КОГДА В РУССКОЙ ЖИВОПИСИ ПОЯВИЛАСЬ ОБНАЖЕННАЯ НАТУРА?

Отвечает Елена Антонова, автор портала «Культура.РФ»
КОГДА В РУССКОЙ ЖИВОПИСИ ПОЯВИЛАСЬ ОБНАЖЕННАЯ НАТУРА?
Отвечает Елена Антонова, автор портала «Культура.РФ»
Живописная эстетика предполагала идеализацию человеческой натуры, гармоничность тела и красоту пропорций.
Русское искусство, в отличие от западноевропейского, формировалось под влиянием византийской традиции. Ее иконописные каноны предполагали подчеркнутую бестелесность изображения. Поэтому до XVIII века изображения обнаженной натуры существовали в основном в виде легкомысленных картинок, не претендовавших на художественную ценность.

Изучать и перенимать европейскую художественную систему русские художники начали с открытием в 1757 году Императорской Академии художеств в Петербурге.

Поначалу учебное заведение носило другое название — Академия трех знатнейших художеств (живописи, скульптуры, архитектуры) — и числилось при Московском университете. В результате реформы Екатерины II Академия стала официальным государственным учреждением. Она давала высшее образование и регламентировала художественную жизнь всей страны. Обучение строилось по европейской модели: сначала ученики рисовали со слепков, потом наступал черед «экорше» — скульптур, показывающих подробное анатомическое строение тела, и, наконец, учащихся допускали до занятий в натурном классе. Мужской натурный класс был открыт при Академии в 1760 году по инициативе скульптора Николя-Франуса Жилле. Натурный женский класс появился гораздо позже: впервые его организовало в 1893 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

«Постепенно обнаженная натура превратилась из учебного рисунка в отдельную тему — воплощение прекрасного, — считает Евгения Илюхина, заместитель заведующего отделом графики XVIII — начала ХХ века Третьяковской галереи. — У каждого художника в каждый исторический период были свои и задача, и способ повествования, свой определенный акцент на эстетике переживания».

Главными художественными формами XVIII века были картины на исторические, мифологические и религиозные сюжеты. Живописная эстетика предполагала идеализацию человеческой натуры, гармоничность тела и красоту пропорций. Натуральность, реалистичность обнаженного тела были недопустимы, тогда как аллегорическое изображение считалось единственно верным. В числе первых художников, писавших обнаженную натуру, были Петр Соколов («Дедал привязывает крылья Икару», 1777; «Венера и Адонис», 1782, — за эту работу он получил степень академика), Иван Акимов («Самосожжение Геркулеса на костре в присутствии его друга Филоктета», 1782). Герои этих картин были изображены в идеализированных, мифологических декорациях — российские пейзажи и интерьеры появились на живописных полотнах гораздо позже, уже в XIX веке.

Карл Брюллов и Александр Иванов совершили прорыв в изображении обнаженной натуры, бросили вызов традициям классицизма. Брюллов осмелился добавить чувственности женским моделям своих картин, представив их более живыми и «настоящими» («Итальянское утро», 1823; «Вирсавия», 1832). Александр Иванов при работе над масштабным полотном «Явление Христа народу» (1837–1857) отказался от общепринятого подхода идеализирования тел натурщиков в пользу реалистичного изображения. Как написал скульптор Иван Мартос в своем письме вице-президенту Академии художеств Петру Чекалевскому в 1813 году: «Тело есть одеяние чудесное, материя, по разумению художников, сотканная божескими перстами, чему никакая человеческая хитрость подражать не может».
Русское искусство, в отличие от западноевропейского, формировалось под влиянием византийской традиции. Ее иконописные каноны предполагали подчеркнутую бестелесность изображения. Поэтому до XVIII века изображения обнаженной натуры существовали в основном в виде легкомысленных картинок, не претендовавших на художественную ценность.

Изучать и перенимать европейскую художественную систему русские художники начали с открытием в 1757 году Императорской Академии художеств в Петербурге.

Поначалу учебное заведение носило другое название — Академия трех знатнейших художеств (живописи, скульптуры, архитектуры) — и числилось при Московском университете. В результате реформы Екатерины II Академия стала официальным государственным учреждением. Она давала высшее образование и регламентировала художественную жизнь всей страны. Обучение строилось по европейской модели: сначала ученики рисовали со слепков, потом наступал черед «экорше» — скульптур, показывающих подробное анатомическое строение тела, и, наконец, учащихся допускали до занятий в натурном классе. Мужской натурный класс был открыт при Академии в 1760 году по инициативе скульптора Николя-Франуса Жилле. Натурный женский класс появился гораздо позже: впервые его организовало в 1893 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

«Постепенно обнаженная натура превратилась из учебного рисунка в отдельную тему — воплощение прекрасного, — считает Евгения Илюхина, заместитель заведующего отделом графики XVIII — начала ХХ века Третьяковской галереи. — У каждого художника в каждый исторический период были свои и задача, и способ повествования, свой определенный акцент на эстетике переживания».

Главными художественными формами XVIII века были картины на исторические, мифологические и религиозные сюжеты. Живописная эстетика предполагала идеализацию человеческой натуры, гармоничность тела и красоту пропорций. Натуральность, реалистичность обнаженного тела были недопустимы, тогда как аллегорическое изображение считалось единственно верным. В числе первых художников, писавших обнаженную натуру, были Петр Соколов («Дедал привязывает крылья Икару», 1777; «Венера и Адонис», 1782, — за эту работу он получил степень академика), Иван Акимов («Самосожжение Геркулеса на костре в присутствии его друга Филоктета», 1782). Герои этих картин были изображены в идеализированных, мифологических декорациях — российские пейзажи и интерьеры появились на живописных полотнах гораздо позже, уже в XIX веке.

Карл Брюллов и Александр Иванов совершили прорыв в изображении обнаженной натуры, бросили вызов традициям классицизма. Брюллов осмелился добавить чувственности женским моделям своих картин, представив их более живыми и «настоящими» («Итальянское утро», 1823; «Вирсавия», 1832). Александр Иванов при работе над масштабным полотном «Явление Христа народу» (1837–1857) отказался от общепринятого подхода идеализирования тел натурщиков в пользу реалистичного изображения. Как написал скульптор Иван Мартос в своем письме вице-президенту Академии художеств Петру Чекалевскому в 1813 году: «Тело есть одеяние чудесное, материя, по разумению художников, сотканная божескими перстами, чему никакая человеческая хитрость подражать не может».
«Культура.РФ» благодарит за вопрос Надежду Русяеву из города Самары.
«Культура.РФ» благодарит за вопрос Надежду Русяеву из города Самары.
Материалы по теме