Кто такие варяги?

Отвечает Вероника Мурашева, заведующая сектором отдела археологических памятников ГИМа
КТО ТАКИЕ ВАРЯГИ?
Отвечает Вероника Мурашева, заведующая сектором отдела археологических памятников ГИМа
В Западной Европе скандинавов называли норманнами, а на Руси — варягами.
Для Западной Европы эпоха викингов началась 8 июня 793 года с нападения скандинавских пиратов на монастырь Святого Кутберта на острове Линдисфарн у побережья Северо-Восточной Англии. Ужас живших в строгом аскетизме монахов был неописуем, когда на берег сошли воины в кольчугах и с боевыми топорами. Никакие мольбы о пощаде не помогли: обитель разгромили и разграбили, монахов убили или увели в плен. Позже на месте разрушенной обители установили камень: на одной его стороне были изображены люди, склонившиеся в молении перед крестом, на другой — идущие друг за другом воины с занесенными топорами.

Так кто же такие викинги? Это были пираты и воины, искатели добычи и славы. Однако в мирное время они были также мореплавателями и колонистами, вели торговлю и осваивали новые земли.

Ученые до сих пор не пришли к единой версии происхождения слова «викинг» (древнескандинавское viking). Шведский ученый Фриц Аскеберг выдвинул гипотезу, что оно происходит от глагола vikja — «поворачивать, отклоняться». Викинг, отказавшись от привычного уклада, отправлялся в поход в поисках удачи. Этим термином часто обозначали не конкретного человека, а само грабительское предприятие — «уйти, отправиться в викинг».

Викингами, как правило, становились младшие сыновья, так как имущество и титул отца обычно доставались старшим. Для младших же «уход в викинг» был единственной возможностью повысить свой статус на родине или за ее пределами. Занятие викингом часто становилось пожизненным, профессией.

Викинги разведывали земли не только на Западе, но и на Востоке. Здесь люди Севера искали новые места для поселений и, самое главное, новые дороги к богатству и славе.

Первым политическим событием в истории Древнерусского государства считается призвание в 862 году варяжских князей. Они и положили начало династии Рюриковичей, которая правила в России до конца XVI века. Однако призванию одних скандинавов предшествовало изгнание других. Обратно «за море» славяне отправили варягов, которые собирали дань с северных племен. Это не привело к установлению мира и порядка в государстве: «…и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом». Тогда «пошли за море к варягам, к руси… Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами… и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске».

Имена призванных князей известны и в скандинавских письменных источниках: Рюрик — Hroerekr («могучий славой»), Синеус — Signjotr («победу использующий»), Трувор — Ϸórvarðr («страж Тора»). В отличие от изгнанных варягов, призванные князья должны были править «по ряду, по праву». Скорее всего, в договор между верхушкой северной конфедерации племен и предводителем одного из норманнских отрядов входила и защита от внешней угрозы, и управление подвластной территорией.

В Западной Европе скандинавов называли норманнами, а на Руси — варягами. Древнескандинавское слово voeringi встречается в сагах, скальдических стихах, хрониках. Это производное от varar — «верность, обет, клятва». В скандинавской письменности вэрингами называли наемников, которые служили в варяжском корпусе в Византии — в привилегированном отряде телохранителей императора. Историки предполагают, что термин «варяг» («вэринг», «варанг») возник именно на Руси, но в скандинавской среде. А славяне восприняли его как обозначение всех скандинавских народов.

Скандинавам же мы обязаны и появлением самого слова «русь». Оно восходит к финскому наименованию выходцев из Скандинавии Ruotsi и изначально обозначало сообщество, которое сложилось в Поволховье и Приильменье. В свою очередь Ruotsi восходит к древнескандинавским словам со значением «гребец», «участник походов на гребных судах». Русью называли себя сами скандинавы в Восточной Европе: на восток они ходили «в русь», а на запад — «в викинг».

Первое же упоминание слова «русь» как названия народа историки обнаружили в Бертинских анналах 839 года — летописях Сен-Бертенского монастыря. Документ рассказывает, как в Ингельхайм-на-Рейне, резиденцию франкского императора Людовика Благочестивого, прибыло греческое посольство византийского императора Феофила. В составе посольства находились также некие люди, судя по всему, скандинавского происхождения. Они утверждали, что «народ их, называется Рос [Rhos]» и что в Византию они прибыли «ради дружбы». Феофил просил Людовика пропустить их через свои земли, так как возвращение на родину другим маршрутом было бы для них очень опасным. Однако, «тщательно расследовав [цель] их прибытия, император узнал, что они из народа [рода] свеев [шведов], и, сочтя их скорее разведчиками… чем послами дружбы, решил про себя задержать их». Дальнейшая судьба этой «миссии» неизвестна.

В X веке слово «русь» превратилось из обозначения скандинавов в название княжеской дружины. Русов же славяне воспринимали как местных, «своих», хоть те и были варягами. А выражения «дружина многа» и «вся русь» стали синонимичными. Если в договоре с греками 911 года послы «от рода русского» имели исключительно скандинавские имена — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, то в документе 945 года уже встречались и славянские — Святослав и Володислав.

Однако со временем начало закрепляться противопоставление «варяги — русь». Варяги вновь стали наемниками «из-за моря». Так, князь Владимир в 980 году пригласил варягов для захвата киевского престола. Когда же наемники стали требовать выкуп с жителей Киева, считая город своим, он отправил их в Константинополь, сопроводив посланием к императору: «Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь…»
Для Западной Европы эпоха викингов началась 8 июня 793 года с нападения скандинавских пиратов на монастырь Святого Кутберта на#nbsp;острове Линдисфарн у побережья Северо-Восточной Англии. Ужас живших в строгом аскетизме монахов был неописуем, когда на берег сошли воины в кольчугах и с боевыми топорами. Никакие мольбы о пощаде не помогли: обитель разгромили и разграбили, монахов убили или увели в плен. Позже на месте разрушенной обители установили камень: на одной его стороне были изображены люди, склонившиеся в молении перед крестом, на другой — идущие друг за другом воины с занесенными топорами.

Так кто же такие викинги? Это были пираты и воины, искатели добычи и славы. Однако в мирное время они были также мореплавателями и колонистами, вели торговлю и осваивали новые земли.

Ученые до сих пор не пришли к единой версии происхождения слова «викинг» (древнескандинавское viking). Шведский ученый Фриц Аскеберг выдвинул гипотезу, что оно происходит от глагола vikja — «поворачивать, отклоняться». Викинг, отказавшись от привычного уклада, отправлялся в поход в поисках удачи. Этим термином часто обозначали не конкретного человека, а само грабительское предприятие — «уйти, отправиться в викинг».

Викингами, как правило, становились младшие сыновья, так как имущество и титул отца обычно доставались старшим. Для младших же «уход в викинг» был единственной возможностью повысить свой статус на родине или за ее пределами. Занятие викингом часто становилось пожизненным, профессией.

Викинги разведывали земли не только на Западе, но и на Востоке. Здесь люди Севера искали новые места для поселений и, самое главное, новые дороги к богатству и славе.

Первым политическим событием в истории Древнерусского государства считается призвание в 862 году варяжских князей. Они и положили начало династии Рюриковичей, которая правила в России до конца XVI века. Однако призванию одних скандинавов предшествовало изгнание других. Обратно «за море» славяне отправили варягов, которые собирали дань с северных племен. Это не привело к установлению мира и порядка в государстве: «…и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом». Тогда «пошли за море к варягам, к руси… Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами… и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске».

Имена призванных князей известны и в скандинавских письменных источниках: Рюрик — Hroerekr («могучий славой»), Синеус — Signjotr («победу использующий»), Трувор — Ϸórvarðr («страж Тора»). В отличие от изгнанных варягов, призванные князья должны были править «по ряду, по праву». Скорее всего, в договор между верхушкой северной конфедерации племен и предводителем одного из норманнских отрядов входила и защита от внешней угрозы, и управление подвластной территорией.

В Западной Европе скандинавов называли норманнами, а на Руси — варягами. Древнескандинавское слово voeringi встречается в сагах, скальдических стихах, хрониках. Это производное от varar — «верность, обет, клятва». В скандинавской письменности вэрингами называли наемников, которые служили в варяжском корпусе в Византии — в привилегированном отряде телохранителей императора. Историки предполагают, что термин «варяг» («вэринг», «варанг») возник именно на Руси, но в скандинавской среде. А славяне восприняли его как обозначение всех скандинавских народов.

Скандинавам же мы обязаны и появлением самого слова «русь». Оно восходит к финскому наименованию выходцев из Скандинавии Ruotsi и изначально обозначало сообщество, которое сложилось в Поволховье и Приильменье. В свою очередь Ruotsi восходит к древнескандинавским словам со значением «гребец», «участник походов на гребных судах». Русью называли себя сами скандинавы в Восточной Европе: на восток они ходили «в русь», а на запад — «в викинг».

Первое же упоминание слова «русь» как названия народа историки обнаружили в Бертинских анналах 839 года — летописях Сен-Бертенского монастыря. Документ рассказывает, как в Ингельхайм-на-Рейне, резиденцию франкского императора Людовика Благочестивого, прибыло греческое посольство византийского императора Феофила. В составе посольства находились также некие люди, судя по всему, скандинавского происхождения. Они утверждали, что «народ их, называется Рос [Rhos]» и что в Византию они прибыли «ради дружбы». Феофил просил Людовика пропустить их через свои земли, так как возвращение на родину другим маршрутом было бы для них очень опасным. Однако, «тщательно расследовав [цель] их прибытия, император узнал, что они из народа [рода] свеев [шведов], и, сочтя их скорее разведчиками… чем послами дружбы, решил про себя задержать их». Дальнейшая судьба этой «миссии» неизвестна.

В X веке слово «русь» превратилось из обозначения скандинавов в название княжеской дружины. Русов же славяне воспринимали как местных, «своих», хоть те и были варягами. А выражения «дружина многа» и «вся русь» стали синонимичными. Если в договоре с греками 911 года послы «от рода русского» имели исключительно скандинавские имена — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, то в документе 945 года уже встречались и славянские — Святослав и Володислав.

Однако со временем начало закрепляться противопоставление «варяги — русь». Варяги вновь стали наемниками «из-за моря». Так, князь Владимир в 980 году пригласил варягов для захвата киевского престола. Когда же наемники стали требовать выкуп с жителей Киева, считая город своим, он отправил их в Константинополь, сопроводив посланием к императору: «Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь…»
Еще больше о культуре и быте выходцев из Скандинавии расскажет выставка «Викинги. Путь на Восток», которая проходит в Государственном историческом музее до 10 января.
Материалы по теме