Нижегородская область, Балахнинский, Городецкий...
Резьба по дереву

Нижегородская глухая резьба по дереву

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, говор – среднерусский

Нижегородская глухая (домовая, корабельная, бáрочная) резьба по дереву была распространена в декоре лобовых досок, лопаток и оконных наличников в домах приволжских уездов Нижегородской губернии с середины XVIII до начала XX века. Глухая резьба ведет свое начало от украшения волжских судов, что отразилось в ее втором названии – «бáрочная резь». По контуру рисунка – припороке – на гладко обструганную сосновую доску наносились иглой отверстия. Затем холщовым мешочком с истолченным углем – паузой – мастер пропорашивал рисунок, благодаря чему проступал контур изображения, и обводил его плотницким карандашом, а также намечал глубину рельефа. С помощью нескольких закругленных долот выбирался фон и создавался рельеф. Далее «выглаживалась» поверхность рельефа и наносились мелкие детали. После окончания резной работы доска покрывалась олифой.

Наибольшей концентрацией памятников глухой («корабельной», «барочной») резьбы обладали Нижегородский, Балахнинский и Городецкий уезды, в которых в конце XVIII – первой половине XIX в.  было сосредоточено волжское судостроение. Характерно, что глухая резьба возникла в этих местах почти одновременно, что свидетельствует о тесных связях местных артелей.

Проработав зиму на строительстве судов и спустив их на полую воду, судостроители с весны искали себе заработок по волжским деревням, вследствие чего приемы «корабельной» резьбы стали использоваться в жилом деревянном зодчестве Поволжья – ею украшали лобовые доски, лопатки  и оконные наличники домов. Кроме Нижегородской области глухая резьба встречается в селах соседних областей – Костромской и Ивановской.

Как правило, глухая резьба выполнялась не одним мастером, а артелью. Работа была разделена на несколько операций. Рисунки для резьбы – так называемые припороки – обычно хранились у руководителя артели. По контурам рисунка на гладко обструганную сосновую доску (обычно толщиной 4–6 см) иглой наносились отверстия. Затем  мастер припорашивал рисунок холщовым мешочком с истолченным углем – паузой, благодаря чему на доске отчетливо проступал контур будущего изображения. После этого рисунок обводили плотницким карандашом, а по торцу доски отмечали допустимую глубину рельефа.

В начале работы использовали нескольких закругленных долот, с помощью которых выбирался фон и создавался рельеф. Края узора не оставляли острыми, прямо вырубленными, они слегка «заваливались», что делало узор более пластичным, способным создавать мягкую игру света и тени. На этой стадии работа не прекращалась, ибо мастер считал необходимым «выгладить» шероховатую поверхность рельефа, сделать более выразительными мелкие детали – нанести жилки на листья, придать рельефность лепесткам цветов, разузорить их серединки, подчеркнуть игру чешуек на хвостах русалок-берегинь. После окончания резной работы доска 2–3 раза покрывалась олифой в целях консервации и иногда раскрашивалась.