Публикации раздела Музыка

«Дирижерская палочка — это эргономика»

Максим Емельянычев — молодой российский дирижер, лауреат немецкой музыкальной премии ECHO Klassik. Диск, который дирижер записывал с американской оперной певицей Джойс Дидонато, стал лучшим диском года в номинации «Сольный альбом» по версии журнала Gramophone. Об отношениях с оркестром, тонкостях профессии и счастье быть музыкантом Максим Емельянычев рассказывает в партнерском материале портала «Культура.РФ» и Московской филармонии.

Максим Емельянычев. Фотография: meloman.ru

Момент напряжения между дирижером и оркестром есть всегда. Ты должен безупречно знать музыку, возможности инструментов, быть хорошо теоретически подкованным, быть готовым к ответу на любой вопрос. Если ты профессионален, люди идут за тобой. Их не волнует возраст.

В медленных темпах больше рефлексии, больше взаимоотношений между дирижером и оркестром. Не только оркестр больше реагирует на дирижера, но и дирижер больше реагирует в режиме реального времени.

Работать вторым дирижером рядом с Курентзисом — не думаю, что это опасно. Нет ничего опасного. На каком-то этапе копируют все. Надо просто понимать, что ты должен делать свою музыку и воплощать в жизнь свои идеи.

У Геннадия Рождественского все уроки публичные. Он говорит о музыкальной форме, об организации музыкального времени, об ощущении движения. Если получаешь от него комментарий по технике, то, скажем так, лучше бы ты его не получал.

Последние семь лет я дирижирую без палочки. Чувствую себя удобнее. Сейчас в целом меняется отношение к дирижеру. Палочка призвана приковывать к нему внимание, а если требуется приковать внимание к музыке, она может и отвлекать.

Исторически палочка возникла, чтобы дирижера было видно. Палочка удлиняет руку. Длинный предмет виден лучше, особенно в опере, где дистанция колоссальная.

Я думаю, Гергиев дирижирует зубочисткой, потому что это концентрирует внимание при не слишком громоздкой конструкции. Проблема быть видимым — это еще вопрос того, насколько большой твой жест. С палочкой ты можешь делать минимальное движение рукой, и оно будет видно даже очень издалека. Что немаловажно, когда у тебя четырехчасовой спектакль. Если ты четыре часа будешь изображать рукой амплитуду палочки, ты очень устанешь. Палочка — это эргономика.

Чем лучше оркестр, тем больше задержка между жестом и звуком. Потому что у каждого оркестра есть определенное чувство собственного достоинства.

Музыканты самые счастливые люди — у них хобби и работа одно и то же. Нет 8–10-часового рабочего дня в офисе: в дни репетиций ты занят 3–6 часов, концерт длится три часа максимум, а заниматься на инструменте можно и дома. Поэтому, мне кажется, я не могу устать от исполнительства. От перелетов устаю гораздо больше.

25 октября дирижер выступит с оркестром Musica Viva и пианистом Алексеем Любимовым в «Филармонии-2».

Основано на интервью Максима Емельянычева блогу Muzium.
Беседовал: Ярослав Тимофеев

Смотрите также

Николай Азаров: «Профессия дирижера — сложная, но приятная»
О профессии хорового дирижера, репертуарной политике и о многом другом — в интервью порталу «Культура.РФ».
Юрий Башмет. «Альтист — это скрипач с темным прошлым»
Выдающийся альтист — о занятиях музыкой, мотивации, любимых композициях и тонкостях профессии музыканта.
Владимир Юровский: «Актуальная музыка — та, которая пишется сегодня»
Дирижер рассказал о различиях актуальной и современной музыки, будущем композиторского искусства и непростом выборе слушателя.