Войти Версия для слабовидящих

Никон Жила: «Мы не пели только в Антарктиде и в Африке»

О духовной и душевной музыке — под звон колоколов. Регент хора Московского Сретенского монастыря Никон Жила рассказывает Наталье Летниковой о светской музыке в репертуаре церковного хора, революционных песнях в дореволюционном звучании и о спиричуэле Армстронга.

Фотография: omskregion.info

— Никон Степанович, вы окончили музыкальное училище, затем Гнесинку. Сразу шли с духовной направляющей или просто «выбрали музыку», а дальше обстоятельства сложились?

— Мне кажется, что у меня в действительности было не очень много шансов идти по какому-то другому пути. Я родился и вырос в Сергиевом Посаде. С детства слышал лаврское пение. Моя мама была певчей в хоре Троице-Сергиевой лавры, так что я достаточно рано пришел в хор. В общем-то, мне действительно очень близко церковное пение, и, наверное, весь мой жизненный путь был, конечно, направлен к церковной музыке, поэтому я сейчас имею возможность и управлять хором, и получать громадную радость. Надеюсь, что я тоже что-то смог отдать людям и что-то смог сделать для церковной жизни.

— В Хор Сретенского монастыря вы пришли в 2005 году, больше десяти лет назад. За это время хор сильно изменился?

«В Китае мы спели прямо на Великой Китайской стене «Амурские волны», в Америке — «Ах ты, степь широкая». Это русская душа!»
Хор был создан и вдохновлен отцом Амвросием (Ермаковым), которого наместник отец Тихон (Шевкунов) пригласил из Троице-Сергиевой лавры. Сейчас владыка Амвросий — архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской духовной академии и Семинарии.
Получилось собрать очень интересный творческий музыкальный коллектив. Мы пытаемся сохранить те традиции и привносим что-то свое, какие-то музыкальные, технические моменты. Это творчество, оно развивается, но имеет какие-то общие корни, общие черты.

Хор Сретенского монастыря. «Ой, то не вечер»


— А как появились светские песни в репертуаре?

— Наместник отец Тихон попросил отца Амвросия собрать хороший, в первую очередь именно монастырский, церковный хор. Но поскольку в певческий коллектив пришли не только семинаристы, но и музыканты — студенты Хоровой академии, появилась возможность в репертуар хора включить всеми любимые напевные русские народные песни, которые близки нам по духу. Так началась добрая традиция исполнения народной, военно-патриотической и авторской музыки нашим церковным хором.

— Часть вашей светской программы — революционные песни, но в дореволюционном варианте. Это совсем другие тексты. Тот же марш «Сибирских стрелков», но текст Гиляровского, который был изначально. Как реагирует зритель?

— Замечательные песни! Безусловно, это очень интересная для нас тема, и хотелось бы продолжить эту программу: сделать некое сопоставление этой музыки в двух ее аспектах в одном концерте — в советском и дореволюционном. Оригинальные стихи были созданы в сложные периоды истории, в основном в трагические. До революции — это Русско-японская война, Первая мировая война. Позднее тексты песен были переделаны в угоду советской пропаганде.

— Как удается добиться такого удивительного слияния голосов, будто это единый живой организм? В чем секрет? Единый душевный порыв?

— Хор — это так или иначе живой организм, это человеческий голос; он часто подвержен внешним факторам. Но действительно, вы правы в том, что это единый душевный порыв! Это наше общее дело, к которому каждый прикладывает не только свой голос, но и в первую очередь свое сердце. От этого меняется сама музыка. Хор — это действительно живой орган по сути своей.


— Вы пели во многих странах, в огромном количестве залов. Есть какое-то выступление, которое особо запомнилось, может быть стало знаковым?

— За рубежом часто есть возможность петь русскую духовную музыку в соборах — православных и католических. Это замечательно! В России эта традиция не так сильна, чаще всего выступаем в концертных залах. Только Пасхальный фестиваль дает возможность петь в храмах для слушателей в не богослужебное время. И мне кажется, это здорово, замечательно.

Многие зарубежные соборы великолепны по своей акустике и убранству, и петь там — громадное удовольствие. Мы пели концерт в соборе Парижской Богоматери, было огромное количество людей, несколько тысяч. Это было волнительно, очень приятно и запомнилось навсегда! Конечно, такие крупные, серьезные концерты остаются в памяти. В 2007 году в Соединенных Штатах, в Австралии и странах Европы мы выступали в лучших залах — это была поездка, посвященная объединению двух ветвей Русской православной церкви — Зарубежной и РПЦ Московской патриархии. И в тех регионах, где есть приходы Русской православной зарубежной церкви, совершались богослужения и проходили концерты. И это тоже осталось с нами на всю жизнь. Это было совершенно удивительно, необыкновенно.

— Настолько тепло принимали?

— Были не только русские, было много местных жителей — с большим интересом слушали. И мне кажется, что они люди достаточно открытые, простые. Вливаются в процесс, начинают аплодировать, дирижировать, очень живая реакция! Это всегда приятно.

— Где бы еще хотелось спеть? Вот такое, заветное: как звезда — смотришь на нее и мечтаешь…

— Мы еще не пели в Африке ни разу и в Антарктиде. Святейший Патриарх летал в Антарктиду — а мы, к сожалению, не были. Есть к чему стремиться.

— Бывает спонтанное желание спеть в неожиданном месте? На площади или в каком-нибудь историческом месте? Что поете, когда «душа просит»?

— Бывает... Поем наши любимые: как-то в Китае прямо на Великой Китайской стене пели «Амурские волны», в Америке — «Ах ты, степь широкая». Это русская душа! В песне все эмоции.

Хор Сретенского монастыря. «Ах ты, степь широкая»


— Вы лирические любите, напевные вам ближе?

— Лично мне большей частью — да. Задорных песен в репертуаре хора не так уж и много, тем не менее они есть, и мы пытаемся этот круг расширить.
«Чаще всего на бис, конечно, просят спеть «Коня». Пользуется громадной популярностью»

— За счет каких произведений?

— Мы сейчас готовим совершенно новую программу. Я надеюсь, к весне она будет готова, может, чуть позже. Хиты, русские песни, в том числе из репертуара Хора Свешникова и некоторых современных авторов. Приходите послушать!

— Спасибо, с радостью. А о концерте 9 октября в храме Христа Спасителя: с чем выйдете к зрителю?

— Впервые будем выступать с сольной программой в Зале церковных соборов. Поэтому решили сделать наши традиционные «Любимые песни». Эта программа как раз сформировалась за время частых поездок: и за рубеж, и по России. Новые песни постепенно входили в репертуар — те, что, на наш взгляд, отражают палитру русской песенной музыки, конечно не за весь ее период, но за последние десятилетия. Это и русские народные песни и советские. Вальсы, патриотические песни, романсы.

— Сюрпризы для публики будут?

(Смеется.) Сюрприз он и есть сюрприз!

— А на бис что чаще всего просят спеть?

— Чаще всего, конечно, «Коня». Пользуется громадной популярностью. Несмотря на то что мы ее очень давно и часто исполняем, практически всегда для слушателей и для нас эта песня не перестает оставаться интересной, любимой. Стараемся всегда качественно работать от всего сердца для любой аудитории, в любой концертной программе. Даже если не пришли зрители. Бывают и такие моменты...

Хор Сретенского монастыря. «Конь»


— Неужели было?

— Да, бывают ситуации совершенно разные. Поскольку мы бываем в разных частях России. Тем не менее всегда стараемся, чтобы момент связи со слушателем всегда был.

— А лично ваша любимая песня?

— Из духовной музыки — «Ныне силы небесныя» древнего распева в гармонизации Григория Львовского, замечательное песнопение из великопостного репертуара и «Евхаристический канон» диакона Сергия Трубачева... А из светских песен… сложно сказать.

Хор Сретенского монастыря. «Ныне силы небесныя…»


— Может, что-то из детства? Мне бабушка пела «Пряху», а сейчас я пою ее детям. А что детям поете вы?

— Со своим детьми поем все подряд. Из светских песен мне очень нравится «Зачарованная даль» Александры Пахмутовой. Безусловно, она с оркестром звучит более ярко, более насыщенно. Эта песня ближе мне по духу, по музыке она мне очень нравится с оркестром. В частности, это ансамбль «Россия» под управлением Дмитрия Дмитриенко. Мы с ними часто выступаем последнее время, и очень надеюсь, что наш творческий союз удастся сохранить.
«Спеть «Let My People Go» предложил отец Тихон (Шевкунов) к первой поездке в США, поскольку текст песни основан на библейском сюжете».

— Есть у коллектива свои традиции? Помимо концертов и репетиций?

— В последнее время мы часто ездим с концертными программами, и какие-то дни рождения, которые выпадают на гастроли, конечно, празднуются вместе в очень доброй, теплой, дружественной обстановке. Несмотря на то что всякие моменты бывают в жизни, поскольку все люди. И устаем, бывает, и рычим... (Смеется.)

— Что дарите от коллектива? Коль день рождения вместе — подарок же должен быть?

— Есть подарки от руководства: кому-то книгу, мне камертон подарили. (Смеется.)


— А детей берете с собой на концерты? Они на службу, наверное, приходят в храм и на концерты?

— Бывает, что дети хористов приходят, но поскольку все в разных районах Москвы и области живут — нечасто...

— Чего люди еще не знают о вашем хоре, а хотелось бы, чтобы знали?

— На исполнение музыки, на мой взгляд, в первую очередь влияют человеческие качества. Профессионализм остается профессионализмом, но человеческого отношения никто не отменял. Можно быть профессионалом высшей категории, но если не хватает какой-то мельчайшей детали, которая влияет на эту технику, — можно оставить ее без души. Мне кажется, наша задача — как раз работать в этом направлении. Чтобы музыка трогала самые глубинные чувства человека. Не только слух, но и сердце.

— Как решились спеть «Let My People Go» — знаменитую «песню Моисея»? И джазовую составляющую сохранили, и звучит она по-особенному.

— Сделать «Let My People Go» предложил отец Тихон к первой поездке в США, поскольку текст песни основан на библейском сюжете. Идея очень интересная, необычная. Поначалу было даже сложно понять, что получится. Но видите — пользуется популярностью. И мы сейчас ее пытаемся восстановить в репертуаре. Первым ее исполнителем был Дмитрий Белосельский. Дмитрий сейчас уже звезда мировой оперной сцены.

Хор Сретенского монастыря. «Go Down Moses» («Let My People Go»)


— Можно ждать нового исполнения?

— Можно!


В материале использованы фотографии из личного архива Никона Жилы и Сретенского хора.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Первый бал Наташи Ростовой

Вспоминаем звездную роль Людмилы Савельевой

Мастер русской исторической картины

Виртуальная галерея работ Василия Сурикова

Виват, Дмитрий Харатьян!

Видеоролик из образов любимого актера

Празднуем Международный день объятий

В объятиях героев советского кино

Ко дню рождения Валентина Серова

Виртуальная галерея знаменитых работ художника

Испанская цыганка, возлюбленная короля

Знойная роль Анны Самохиной

Эффект Льва Кулешова

Прием монтажа, который вошел в историю мирового кинематографа

Международный праздник вежливости

Всемирный день «спасибо»

ГУМ — живой музей в центре Москвы

Краткая история главного магазина страны

Лучшие полотна Василия Перова

Картины одного из первых передвижников

Танцевальные, театральные и музыкальные фестивали, цирковые шоу и выставки.

Подробнее

Выбираем выставки февраля вместе с порталом «Культура.РФ».

Подробнее

Мы подготовили для вас подборку интересных событий Петербурга на этих выходных.

Подробнее

Планируемые даты проведения выставок — с апреля по июль 2017 года.

Подробнее

Фестиваль продлится до апреля 2017 года.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть