Алексей Толстой

Песня о Каткове, о Черкасском, о Самарине, о Маркевиче и о арапах

1Друзья, ура единство!
Сплотим святую Русь!
Различий, как бесчинства,
Народных я боюсь.2Катков сказал, что, дискать,
Терпеть их — это грех!
Их надо тискать, тискать
В московский облик всех! 3Ядро у нас — славяне;
Но есть и вотяки,
Башкирцы, и армяне,
И даже калмыки; 4Есть также и грузины
(Конвоя цвет и честь!),
И латыши, и финны,
И шведы также есть; 5Недавно и ташкентцы
Живут у нас в плену;
Признаться ль? Есть и немцы
Но это: entre nous! 6Страшась с Катковым драки,
Я на ухо шепну:
У нас есть и поляки,
Но также: entre nous; 7И многими иными
Обилен наш запас;
Как жаль, что между ними
Арапов нет у нас! 8Тогда бы князь Черкасской,
Усердием велик,
Им мазал белой краской
Их неуказный лик; 9С усердьем столь же смелым,
И с помощью воды,
Самарин тер бы мелом
Их черные зады; 10Катков, наш герцог Алба,
Им удлинял бы нос,
Маркевич восклицал бы:
«Осанна! Аксиос!»

Алексей Толстой
Алексей Толстой
Алексей Толстой вошел в историю русской литературы как поэт и прозаик. Его лирика легла в основу знаменитых романсов Петра Чайковского, Николая Римского-Корсакова и других композиторов. Вместе с братьями Жемчужниковыми он создал одну из самых известных литературных мистификаций — вымышленного писателя Козьму Пруткова, чьи афоризмы известны и сегодня.