Вильгельм Кюхельбекер

Работы сельские приходят уж к концу

Работы сельские приходят уж к концу,
Везде роскошные златые скирды хлеба;
Уж стал туманен свод померкнувшего неба
И пал туман и на чело певцу…
Да! недалек тот день, который был когда-то
Им, нашим Пушкиным, так задушевно пет!
Но Пушкин уж давно подземной тьмой одет,
И сколько и еще друзей пожато,
Склонявших жадный слух при звоне полных чаш
К напеву дивному стихов медоточивых!
Но ныне мирный сон товарищей счастливых
В нас зависть пробуждает.- Им шабаш! Шабаш им от скорбей и хлопот жизни пыльной,
Их не поднимет день к страданьям и трудам,
Нет горю доступа к остывшим их сердцам,
Не заползет измена в мрак могильный,
Их ран не растравит; их ноющей груди
С улыбкой на устах не растерзает злоба,
Не тронет их вражда: спаслися в пристань гроба,
Нам только говорят: «Иди! иди!
Надолго нанят ты; еще тебе не время!
Ступай, не уставай, не думай отдохнуть!» —
Да силы уж не те, да всё тяжеле путь,
Да плечи всё больнее ломит бремя!

Вильгельм Кюхельбекер
Вильгельм Кюхельбекер
Вильгельм Кюхельбекер был одним из выпускников Царскосельского лицея, сокурсником и близким другом Александра Пушкина и Антона Дельвига. Еще в годы учебы он увлекся либеральными идеями: читал передовые статьи, писал тематические стихотворения, выступал в защиту сосланного Пушкина и даже выступал в известном парижском лектории с лекциями, в которых критиковал политику российских монархов. После участия в декабристском восстании Кюхельбекера заточили в темницу на 10 лет, а потом — сослали в Сибирь.