира взрослых, в чем переход от прозы к поэзии жизни? В напряженном ожидании чуда, в доверии и сочувствии, которыми полна душа маленькой Маши. Ей дарят куклу Щелкунчика — самую смешную, нескладную. Потом ее ломают.

Танец сломанного Щелкунчика — это миниатюрная трагикомедия, крохотный печальный гротеск, забавно выраженная боль, смешно станцованное одиночество.

Первое адажио Маши и Щелкунчика после боя — это еще не любовное адажио, это сцена благодарности за спасение, признание мужества и благородства, выражение безграничного человеческого доверия.

Танец снежинок в трактовке Григоровича — это не сказочный пейзаж, а образное выражение радостного смятения, бури чувств, счастливых и тревожных, возникающих в душе героев. Маша и Щелкунчик танцуют среди снежинок, они несутся в легком белоснежном вихре. Любовное смятение, трепет, тревога и вместе с тем хрупкая белизна, чистота, радостные взлеты и замирания чувств — вот образ этой замечательной сцены. Все поднялось, закружилось, полетело в ощущении удивительной легкости, счастливой невесомости. <...>

Все действие балета разворачивается как своеобразное сказочное «путешествие по елке», стремление к ее вершине, где мерцает таинственная звезда. <...>

Григорович прибегает в балете к масштабной, развернутой танцевальной форме. Вальс, адажио, вариации героев сливаются, объединяются единством танцевально-симфонического развития, образуя своеобразную, полифонически сложную и вместе с тем монолитную, крупную хореографическую сцену типа гран-па. <...> Победа здесь прежде всего в масштабности хореографического мышления балетмейстера. Такое решение как нельзя лучше соответствует масштабу и мощи музыки. <...>

Григорович строит спектакль на сочетаниях и контрастах различных танцевальных пластов: здесь и гротесковый ход гостей, и «механические» движения кукол, и полетный, целеустремленный танец героев балета, и причудливая эксцентрическая пластика Дроссельмейера. Нужно было обладать безупречным чувством меры, чтобы объединить все эти пластические линии в единой, гармонически ясной танцевальной картине. <...>

Григорович создал настоящий сказочно-философский спектакль, наивный и мудрый, красивый и добрый. Спектакль, рожденный глубоким постижением гениальной партитуры Чайковского».

Смотрите также

Испанские миниатюры
НОВАТ опера, балет – Новосибирский государственный академический театр оперы и балета
1975
45 мин
Вечер одноактных балетов. Классическое па-де-де и Прогулки
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1978
59 мин
Вечер одноактных балетов. Гибель розы, дуэт из балета Ромео и Джульетта, Кармен-сюита
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1979
85 мин
Вечер одноактных балетов. «Лебединое озеро». «Ромео и Джульетта»
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1990
90 мин