Марина Цветаева

Пещера

Могла бы — взяла бы
В утробу пещеры:
В пещеру дракона,
В трущобу пантеры.В пантерины — лапы —
— Могла бы — взяла бы.Природы — на лоно, природы — на ложе.
Могла бы — свою же пантерину кожу
Сняла бы…
— Сдала бы трущобе — в учебу!
В кустову, в хвощёву, в ручьёву, в плющёву, —Туда, где в дремоте, и в смуте, и в мраке,
Сплетаются ветви на вечные браки…Туда, где в граните, и в лыке, и в млеке,
Сплетаются руки на вечные веки —
Как ветви — и реки…В пещеру без света, в трущобу без следу.
В листве бы, в плюще бы, в плюще — как в плаще бы…Ни белого света, ни черного хлеба:
В росе бы, в листве бы, в листве — как в родстве бы…Чтоб в дверь — не стучалось,
В окно — не кричалось,
Чтоб впредь — не случалось,
Чтоб — ввек не кончалось!Но мало — пещеры,
И мало — трущобы!
Могла бы — взяла бы
В пещеру — утробы.Могла бы —
Взяла бы.

Марина Цветаева
Марина Цветаева
Первая посмертная книга стихов Марины Цветаевой «Избранное» увидела свет в СССР в 1961 году, через 20 лет после гибели автора и почти через 40 лет после предыдущего издания на родине. К моменту выхода «Избранного» немногие читатели помнили молодую Цветаеву и почти никто не представлял, в какого масштаба фигуру она превратилась, пройдя свой трагический путь.