Войти Версия для слабовидящих

Никон Жила: «Мы не пели только в Антарктиде и в Африке»

О духовной и душевной музыке — под звон колоколов. Регент хора Московского Сретенского монастыря Никон Жила рассказывает Наталье Летниковой о светской музыке в репертуаре церковного хора, революционных песнях в дореволюционном звучании и о спиричуэле Армстронга.

Фотография: omskregion.info

— Никон Степанович, вы окончили музыкальное училище, затем Гнесинку. Сразу шли с духовной направляющей или просто «выбрали музыку», а дальше обстоятельства сложились?

— Мне кажется, что у меня в действительности было не очень много шансов идти по какому-то другому пути. Я родился и вырос в Сергиевом Посаде. С детства слышал лаврское пение. Моя мама была певчей в хоре Троице-Сергиевой лавры, так что я достаточно рано пришел в хор. В общем-то, мне действительно очень близко церковное пение, и, наверное, весь мой жизненный путь был, конечно, направлен к церковной музыке, поэтому я сейчас имею возможность и управлять хором, и получать громадную радость. Надеюсь, что я тоже что-то смог отдать людям и что-то смог сделать для церковной жизни.

— В Хор Сретенского монастыря вы пришли в 2005 году, больше десяти лет назад. За это время хор сильно изменился?

«В Китае мы спели прямо на Великой Китайской стене «Амурские волны», в Америке — «Ах ты, степь широкая». Это русская душа!»
Хор был создан и вдохновлен отцом Амвросием (Ермаковым), которого наместник отец Тихон (Шевкунов) пригласил из Троице-Сергиевой лавры. Сейчас владыка Амвросий — архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской духовной академии и Семинарии.
Получилось собрать очень интересный творческий музыкальный коллектив. Мы пытаемся сохранить те традиции и привносим что-то свое, какие-то музыкальные, технические моменты. Это творчество, оно развивается, но имеет какие-то общие корни, общие черты.

Хор Сретенского монастыря. «Ой, то не вечер»


— А как появились светские песни в репертуаре?

— Наместник отец Тихон попросил отца Амвросия собрать хороший, в первую очередь именно монастырский, церковный хор. Но поскольку в певческий коллектив пришли не только семинаристы, но и музыканты — студенты Хоровой академии, появилась возможность в репертуар хора включить всеми любимые напевные русские народные песни, которые близки нам по духу. Так началась добрая традиция исполнения народной, военно-патриотической и авторской музыки нашим церковным хором.

— Часть вашей светской программы — революционные песни, но в дореволюционном варианте. Это совсем другие тексты. Тот же марш «Сибирских стрелков», но текст Гиляровского, который был изначально. Как реагирует зритель?

— Замечательные песни! Безусловно, это очень интересная для нас тема, и хотелось бы продолжить эту программу: сделать некое сопоставление этой музыки в двух ее аспектах в одном концерте — в советском и дореволюционном. Оригинальные стихи были созданы в сложные периоды истории, в основном в трагические. До революции — это Русско-японская война, Первая мировая война. Позднее тексты песен были переделаны в угоду советской пропаганде.

— Как удается добиться такого удивительного слияния голосов, будто это единый живой организм? В чем секрет? Единый душевный порыв?

— Хор — это так или иначе живой организм, это человеческий голос; он часто подвержен внешним факторам. Но действительно, вы правы в том, что это единый душевный порыв! Это наше общее дело, к которому каждый прикладывает не только свой голос, но и в первую очередь свое сердце. От этого меняется сама музыка. Хор — это действительно живой орган по сути своей.


— Вы пели во многих странах, в огромном количестве залов. Есть какое-то выступление, которое особо запомнилось, может быть стало знаковым?

— За рубежом часто есть возможность петь русскую духовную музыку в соборах — православных и католических. Это замечательно! В России эта традиция не так сильна, чаще всего выступаем в концертных залах. Только Пасхальный фестиваль дает возможность петь в храмах для слушателей в не богослужебное время. И мне кажется, это здорово, замечательно.

Многие зарубежные соборы великолепны по своей акустике и убранству, и петь там — громадное удовольствие. Мы пели концерт в соборе Парижской Богоматери, было огромное количество людей, несколько тысяч. Это было волнительно, очень приятно и запомнилось навсегда! Конечно, такие крупные, серьезные концерты остаются в памяти. В 2007 году в Соединенных Штатах, в Австралии и странах Европы мы выступали в лучших залах — это была поездка, посвященная объединению двух ветвей Русской православной церкви — Зарубежной и РПЦ Московской патриархии. И в тех регионах, где есть приходы Русской православной зарубежной церкви, совершались богослужения и проходили концерты. И это тоже осталось с нами на всю жизнь. Это было совершенно удивительно, необыкновенно.

— Настолько тепло принимали?

— Были не только русские, было много местных жителей — с большим интересом слушали. И мне кажется, что они люди достаточно открытые, простые. Вливаются в процесс, начинают аплодировать, дирижировать, очень живая реакция! Это всегда приятно.

— Где бы еще хотелось спеть? Вот такое, заветное: как звезда — смотришь на нее и мечтаешь…

— Мы еще не пели в Африке ни разу и в Антарктиде. Святейший Патриарх летал в Антарктиду — а мы, к сожалению, не были. Есть к чему стремиться.

— Бывает спонтанное желание спеть в неожиданном месте? На площади или в каком-нибудь историческом месте? Что поете, когда «душа просит»?

— Бывает... Поем наши любимые: как-то в Китае прямо на Великой Китайской стене пели «Амурские волны», в Америке — «Ах ты, степь широкая». Это русская душа! В песне все эмоции.

Хор Сретенского монастыря. «Ах ты, степь широкая»


— Вы лирические любите, напевные вам ближе?

— Лично мне большей частью — да. Задорных песен в репертуаре хора не так уж и много, тем не менее они есть, и мы пытаемся этот круг расширить.
«Чаще всего на бис, конечно, просят спеть «Коня». Пользуется громадной популярностью»

— За счет каких произведений?

— Мы сейчас готовим совершенно новую программу. Я надеюсь, к весне она будет готова, может, чуть позже. Хиты, русские песни, в том числе из репертуара Хора Свешникова и некоторых современных авторов. Приходите послушать!

— Спасибо, с радостью. А о концерте 9 октября в храме Христа Спасителя: с чем выйдете к зрителю?

— Впервые будем выступать с сольной программой в Зале церковных соборов. Поэтому решили сделать наши традиционные «Любимые песни». Эта программа как раз сформировалась за время частых поездок: и за рубеж, и по России. Новые песни постепенно входили в репертуар — те, что, на наш взгляд, отражают палитру русской песенной музыки, конечно не за весь ее период, но за последние десятилетия. Это и русские народные песни и советские. Вальсы, патриотические песни, романсы.

— Сюрпризы для публики будут?

(Смеется.) Сюрприз он и есть сюрприз!

— А на бис что чаще всего просят спеть?

— Чаще всего, конечно, «Коня». Пользуется громадной популярностью. Несмотря на то что мы ее очень давно и часто исполняем, практически всегда для слушателей и для нас эта песня не перестает оставаться интересной, любимой. Стараемся всегда качественно работать от всего сердца для любой аудитории, в любой концертной программе. Даже если не пришли зрители. Бывают и такие моменты...

Хор Сретенского монастыря. «Конь»


— Неужели было?

— Да, бывают ситуации совершенно разные. Поскольку мы бываем в разных частях России. Тем не менее всегда стараемся, чтобы момент связи со слушателем всегда был.

— А лично ваша любимая песня?

— Из духовной музыки — «Ныне силы небесныя» древнего распева в гармонизации Григория Львовского, замечательное песнопение из великопостного репертуара и «Евхаристический канон» диакона Сергия Трубачева... А из светских песен… сложно сказать.

Хор Сретенского монастыря. «Ныне силы небесныя…»


— Может, что-то из детства? Мне бабушка пела «Пряху», а сейчас я пою ее детям. А что детям поете вы?

— Со своим детьми поем все подряд. Из светских песен мне очень нравится «Зачарованная даль» Александры Пахмутовой. Безусловно, она с оркестром звучит более ярко, более насыщенно. Эта песня ближе мне по духу, по музыке она мне очень нравится с оркестром. В частности, это ансамбль «Россия» под управлением Дмитрия Дмитриенко. Мы с ними часто выступаем последнее время, и очень надеюсь, что наш творческий союз удастся сохранить.
«Спеть «Let My People Go» предложил отец Тихон (Шевкунов) к первой поездке в США, поскольку текст песни основан на библейском сюжете».

— Есть у коллектива свои традиции? Помимо концертов и репетиций?

— В последнее время мы часто ездим с концертными программами, и какие-то дни рождения, которые выпадают на гастроли, конечно, празднуются вместе в очень доброй, теплой, дружественной обстановке. Несмотря на то что всякие моменты бывают в жизни, поскольку все люди. И устаем, бывает, и рычим... (Смеется.)

— Что дарите от коллектива? Коль день рождения вместе — подарок же должен быть?

— Есть подарки от руководства: кому-то книгу, мне камертон подарили. (Смеется.)


— А детей берете с собой на концерты? Они на службу, наверное, приходят в храм и на концерты?

— Бывает, что дети хористов приходят, но поскольку все в разных районах Москвы и области живут — нечасто...

— Чего люди еще не знают о вашем хоре, а хотелось бы, чтобы знали?

— На исполнение музыки, на мой взгляд, в первую очередь влияют человеческие качества. Профессионализм остается профессионализмом, но человеческого отношения никто не отменял. Можно быть профессионалом высшей категории, но если не хватает какой-то мельчайшей детали, которая влияет на эту технику, — можно оставить ее без души. Мне кажется, наша задача — как раз работать в этом направлении. Чтобы музыка трогала самые глубинные чувства человека. Не только слух, но и сердце.

— Как решились спеть «Let My People Go» — знаменитую «песню Моисея»? И джазовую составляющую сохранили, и звучит она по-особенному.

— Сделать «Let My People Go» предложил отец Тихон к первой поездке в США, поскольку текст песни основан на библейском сюжете. Идея очень интересная, необычная. Поначалу было даже сложно понять, что получится. Но видите — пользуется популярностью. И мы сейчас ее пытаемся восстановить в репертуаре. Первым ее исполнителем был Дмитрий Белосельский. Дмитрий сейчас уже звезда мировой оперной сцены.

Хор Сретенского монастыря. «Go Down Moses» («Let My People Go»)


— Можно ждать нового исполнения?

— Можно!


В материале использованы фотографии из личного архива Никона Жилы и Сретенского хора.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Атака смелая, удар и - гол!

10 декабря - Всемирный день футбола

Самый известный русский импрессионист

Константин Коровин

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Подборка интересных событий.

Подробнее

Жюри крупнейшей литературной награды России «Большая книга» объявило лауреатов.

Подробнее

Проект включает работы из собрания московской галереи «Веллум» и крупных частных коллекций.

Подробнее

Прогуляться по Большому театру теперь можно не выходя из дома — на панорамной видеоэкскурсии по историческому зданию.

Подробнее

В Государственном музее Пушкина на Пречистенке развернута выставка «А.С. Пушкин. «Капитанская дочка». К 180-летию публикации».

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть