Константин Бальмонт

На черном фоне

На черном фоне белый свет
Меня мучительно пленяет.
И бьется ум. Дрожит. Не знает,
Не скрыт ли страшный здесь ответ.
Боясь принять ответ жестокий.
Вопрос я тайный хороню.
И вновь молюсь. Молюсь — Огню,
В тени Стремнины звездоокой!