КАКИМИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ ТЮРЬМЫ НА РУСИ?

Отвечает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура.РФ»
КАКИМИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ ТЮРЬМЫ НА РУСИ?
Отвечает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура.РФ»
Строительство первой каменной тюрьмы на Руси относится ко времени правления Ивана Грозного.
Прообразом тюрем на Руси были так называемые «порубы» и «погребы». «Порубы», деревянные срубные постройки, обычно строили в северных областях, а «погребы», полуземляночные места заточения, — на юге.

В Несторовском списке Повести временных лет сохранилась запись: «В год 6567 (1059). Изяслав, Святослав и Всеволод освободили дядю своего Судислава из поруба, где сидел он 24 года, взяв с него крестное целование; и стал он чернецом». А в Радзивилловском списке летописи есть красочная миниатюра с изображением того, как полоцкого князя Всеслава Брячиславича освобождали из подобного поруба в 1068 году.

В 2010-е годы во время раскопок к востоку от Десятинного монастыря на территории Великого Новгорода археологи обнаружили следы одного из таких древних порубов.
В 1030-е годы вблизи Волосовой улицы было построено довольно сложное сооружение, которое можно соотнести с порубом (тюрьмой, темницей). Сохранилась его подземная часть в виде ямы диаметром пять метров и глубиной три метра. Первоначально стены постройки были составлены из вертикально установленных широких досок, сохранившихся на высоту до трех с половиной метров. Доски были скреплены перекладиной, вставленной в пазы столбов, расположенных по углам темницы. В начале 1040-х годов это сооружение было перестроено. Две стены старой постройки разобрали и поставили новый сруб размером 230 на 240 сантиметров, сохранившийся на 28–30 венцов. На дне располагались две лавки, от которых остались лишь столбы, а также яма под отхожее место. Глиняный пол подвергался регулярной чистке. Поруб был обнесен водоотводной канавой и просуществовал около 20 лет. Позже его верхняя часть была разобрана из-за ветхости, а яма заполнена навозом.
Из отчета отряда Новгородской экспедиции Института археологии РАН
В XI–XII веках все чаще возникали княжеские междоусобицы, и такие виды заточений обычно применяли в отношении знатных особ. В простонародной среде в подобных мерах нужды не было: по сложившимся практикам Русской Правды попавшегося вора могли на месте «убить как собаку», а за убийство полагалось «мстить брату за брата, или отцу, или сыну, или двоюродному брату, или сыну брата» либо заплатить штраф (виру). За другие проступки могли выставить у «позорного столба», высечь кнутом, отрезать косу женщине или обрить голову мужчине.

После судебников 1497 и 1550 годов система штрафов стала вытесняться смертной казнью. Ей карали за душегубство, разбой, ложный донос, похищение людей, убийство своего господина, святотатство, крамолу — измену государству или восстание. Наконец, впервые документально засвидетельствовали в качестве наказания помещение преступников в тюрьмы.

Строительство первой каменной тюрьмы на Руси относится ко времени правления Ивана Грозного. Она появилась на территории Чебоксарского кремля вместе с Государевым двором, приказной избой и казной. С того же времени для подобных заточений стали активно использовать монастыри. Так, в Иосифо-Волоцкий монастырь в 1525 году заточили публициста Максима Грека, в Кирилло-Белозерский монастырь в 1606-м — князя Симеона Бекбулатовича, а в Чудов монастырь в 1610-м — московского патриарха Гермогена.

Следующему ужесточению закона способствовало «Соборное уложение» Алексея Михайловича 1649 года. По нему основными видами наказаний стали телесные, а также смертная казнь, тюремное заключение и ссылка. За воровство могли клеймить литерой «В» или отсечь пальцы, руку или ногу; за богохульство или умышленный поджог — сжечь заживо; за фальшивомонетничество — влить в горло расплавленный металл; за отравление или убийство мужа — закопать в землю до наступления смерти. Тюремные сроки согласно новому уложению могли длиться от нескольких дней до четырех и более лет — «на сколько государь укажет». Нововведением стала ссылка — виновных отправляли в далекие остроги, окраинные города и крепости.

Ярким примером из истории заточений XVII века была биография протопопа Аввакума. Противника церковной реформы патриарха Никона в середине 1650-х годов сослали в Сибирь.
Потом привели нас к плахе и, прочет наказ, меня отвели, не казня, в темницу. Чли в наказе: Аввакума посадить в землю в струбе и давать ему воды и хлеба. И я сопротив тово плюнул и умереть хотел, не едши, и не ел дней с восмь и больши, да братья паки есть велели. <…> Таже осыпали нас землею: струб в земле, и паки около земли другой струб, и паки около всех общая ограда за четырьми замками; стражие же пре дверьми стрежаху темницы.
Из «Жития Протопопа Аввакума, им самим написанного»
Позднее появились и тюрьмы-крепости. Одной из первых был Орешек. После того как в 1703 году Петр I отвоевал ее у шведов, крепость получила название Шлиссельбургской — буквально «ключ-город». В 1723 году построили Кронштадт, и Шлиссельбург потерял свое военное значение, став тюрьмой для политических заключенных — по подобию лондонского Тауэра. Туда царь отправил в заточение свою сестру Марию Алексеевну, первую жену Евдокию Лопухину, а позднее там погиб свергнутый император Иван VI.

При Петре I наказания за преступления стали еще более жесткими: появились каторжные работы, заковывание в колодки, ссылки на галеры, гауптвахты и шпицрутены, частные тюрьмы при фабриках и заводах. При Екатерине II система тюрем стала совершенствоваться: вместо деревянных острогов стали строить каменные дома, а для заключенных частично стали вводить казенное питание (раньше узников выводили на улицы и площади, где они под присмотром собирали себе милостыню на пропитание).

Тогда же появились известные до сих пор тюрьмы России: Ростовский тюремный замок (1768) — ныне Богатяновский централ; московская «Бутырка» (1771) — ее спроектировал архитектор Матвей Казаков, а первым известным узником стал Емельян Пугачев; Владимирский централ (1783) — первоначально «работный дом» для мелких воришек, а позднее тюрьма строго режима; Тюменский тюремный замок (1786) — куда прибывали по Сибирскому, или «кандальному», тракту как воры и убийцы, так — позднее — и политические заключенные, например Федор Достоевский, Николай Чернышевский, Владимир Короленко и Александр Грин.
Прообразом тюрем на Руси были так называемые «порубы» и «погребы». «Порубы», деревянные срубные постройки, обычно строили в северных областях, а «погребы», полуземляночные места заточения, — на юге.

В Несторовском списке Повести временных лет сохранилась запись: «В год 6567 (1059). Изяслав, Святослав и Всеволод освободили дядю своего Судислава из поруба, где сидел он 24 года, взяв с него крестное целование; и стал он чернецом». А в Радзивилловском списке летописи есть красочная миниатюра с изображением того, как полоцкого князя Всеслава Брячиславича освобождали из подобного поруба в 1068 году.

В 2010-е годы во время раскопок к востоку от Десятинного монастыря на территории Великого Новгорода археологи обнаружили следы одного из таких древних порубов.


«В 1030-е годы вблизи Волосовой улицы было построено довольно сложное сооружение, которое можно соотнести с порубом (тюрьмой, темницей). Сохранилась его подземная часть в виде ямы диаметром пять метров и глубиной три метра. Первоначально стены постройки были составлены из вертикально установленных широких досок, сохранившихся на высоту до трех с половиной метров. Доски были скреплены перекладиной, вставленной в пазы столбов, расположенных по углам темницы. В начале 1040-х годов это сооружение было перестроено. Две стены старой постройки разобрали и поставили новый сруб размером 230 на 240 сантиметров, сохранившийся на 28–30 венцов. На дне располагались две лавки, от которых остались лишь столбы, а также яма под отхожее место. Глиняный пол подвергался регулярной чистке. Поруб был обнесен водоотводной канавой и просуществовал около 20 лет. Позже его верхняя часть была разобрана из-за ветхости, а яма заполнена навозом».

Из отчета отряда Новгородской экспедиции Института археологии РАН


В XI–XII веках все чаще возникали княжеские междоусобицы, и такие виды заточений обычно применяли в отношении знатных особ. В простонародной среде в подобных мерах нужды не было: по сложившимся практикам Русской Правды попавшегося вора могли на месте «убить как собаку», а за убийство полагалось «мстить брату за брата, или отцу, или сыну, или двоюродному брату, или сыну брата» либо заплатить штраф (виру). За другие проступки могли выставить у «позорного столба», высечь кнутом, отрезать косу женщине или обрить голову мужчине.

После судебников 1497 и 1550 годов система штрафов стала вытесняться смертной казнью. Ей карали за душегубство, разбой, ложный донос, похищение людей, убийство своего господина, святотатство, крамолу — измену государству или восстание. Наконец, впервые документально засвидетельствовали в качестве наказания помещение преступников в тюрьмы.

Строительство первой каменной тюрьмы на Руси относится ко времени правления Ивана Грозного. Она появилась на территории Чебоксарского кремля вместе с Государевым двором, приказной избой и казной. С того же времени для подобных заточений стали активно использовать монастыри. Так, в Иосифо-Волоцкий монастырь в 1525 году заточили публициста Максима Грека, в Кирилло-Белозерский монастырь в 1606-м — князя Симеона Бекбулатовича, а в Чудов монастырь в 1610-м — московского патриарха Гермогена.

Следующему ужесточению закона способствовало «Соборное уложение» Алексея Михайловича 1649 года. По нему основными видами наказаний стали телесные, а также смертная казнь, тюремное заключение и ссылка. За воровство могли клеймить литерой «В» или отсечь пальцы, руку или ногу; за богохульство или умышленный поджог — сжечь заживо; за фальшивомонетничество — влить в горло расплавленный металл; за отравление или убийство мужа — закопать в землю до наступления смерти. Тюремные сроки согласно новому уложению могли длиться от нескольких дней до четырех и более лет — «на сколько государь укажет». Нововведением стала ссылка — виновных отправляли в далекие остроги, окраинные города и крепости.

Ярким примером из истории заточений XVII века была биография протопопа Аввакума. Противника церковной реформы патриарха Никона в середине 1650-х годов сослали в Сибирь.


«Потом привели нас к плахе и, прочет наказ, меня отвели, не казня, в темницу. Чли в наказе: Аввакума посадить в землю в струбе и давать ему воды и хлеба. И я сопротив тово плюнул и умереть хотел, не едши, и не ел дней с восмь и больши, да братья паки есть велели. <…> Таже осыпали нас землею: струб в земле, и паки около земли другой струб, и паки около всех общая ограда за четырьми замками; стражие же пре дверьми стрежаху темницы».
Из «Жития Протопопа Аввакума, им самим написанного»


Позднее появились и тюрьмы-крепости. Одной из первых был Орешек. После того как в 1703 году Петр I отвоевал ее у шведов, крепость получила название Шлиссельбургской — буквально «ключ-город». В 1723 году построили Кронштадт, и Шлиссельбург потерял свое военное значение, став тюрьмой для политических заключенных — по подобию лондонского Тауэра. Туда царь отправил в заточение свою сестру Марию Алексеевну, первую жену Евдокию Лопухину, а позднее там погиб свергнутый император Иван VI.

При Петре I наказания за преступления стали еще более жесткими: появились каторжные работы, заковывание в колодки, ссылки на галеры, гауптвахты и шпицрутены, частные тюрьмы при фабриках и заводах. При Екатерине II система тюрем стала совершенствоваться: вместо деревянных острогов стали строить каменные дома, а для заключенных частично стали вводить казенное питание (раньше узников выводили на улицы и площади, где они под присмотром собирали себе милостыню на пропитание).

Тогда же появились известные до сих пор тюрьмы России: Ростовский тюремный замок (1768) — ныне Богатяновский централ; московская «Бутырка» (1771) — ее спроектировал архитектор Матвей Казаков, а первым известным узником стал Емельян Пугачев; Владимирский централ (1783) — первоначально «работный дом» для мелких воришек, а позднее тюрьма строго режима; Тюменский тюремный замок (1786) — куда прибывали по Сибирскому, или «кандальному», тракту как воры и убийцы, так — позднее — и политические заключенные, например Федор Достоевский, Николай Чернышевский, Владимир Короленко и Александр Грин.
Материалы по теме