Иван Козлов

Бахчисарай ночью

Молитва отошла, джамид [1] уже пустеет,
Утих изана [2] звук в безмолвии ночном,
Даль тмится, и заря вечерняя краснеет
Рубиновым лицом.Сребристый царь ночей к наложнице прелестной
В эфирной тишине спешит на сладкий сон,
И вечною красой блестит гарем небесный,
Звездами освещен.Меж ними облако одно, как лебедь сонный,
На тихом озере плывет во тме ночной;
Белеет грудь его на синеве бездонной,
В краях отлив златой.Здесь дремлет минарет под тенью кипариса;
А там гранитных скал хребты омрачены:
Там непреклонные в диване у Эвлиса [3]Чернеют сатаны.Под мраком иногда вдруг молния родится,
И чрез туманный овод лазуревых небес
Она из края в край, внезапная, промчится
Как быстролёт Фарес. [4]____________________
Примечания:
[1] — Джамид — мечеть.
[2] — Изан — молитва, которую поют муезины на минаретах.
[3] — Эвлис — Люцифер.
[4] — Фарес — славный бедуинский наездник.