Юрий Левитанский

День все быстрее на убыль

День все быстрее на убыль
катится вниз по прямой.
Ветка сирени и Врубель.
Свет фиолетовый мой.Та же как будто палитра,
сад, и ограда, и дом.
Тихие, словно молитва,
вербы над тихим прудом.Только листы обгорели
в медленном этом огне.
Синий дымок акварели.
Ветка сирени в окне.Господи, ветка сирени,
все-таки ты не спеши
речь заводить о старенье
этой заблудшей глуши, этого бедного края,
этих старинных лесов,
где, вдалеке замирая,
сдавленный катится зов, звук пасторальной свирели
в этой округе немой…
Врубель и ветка сирени.
Свет фиолетовый мой.Это как бы постаренье,
в сущности, может, всего
только и есть повторенье
темы заглавной его.И за разводами снега
вдруг обнаружится след
синих предгорий Казбека,
тень золотых эполет, и за стеной глухомани,
словно рисунок в альбом,
парус проступит в тумане,
в том же, еще голубом, и стародавняя тема
примет иной оборот…
Лермонтов. Облако. Демон.
Крыльев упругий полет.И, словно судно к причалу
в день возвращенья домой,
вновь устремится к началу
свет фиолетовый мой.