Иван Никитин

Горькие слезы

In meiner Brust da sitzt ein Weh,
Das will die Brust zersprengea,
Heine[1]Чужих страданий жалкий зритель,
Я жизнь растратил без плода,
И вот проснулась совесть-мститель
И жжет лицо огнем стыда.
Чужой бедой я волновался,
От слез чужих я не спал ночь, —
И все молчал, и все боялся,
И никому не мог помочь.
Убит нуждой, убит трудами,
Мой брат и чах и погибал,
Я закрывал лицо руками
И плакал, плакал — и молчал.
Я слышал злу рукоплесканья
И все терпел, едва дыша;
Под пыткою негодованья
Молчала рабская душа!
Мой дух сроднился с духом века,
Тропой пробитою я шел:
Святую личность человека
До пошлой мелочи низвел.
Ты ль это — жизнь к добру с любовью,
Плод мысли, горя и борьбы?
Увы, отмечена ты кровью,
Насмешка страшная судьбы!..[1]В моей груди гнездится боль, которая хочет разорвать мою грудь. Гейне (нем.).

Иван Никитин
Иван Никитин
Критики называли Ивана Никитина мастером русского поэтического пейзажа. Он родился и жил в Воронеже и стал одним из немногих поэтов губернии, чьи произведения публиковали столичные газеты и журналы. Никитин не только писал стихи, но и занимался делами семьи: управлял постоялым двором, а позже открыл собственный книжный магазин и первый в Воронеже читальный зал.