Алексей Константинович Толстой

О, будь же мене голосист

О, будь же мене голосист,
Но боле сам с собой согласен…
. . . . . . . . . .
Стяжал себе двойной венец:
Литературный и цензурный.