Вильгельм Кюхельбекер

Тоска по Родине

На булат опершись бранный,
Рыцарь в горести стоял,
И, смотря на путь пространный,
Со слезами он сказал: «В цвете юности прелестной
Отчий кров оставил я,
И мечом в стране безвестной
Я прославить мнил себя.Был за дальними горами,
Видел чуждые моря;
Век сражался я с врагами
За отчизну и царя.Но душа моя страдала —
В лаврах счастья не найти!
Всюду горесть рассыпала
Терны на моем пути! Без отчизны, одинокий,
Без любезной и друзей,
Я грущу в стране далекой
Среди вражеских полей! Ворон сизый, быстрокрылый,
Полети в родимый край;
Жив ли мой отец унылый —
Весть душе моей подай.Старец, может быть, тоскою
В хладну землю положен;
Может быть, ничьей слезою
Гроб его не орошен! Сядь, мой ворон, над могилой,
Вздох мой праху передай;
А потом к подруге милой
В древний терем ты слетай! Если ж грозный рок, жестокой,
Мне сулил ее не зреть,
Ворон! из страны далекой
Для чего назад лететь?..»Долго рыцарь ждал напрасно:
Ворон все не прилетал;
И в отчаяньи несчастный
На равнине битвы пал! Над высокою могилой,
Где страдальца прах сокрыт,
Дремлет кипарис унылый
И зеленый лавр шумит!

Вильгельм Кюхельбекер
Вильгельм Кюхельбекер
Вильгельм Кюхельбекер был одним из выпускников Царскосельского лицея, сокурсником и близким другом Александра Пушкина и Антона Дельвига. Еще в годы учебы он увлекся либеральными идеями: читал передовые статьи, писал тематические стихотворения, выступал в защиту сосланного Пушкина и даже выступал в известном парижском лектории с лекциями, в которых критиковал политику российских монархов. После участия в декабристском восстании Кюхельбекера заточили в темницу на 10 лет, а потом — сослали в Сибирь.