Александр Сумароков

Человекъ средняго века и две ево любовницы

Былъ нѣкто среднихъ лѣтъ,
Ни внукъ, ни дѣдъ,
Ни хрычь, и ни дѣтина;
Однако былъ ужъ сѣдъ;
Но прежнихъ волосовъ еще былъ видѣнъ цвѣтъ;
Осталася на немъ ихъ цѣла половина.
Любиться онъ еще умѣлъ,
И двѣ любовницы имѣлъ,
Одну сѣдую:
Не такову какъ онъ, сѣдую впрямъ:
Другую молодую.
Какая бы годна была и молодцамъ.
Одна ево дарила,
Другая тщилась обирать,
И каждая ево боялась потерять.
Извѣстно какова въ любви и въ деньгахъ сила.
Старуха думала: любовникъ мой не старъ,
А я ужъ стала стара;
Такъ я ему не пара:
Покинетъ онъ меня! какой мнѣ то ударъ!
Другая думала: любовникъ мой ужъ старъ.
А я еще не стара:
Такъ я ему не пара:
Узнаетъ лѣсть мою и мой притворный жаръ!
Чтобъ имъ не оборваться
Въ такой глубокой ровъ;
И етой и другой хотѣлось съ нимъ сравняться,
Хоть цвѣтомъ волосовъ.
И волосы примѣта,
Что ихъ не сходны лѣта.
Хрычовка утолить сомнѣнье и тоску,
Щипала у нево сѣдыхъ по волоску.
А та сѣдыя оставляла:
По волоску она вонъ русыя щипала.
Ни въ старой вшелъ онъ вѣкъ, ни въ лѣта молодыхъ,
Не стало волосовъ, ни русыхъ ни сѣдыхъ.

Александр Сумароков
Александр Сумароков
Александр Сумароков считал, что театр должен способствовать просвещению публики и развитию национальной драматургии. Он стоял во главе первого профессионального государственного театра, где сам проводил пробы и ставил спектакли. Драматург требовал от актеров острого ума, способностей к анализу пьес и персонажей. Для него было важно, чтобы артисты не просто играли роли, но перевоплощались в своих героев и ярко, правдоподобно раскрывали их чувства зрителям.