Показать
Тверская область, Нелидовский район, деревня...
Народное исполнительство

Песенная традиция деревни Кривцово Нелидовского района Тверской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, западная группа говоров южного наречия
Показать

Песенная традиция деревни Кривцово Нелидовского района Тверской области — яркий образец народной музыкальной культуры западнорусского региона. Благодаря стечению многих обстоятельств в деревне сформировался песенный коллектив, объединивший в своем репертуаре песни нескольких деревень одного стилевого «куста». Таким образом, максимально естественно произошло формирование общего музыкального стиля кривцовских песельниц — наследниц традиционной культуры междуречья рек Межа и Западная Двина. Так сложилось, что именно этот регион с невероятно богатым фольклорным наследием стал одним из основных источником музыкальных впечатлений, питавшим русскую композиторскую школу второй половины XIX века. Здесь вплоть до конца ХХ века сохранялись в активном бытовании обрядовые песни на Масленицу, Троицу и Духов день, Пасху, зимние святки, жниво. Чрезвычайно богат музыкальном отношении и местный свадебный обряд. Ансамбль деревни Кривцово был неоднократно записан в ходе фольклорных экспедиций Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского, о нём сняты кинофильмы и телепередачи, вошедшие в цикл программ «Мировая деревня». Песни деревни Кривцово получили вторую жизнь благодаря молодежным фольклорным коллективам Москвы, Твери, Перми, которые включили в свой репертуар кривцовские песни.

Кривцово — центр сельского поселения, деревня, расположенная вдоль трассы Нелидово-Белый, в 15 км от районного центра, шахтерского поселка Нелидово. Именно сюда, на центральную усадьбу съезжались колхозники — жители окрестных деревень, подвергшихся ликвидации в 1960-е – 1970-е годы в связи в связи с политикой укрупнения сельских хозяйств. Такая участь постигла и деревню Жеребцово, расположенную в лесах по правому берегу реки Межи, из которой в Кривцово переселилось несколько семей, составивших основу коллектива. Среди переселенцев: запевала ансамбля, его «визитная карточка» — Антонина Малафеевна Волкова, «память» ансамбля Александра Федоровна Спиридонова и Ефросинья Трофимовна Царева. К ним примкнули Анастасия Тихоновна Машененкова и Пелагея Сидоровна Елисеева. В основном от этого состава и были записаны песни кривцовских певуний в период с 1985 по 1992 год. Кроме записи песен, проводились и индивидуальные опросы по ритуалам календарного цикла и свадебному обряду. По результатам экспедиционных записей было написано несколько очерков и научных исследований, в частности, дипломная работа выпускницы Московской консерватории Ольги Величкиной «Календарные песни междуречья Межи и Западной Двины».

Пение кривцовского коллектива достаточно типично для западнорусской песенной традиции, однако имеет и свою специфику, ярче всего проявляющуюся в неповторимой, очень личностной манере исполнения каждой певицы, а также в безупречной слаженности, «припетости» их друг к другу, в тембровой монолитности ансамбля.

Песни и этнографические сведения, записанные в Кривцово, характерны для всего верховья Межи, включающего не одну сотню деревень. Среди типичных жанров этого региона обращают на себя внимание прежде всего обрядовые календарные песни, приуроченные ко всем основным праздникам народного календаря. Так, песни «Святой Дух, да Троица», «Как пошли девки во луги гулять», «Как у лесе, лесе две березы вместе», «Пойдем девки в зеленую рощу», «Медуница, трава медовая», «Нам пора время домой идти», по-местному именуемые духовскими, составляют музыкальный облик Троицы и Духова дня, празднование которых — характерная примета кривцовского «куста» деревень. На Троицу срубали березки, которые здесь называли май, срубленные деревца втыкались в землю во дворе возле входа в дом, их вершинки сплетались, и через эти «майские ворота» проходили и люди, и домашняя скотина в течение недели, начиная с Троицы. Гимном весне и празднику служила заглавная песня троицкой недели «Святой Дух да Троица»:

                               Святой Дух да Троица, Святая Никола,

                                 Дозволь погуляти, венки завювати.

                             Завьем мы веночек на круглый годочек.

                               Кругло наше поле, кругло, невеличко,

                                Вокруг земляничка. Я ягоды брала —

                            Зрелки на тарелке, зеляпушки в фартушке.

                        Зрелки — родной мамке, зеляпушки — свекрови,

                          Чтоб она не бранилась, чтоб она подавилась.

Она исполнялась торжественно, радостно, задавая необходимый для всего праздника энергетический тонус. Необычен сюжет духовской песни «Как пошли девки во луги гулять»:

                                     Как пошли девки во луги гулять

                                      Ой, люли, лели, во луги гулять,

 

                                    Во луги гулять, да и траву топтать

                                    Ой, люли, лели, да и траву топтать.*

 

                                        А мы травушку привтолочили,

                                     Кверху кореньями переворочили.

                                       Как пошла трава Богу жалиться,

                                      Богу жалиться, Христу кланяться:

                                 — Уж ты Бог ты наш, ты Иисус Христос,

                                        Меня девушки привтолочили,

                                      Кверху кореньями переворочили.

                                       — А тебе, трава, увсегда пора,

                                      Пора-времечко, тёплое летечко.

                                    Красным девушкам лишь одна пора

                                     Лишь одна пора — Семик-Троица.

*— далее форма строфы сохраняется.

Плетение венков, «венчание» коров, гадание на венках, кумление девушек с далёкой древности являлись неотъемлемыми составляющими праздника и дошли до наших дней.

Святочные хороводы, игры и гадания к моменту встречи московских фольклористов с ансамблем уже не исполнялись во время календарных праздников, однако сохранились в памяти исполнительниц. Это святковские игровые и хороводные песни «Как по морю», «Катилося решето», «На улице дождь, дождь», «Как под белою под березою», а также килекейки — песенки-загадки святочных гаданий.

О праздновании Масленицы до нас дошло немного сведений, однако масленичная «А мы масленицу дожидали» исполнялась практически в том же варианте, который еще в XIX веке слышал в этих краях Н.А. Римского-Корсаков, включивший эту песню в своё знаменитое песенное собрание. В памяти кривцовских песельниц сохранились и жнивные песни: «Завидело вока, что край недалеко», «А чье это поля». Они исполнялись на общий «формульный» напев, на который распевалось несколько обрядовых текстов.  

Более многочисленны песни свадебного цикла, хорошо сохранившиеся в памяти участниц кривцовского ансамбля. Все певицы при беседах о свадебном обряде прежде всего опирались на собственный опыт замужества, изредка прибегая к историям своих близких подруг из числа односельчан. Во время сеансов зимней экспедиции 1986 года было записано несколько вариантов свадебных песен с плачем, где в роли причитающей невесты выступала самая старшая участница ансамбля Анастасия Машененкова. Она причитала, вспоминая свою собственную свадьбу, и это был один из самых сильных эпизодов экспедиционной работы. Впоследствии удалось повторить эту ситуацию специально для киносъемок. Так этот эпизод с причетом невесты под песню «Березонька кудрявая всю ночку шумела» вошел в фильм «Песня».

Музыкальный круг кривцовской свадьбы включает обрядовые песни довенечного периода, песни, исполняемые на девишнике, в утро свадьбы и во время свадебного пира. Одной из первых звучит песня на зарученье (рукобитье после сватовства) «Босла, мой Божа, Боженька, свадьбу играть-заигрывать»:

                                         Босла, мой Божа, Боженька,

                                         Свадьбу играть, заигрывать,

                                       Пиво, вино пить да и Ванькино,

                                          Пироги есть да и Галькины,

                                        Свадьбу играть да и Колькину.

                                                А в саду, во садике

                                         Вился хмель да к вишенке,

                                          Больше того к макушечке,

                                           К золотой верхушечке.

К безусловным музыкальным шедеврам можно отнести песню под плач невесты «По сеням, сеням, по новым». Ее интонации-вздохи с рубленной, но четкой ритмикой напева, минорный лад с характерным квартовым «скачком» мелодии создают глубоко драматичный музыкальный образ, ощутив который, практически невозможно не заплакать. 

                                       По сеням, сеням, по новым

                                           По переводам дубовым

                                           Ходила-гуляла Танюшка,

                                            Скорые ножки томила,

                                              Белы ручки ломила,

                                      Сестриц-подружек просила:

                                   — Сестрицы вы мои, подружки

                                       Не киньте меня при-в горе

                                При в горе, горющку при в большом.

                                         Приедут ко мне сватовья —

                                      Тогда ж вы ко мне придите,

                                        Русую косыньку чешите,

                                         С рус волоса не рвите,

                                         Волос к волосу кладите.

                                         А мой волос — он долог,

                                        Он моему батюшке дорог.

                                      Не год моя косынька рощена,

                                         Не год моя русая рощена,

                                     Рощена косынька двадцать лет,

                                        Пропита русая в один день.

К довенечному циклу свадьбы относится еще ряд замечательных песен, о которых упомянули исполнительницы в беседах: «Березонька кудрявая» — под плач, «На дворе частый дождь барабанивает» — когда едут за невестой, «Во субботу раненько затопилась банюшка», «Ай, не ярко горит лучинушка» — на девишнике, «Как и по мосту, мосту, по калиновому» и «Чи жаль тебе, кукушечка, летнего полетанья» — в ожидании жениха, «Валите ель-сосну с кореня долой» — на отъезд невесты из родительского дома.

Наиболее часто исполнялись, а потому хорошо сохранились в местной традиции песни свадебного пира. Молодоженам, сватьям, подругам невесты и дружкам жениха, женатым и холостым, богатым и не очень — каждому полагалась своя песня. Непосредственное участие в свадебных торжествах и застольях только совершенствовало исполнительское мастерство кривцовских певиц.

Многие из этих песен также распеваются на несколько формульных напевов:

«Я пойду млада младенька в зеленую рощу»,

«А у нас сегодня нова новина»,               

«Ай лужком бережком сваты ехали»,

«Серёженьки кудерки», 

«А кто у нас да при славе живёт»,

«Ты выйди, да и Шурочка»,

«Хорош-пригож да и Ванечка»,

«А сват свата просит»,

«Знать тебе мать, Леночка, у саду родила»,

«Летал, летал голубок»,

«А Витенька кролик, под ним ворон коник». 

Безусловными художественными достоинствами обладают записанные от кривцовского ансамбля лирические песни. Их было зафиксировано немного, но каждая очень ярка и по-своему выразительна:

«Куда милой скрывся»,

«Скажи голубь»,

«Уж я думала гадала»,

«Пойдем девушки в зелен сад гулять».

При всей аскетичности мелодической линии и преобладающей монодийности (унисонном звучании) изысканность напевам придает четкий ритмическй рисунок и редкие, и оттого еще более выразительные, расхождения голосов в созвучия, которые только усиливают общее яркое впечатление от пения.

Материалы нескольких экспедиций в Кривцово, стали серьезным поводом для освоения этой певческой традиции участниками городских фольклорных ансамблей.

Аудио

01 Духовская песня «Святой Дух да Троица» в исполнении жительниц д. Кривцово Нелидовского р-на Тверской области