Нижегородская область, Лукоя́новский район, село...
Традиционные технологии

Традиция «свято́шных» вечёрок в селе Крю́ковка Лукоя́новского района Нижегородской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский

На каждой улице села устраивалась одна, а иногда и две кельи. Девушки с одной улицы договаривались с какой-нибудь одиноко живущей, весёлой, любящей молодёжь женщиной и собирались у неё. За келью ей платили керосином, дровами, иногда собирали деньги. Квартиру украшали вышитыми полотенцами, тенётами: на нитку, как бусы, нанизывали соломку, чередуя её с цветными бумажками.

В вечёрках участвовала молодежь старше тринадцати-четырнадцати лет. Женатые пары и представители старшего поколения присутствовали в качестве зрителей и стояли у входа: «По целой избе ходили зрители».

По вечерам девушки в келье ждали парней. Ольга Егоровна Волгушо́ва рассказывала: «В святки играли зимой-то. Песни пели, плясали, припевали, целовали робят по очереди. Это было любимое время у молодёжи… Вот на Панином порядке всё гуляли, каравод  [у] нас большой был. В посе́дки зимой ходили, сидели, хто с вязаньем, хто чёво… Вязали —  хто носки, хто варежки. Человек десять наверно было в караводе-то».

С приходом парней, начиналась вечёрошная игра.

Старшая из девушек, ведущая, приглашала всех усаживаться на лавки друг напротив друга: девушки с одной стороны, парни — с другой. Затем ведущая обращалась к первому парню, указывая на девушку, сидящую напротив него:

— По нраву ль тие девка супротив?

— По нраву, ой, по нраву!

Так образовывалась первая пара для дальнейших игр и танцев. Затем ведущая спрашивала девушку, сидящую второй по порядку:

— По нраву ль тебе парень супротив?

— Да как сказать…

— А ково ж тие надабна?

— А вон тово, что в серай кепачки, балагура.

Указанный парень менялся местами с тем, что был напротив второй девушки. Образовывалась вторая пара. Ведущая спрашивала третьего парня:

— А тебе по нраву девка супротив?

— Да мне все по нраву. Толька вон та курноса лутчи всех.

Образовывалась третья пара. Игра продолжалась до тех пор, пока все не разделятся по парам. Каждый старался занять первое или второе место, потому что в этом случае можно было выбрать себе приглянувшуюся девушку или парня. Тому, кто сидел последним, приходилось выбирать из тех, кто остался. Случалось, что парней или девушек для пар не хватало, тогда девушки или парни играли и танцевали друг с другом (девушка с девушкой или парень с парнем).

Потом девушки запевали «свято́шные» песни. «В первый вечер заигрывали «Во весёлай во беседе».

Ва весёлай во беседе девушка гуляла, девушка гуляла.

Вот по мысьли себе д(ы)руга она ваберала, она ваберала.

Вот подходит она к другу и берёт за руку, и берёт за руку.

Пойдём, милычка милая, в садик раз(ы)гуляться, в садик раз(ы)гуляться.

Чем во садик(ы) раз(ы)гуляться, лутчи цаловаться, лутчи цаловаться.

«Поют песню, мы ходим с парнем за ручку, уцепимси вот эдак, по избе-то ходим. Вот споют про цалованья-то, поцолуимси. Он пойдёт девчонку цаловать, какá ему нравится, а девчонка идёт парня цолует. Девчонка не выбирáт, какой по ряду, красивый, некрасивый».  Затем образовывались новые пары. Они так же под песню ходили по комнате за руку, а в конце целовались. Каждой паре пелась своя песня. Если девушки знали, что их подруге достался парень, который ей не нравится, запевали короткую песню: «Журавлины долги ноги» или «Подушечку».

Подушичка, подушичка, ты же пуховая.

А барышня-та, д(ы)ворянка, ты же малодая.

Кому вечир, кому вечир, а мне вичерина.

Кому дети, кому малы, а мне их учить.

Я на ноженьку поставлю, тынцовать заставлю.

Пройди, пройди, пратонцуй, семь раз пыцелуй. 

Репертуар «свято́шных» песен в селе Крюковка был обширным; наиболее часто звучали следующие:

1. Во весёлой во беседе;

2. Под окошком сад цветёт;

3. Во горенке во новой;

4. Как жена была всё угрюмая (Угрюмая);

5. Как за дядиным двором;

6. Ни светёл ли месяц светлый;

7. Что это за месяц;

8. Я поеду во Китай-город гулять;

9. Подушечка;

10. Журавлины долги ноги;

11. Ходит царь.

Кроме пения святошных песен, на вечёрках плясали и пели под гармошку частушки — «Страданье», «Сормача», «Цыганочку», «Русского», танцевали «Краковяк», «Падеспань», «Карапет». Вот как это описывала О.Е. Волгушо́ва: «Весело было… Молодёжи много тогда было. Молоденьки мы, [е]ще глупеньки начали играть. Народу по целай избе ходило! С гармонями… Припевают «Сормача». Припевают две на смену… Выходют… Одна припоёт, подговорит, другá начинáт. А одна-т, пока поёт песню-т, пляшет перед ней, тут стоит, перед гармонью-то. Весело было…Песни весёлы всё, хороши были…»

В ночь с 13 на 14 января, на Старый Новый год, девушки ходили по домам, обычно по тем, где были взрослые парни. Девушки шли нарядные, под накрывными шалями, без пальто. В доме у каждого парня собиралась в этот вечер родня, чтоб присмотреть ему невесту, готовили специальное угощение: «Витульки пекли, каракули называли. Подадут витульку… По две всё дают. Витульки у ково сдобны, у ково не больно сдобны, пресны». Девушки, взойдя на крыльцо, в сени, начинали громко топать ногами. В комнате они пели песенку-колядку:

Маненький хлопчик

Принёс баби снопчик,

Положил на стульчик,

А вы, люди, знайти,

По костычки дайти.

Вынимайти питачки,

Открывайти сундучки.

Нам ни нада питачки,

Нада гривеннички,

Да двугривеннички,

Да полтиннички,

Да рублёвычки.

«Тогда маненьки денежки давали, вот эдак до рубля. Хто даст двадцать копеек…Двадцать — эт’ много дают [е]ще! А то хто по копеек 10 даст, хто полтинник или как…А мы ж как цыганки! Просим: «Мы вашева-то вон цолуем кажнай вечер! Чово вы дали?» Хохочут там…Которы поддакивают: «А вы дайте уж им, оне вон как гожа поют, да хороши дети-то какея. Все красивы». А мы нарумянимси, набелимси. [— А наряжались во что?] — В чово? Нет. Только под большими шаля́ми ходили. Кудрей навивали на тряпки, на ночь. Они, ети кудри-та, ни ломаются как-та, намочим их сладкой водой, оне каке-та жёски делаются. Вот… В наряды кажной вечер сменно наряжались. Хто чё дадут, по делу, ни по делу, когда вон и широки чёво, когда гоже было. Наряду-то не было тогда как ноне-то. Родных одевали вещи, аль можа, хто даст, подходящева если, маненько великовато, так не беда. Чудо было! Щас вон, как цветки ходют все, а тогда — как Бабы Яги.

 С девушками часто ходила по дворам и хозяйка кельи — она наряжалась цыганкой, брала корзинку. Родители парней подавали девушкам пироги, конфеты, деньги, яблоки и другое угощение. Потом девушки шли в келью и съедали собранное, а деньгами расплачивались с хозяйкой за келью.

К сожалению, в настоящее время вечёрочные свято́шные песни в Крюковке можно услышать лишь от людей старшего поколения в фольклорно-этнографической экспедиции. В 2010 году директору крюковского Дома культуры Галине Валентиновне Новожениной совместно с молодыми сельскими активистами удалось возродить традицию колядования на Святки. Ежегодно количество колядовщиков увеличивается, а местные жители относятся к этой инициативе с одобрением и интересом.

Аудио

01 «Святошная» песня «Во весёлой во беседе» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
02 «Святошная» песня «Под окошком сад цветёт» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
03 «Святошная» песня «Во горенке во новой» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
04 «Святошная» песня «Как жена была всё угрюмая (Угрюмая)» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
05 «Святошная» песня «Как за дядиным двором» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
06 «Святошная» песня «Не светёл ли месяц светлый» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.
07 «Святошная» песня «Что это за месяц» в исполнении О.Е. Волгушовой, Е.М. Киршановой, А.В. Мартыновой из с.Крюковка Лукояновского р-на Нижегородской обл.