Александр Сумароков

Лаура

Былъ нѣкто: скромность онъ гораздо ненавидѣлъ,
И брѣдиль онъ то все, что только онъ увидѣлъ;
А отъ того ни съ кѣмъ ужиться онъ не могъ.
Пастухъ онъ былъ: болталъ и збился послѣ съ ногъ,
Луга своимъ овцамь почасту промѣняя.
На всѣхъ болталъ лугахъ скотину пригоняя.
Пришедъ на новый лугъ не всѣмъ еще знакомъ,
Ужъ мыслить вымолвить худое что о комъ.
Увидѣлъ нѣкогда любви онъ нѣжну томность;
Вотъ способь оказать ему свою нескромность!
Онъ щуку мнить поймавъ варитъ собѣ уху:
Къ едва знакомому подходитъ пастуху:
Расказывалъ ему: онъ видѣлъ то и ето,
И другу онъ ево мрачитъ сей вѣстью лѣто.
Пришлецъ сей тихія ручьи возволновалъ.
Мѣльчайшая струя Дамоклу бурный валъ:
Уже предъ нимь цвѣты приятства не имѣли:
Зефиръ Бореемъ сталъ, дубровы зашумѣли.
Чьево не возмутитъ такая сердца вѣсть!
И что на свѣтѣ семъ сего тяжелѣ есть!
Такъ небо ясное въ полудни помѣрькаетъ,
Когда ко ужасу въ тьмѣ молиія сверькаеть,
И пѣсней соловей сокрывся не поетъ:
Вѣтръ вержетъ шалаши и нивы градъ біетъ.
На вышшихъ бѣдствіе Дамоклово стѣпеняхъ;
Ево любовница сидѣла на колѣняхъ,
У пастуха свою грудь нѣжну оголя,
Себя и пастуха подобно распаля.
А дерзкая рука пастушку миловала,
Когда любовника пастушка цѣловала.
Дамоклъ мученіе несносно ощущалъ,
И жалобы свои дубровѣ возвѣщалъ:
И слышать не хотѣлъ о ревности я прежде:
Въ такой ли съ Лаѵрою любился я надеждѣ!
Другой имѣетъ то, что прежде я имѣлъ:
Тобой невѣрная весь разумъ мой омлѣлъ:
Жарчайше для меня Іюнни дни блистали:
Не зрѣлъ я осени; и ужъ морозы стали;
Не пожелтѣли здѣсь зѣленыя луга;
А на лугахъ ужо насыпаны снѣга.
Преддверья не было къ сей лютой мнѣ премѣнѣ:
Не портилось ни что; и вижу все во тлѣнѣ.
Отъ друга упросилъ, дабы кто-то сказалъ,
Нещастіе сіе ясняе доказалъ.
Болтаетъ сей пришлецъ, языка онъ не вяжешъ.
И въ паствѣ Лаѵрина любовника онъ кажетъ.
Но кто любовникъ сей? Дамокла кажетъ онъ;
Прошелъ престратнѣйшій прошелъ Дамокловъ сонъ,
И болѣе душа ево не волновалась:
Возникли радости и ревность миновалась.
И какь онъ агницу потерянну нашелъ:
Къ любовницѣ своей, обрадованъ, пошелъ:
Сошли снѣга долой съ полей истаяваясь:
Въ мѣчтѣ ползла змѣя, мѣчтою извиваясь.
Онъ Лаѵрѣ расказалъ мѣчтаніе свое;
Она ево журитъ за мнѣніе сіе:
А онь отвѣтствуетъ: ково кто любитъ мало,
Тово и ревностью ни что ни позамало;
А я любезную всѣхъ паче мѣръ люблю,
И сей любви доколь я живъ, не истреблю.
Тобою мнѣ судьбы не изъясненно щедры:
Вокореняются подобіемъ симъ кедры,
Своихъ достигнувъ силъ по возрастѣ своемъ,
Какъ ты дражайшая во сердцѣ въ вѣкъ моемъ.
И я возлюбленный люблю тебя подобно,
Однако вить любить безъ ревности удобно.

Александр Сумароков
Александр Сумароков
Александр Сумароков считал, что театр должен способствовать просвещению публики и развитию национальной драматургии. Он стоял во главе первого профессионального государственного театра, где сам проводил пробы и ставил спектакли. Драматург требовал от актеров острого ума, способностей к анализу пьес и персонажей. Для него было важно, чтобы артисты не просто играли роли, но перевоплощались в своих героев и ярко, правдоподобно раскрывали их чувства зрителям.