Константин Бальмонт

Русалки

Мы знаем страсть, но страсти не подвластны.
Красою наших душ и наших тел нагих
‎Мы только будим страсть в других,
‎А сами холодно-бесстрастны.

‎Любя любовь, бессильны мы любить.
Мы дразним и зовём, мы вводим в заблужденье,
‎Чтобы напиток охлажденья
‎За знойной вспышкой жадно пить.

‎Наш взгляд глубок и чист, как у ребёнка.
Мы ищем Красоты и мир для нас красив,
‎Когда, безумца погубив,
‎Смеёмся весело и звонко.

‎И как светла изменчивая даль,
Когда любовь и смерть мы заключим в объятье,
‎Как сладок этот стон проклятья,
‎Любви предсмертная печаль!