О ЧЕМ ПИСАЛИ ЗАПОРОЖЦЫ ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ?

Отвечает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура.РФ»
О ЧЕМ ПИСАЛИ ЗАПОРОЖЦЫ ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ?
Отвечает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура.РФ»
Султан приказывал казакам сдаться и стать его подданными, однако вольный народ ответил на ультиматум жестким отказом.
Летом 1878 года Илья Репин гостил у мецената Саввы Мамонтова в подмосковном имении Абрамцево. Там во время одной из посиделок художник услышал историю о запорожцах, написавших письмо турецкому султану.

Якобы во время Русско-турецкой войны в 1670-е годы казаки Запорожской Сечи получили послание от султана Османской империи Мехмеда IV. В нем значилось:
Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться.
Казаки тогда представляли собой грозную силу. Во время походов они доходили как до Крымского ханства — турецкого владения, так и до черноморских портов Османской империи. Султан приказывал казакам сдаться и стать его подданными, однако вольный народ ответил на ультиматум жестким отказом. Оригинал ответного письма не сохранился, но появилось множество вариантов этого послания — в народном творчестве, исторических хрониках и художественных переложениях.

В письме, подписанном «кошевым атаманом Иваном Сирко» и «всем лагерем Запорожским», казаки, не стесняясь в выражениях, бранили султана. Они называли его «чертом турецким», «секретарем самого Люцифера», «дураком всего света и подсвета», «внуком самого аспида» и другими, в том числе нецензурными, словами. А на приказ подчиниться ответили: «Твоего мы войска не боимся, землей и водой будем биться с тобой».
И землею и водою
с тобой станем биться
нам тебя, бесова сына,
нечего страшиться!

Так тебе мы отвечаем,
а года не знаем
бо годов по-басурмански
в Сечи не считаем.
Степан Руданский, конец XIX века
Этот сюжет и вдохновил Илью Репина. После первых карандашных зарисовок к будущей картине он отправился в путешествие по Запорожью вместе со своим учеником Валентином Серовым. Репин изучал казацкие нравы, делал зарисовки исторических костюмов, утвари и оружия.
...Наше Запорожье меня восхищает этой свободой, этим подъемом рыцарского духа. Удалые силы русского народа отреклись от житейских благ и основали равноправное братство на защиту лучших своих принципов веры православной и личности человеческой. Теперь это покажется устарелыми словами, но тогда, в то время, когда целыми тысячами славяне уводились в рабство сильными мусульманами, когда была поругана религия, честь и свобода, это была страшная животрепещущая идея. И вот эта горсть удальцов, конечно даровитейших людей своего времени, благодаря этому духу разума (это интеллигенция своего времени, они большею частью получали образование) усиливается до того, что не только защищает Европу от восточных хищников, но грозит даже их сильной тогда цивилизации и от души хохочет над их восточным высокомерием.
Из письма Ильи Репина Николаю Лескову, 1889 год
Колоритные образы казаков он рисовал с известных людей того времени: с историка Дмитрия Яворницкого — писаря; с журналиста Владимира Гиляровского — атамана Сирко. В 1891 году появилась картина «Запорожцы», или «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». А в 1893 году вторая версия полотна — исторически более достоверная.
Летом 1878 года Илья Репин гостил у мецената Саввы Мамонтова в подмосковном имении Абрамцево. Там во время одной из посиделок художник услышал историю о запорожцах, написавших письмо турецкому султану.

Якобы во время Русско-турецкой войны в 1670-е годы казаки Запорожской Сечи получили послание от султана Османской империи Мехмеда IV. В нем значилось:


«Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться».


Казаки тогда представляли собой грозную силу. Во время походов они доходили как до Крымского ханства — турецкого владения, так и до черноморских портов Османской империи. Султан приказывал казакам сдаться и стать его подданными, однако вольный народ ответил на ультиматум жестким отказом. Оригинал ответного письма не сохранился, но появилось множество вариантов этого послания — в народном творчестве, исторических хрониках и художественных переложениях.

В письме, подписанном «кошевым атаманом Иваном Сирко» и «всем лагерем Запорожским», казаки, не стесняясь в выражениях, бранили султана. Они называли его «чертом турецким», «секретарем самого Люцифера», «дураком всего света и подсвета», «внуком самого аспида» и другими, в том числе нецензурными, словами. А на приказ подчиниться ответили: «Твоего мы войска не боимся, землей и водой будем биться с тобой».


«И землею и водою

с тобой станем биться
нам тебя, бесова сына,
нечего страшиться!

Так тебе мы отвечаем,
а года не знаем
бо годов по-басурмански
в Сечи не считаем.
Степан Руданский, конец XIX века».


Этот сюжет и вдохновил Илью Репина. После первых карандашных зарисовок к будущей картине он отправился в путешествие по Запорожью вместе со своим учеником Валентином Серовым. Репин изучал казацкие нравы, делал зарисовки исторических костюмов, утвари и оружия.


«...Наше Запорожье меня восхищает этой свободой, этим подъемом рыцарского духа. Удалые силы русского народа отреклись от житейских благ и основали равноправное братство на защиту лучших своих принципов веры православной и личности человеческой. Теперь это покажется устарелыми словами, но тогда, в то время, когда целыми тысячами славяне уводились в рабство сильными мусульманами, когда была поругана религия, честь и свобода, это была страшная животрепещущая идея. И вот эта горсть удальцов, конечно даровитейших людей своего времени, благодаря этому духу разума (это интеллигенция своего времени, они большею частью получали образование) усиливается до того, что не только защищает Европу от восточных хищников, но грозит даже их сильной тогда цивилизации и от души хохочет над их восточным высокомерием».

Из письма Ильи Репина Николаю Лескову, 1889 год


Колоритные образы казаков он рисовал с известных людей того времени: с историка Дмитрия Яворницкого — писаря; с журналиста Владимира Гиляровского — атамана Сирко. В 1891 году появилась картина «Запорожцы», или «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». А в 1893 году вторая версия полотна — исторически более достоверная.
Материалы по теме