Показать
Костромская область, Чухломской район, село...
Народное исполнительство

Творческое наследие плясуньи и балалаечницы Евдокии Николаевны Артемьевой из села Коровье Чухломского района Костромской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, северное наречие, костромская группа говоров
Показать

Евдокия Николаевна Артемьева — яркий и самобытный лидер-знаток, исполнительница, проявившая себя почти во всех видах и жанрах традиционной культуры Чухломского края. Уроженка Павинского района Костромской области, Е.Н. Артемьева органично впитала все особенности чухломского фольклора. Можно предположить, что не только природная наблюдательность, музыкальная одарённость, исполнительский талант, но и восприятие чухломских песен, плясок и инструментальных наигрышей в сравнении с её родной традицией позволили ей стать лидером культурной жизни села Коровье.

Наше знакомство с творчеством Евдокии Николаевны Артемьевой началось с исполнения семизарядной кадрили «Козуля» жителями села Коровье. Каждую из семи фигур (зарядов) исполняли две пары. Двое мужчин танцевали весь танец, а женщины постоянно менялись. И только Евдокия Николаевна танцевала несколько фигур, причём наиболее сложных: первую, третью, пятую и седьмую. Плясунья точно и в полном соответствии с музыкальным строем танца выполняла все переходы и вращения кадрили. Было сразу заметно, что она владеет особенностями местной хореографии лучше других исполнителей.

Благодаря сложившемуся в Чухломском районе порядку исполнения зарядов, «Козуля» из танца превратилась в многочасовое действо. Вот как сама Евдокия Николаевна рассказывает о порядке исполнения фигур: «Первая! Леша, играй первую. Я жених и он жених. Мы танцуем первую. Ну, кто следующий? Михаил и он жених. И они тоже будут первую танцевать. Все по первой станцевали. Леш… давай вторую! Бывало так, что 5, 6 смен. Всем, всем [желающим — А.Ш.] 1-ая, 2-ая, З-я, 4-ая. Первую станцевали несколько пар, вторую несколько и так до семи — 7-семизарядная. Эти перетанцевали, те перетанцевали и те, которые уже танцевали, опять могут встать танцевать. “Я хочу три раза  танцевать, а тебе и одного не дам!” Возьмем да и раздеремся!»  На наш вопрос: «Могла ли девушка отказаться от приглашения и не пойти танцевать с парнем?» — все горячо убеждали, что такого быть не могло: «Это был позор! Считай, что уже с него снята голова. Отказала девушка?! Да разве это мыслимо?».

После исполнения «Козули» Е.Н. Артемьева спела под собственный аккомпанемент балалайки припевки «Страдания», а затем вновь началась пляска. Под гармонь Евдокия Николаевна вышла на парный перепляс с мужчиной. Вместе они исполнили пляску «Русского». В Чухломском районе не так часто можно встретить перепляс такого вида — мужчина против женщины. Обычно перепляс пляшут женщина с женщиной, а мужчина с мужчиной. Евдокия Николаевна выступала наравне с мужчиной, ни в чём ему не уступая.

Среди местных исполнительских приёмов пляски (колен) Евдокия Николаевна предпочитала следующие:

1. Падебаск с притопом, с отходом назад спиной. Иногда она исполняла падебаск с продвижением вперед;

2. «Горох» — мелкие равномерные дробные выстукивание каблуком и всей стопой;

3. Двойные удары с соскоком, одной ногой и поочерёдно, то правой, то левой;

4. Дроби на основе дробного «ключа» в различных вариантах.

В сравнении со стилем исполнения других известных чухломских плясуний, например, В.Н. Абрамовой из села Ножкино, пляска Е.Н. Артемьевой отличается сдержанностью. Евдокия Николаевна не так стремительно передвигается по площадке, в её пляске не так активно участвуют руки.

Артемьева много и подробно делится сведениями, касающимися обычаев и этикетных норм, присущих традиционной культуре Чухломского района. Вот что она рассказала о поведении девушек и парней на беседах: «У нас каждая беседа была как концерт. Вот я сейчас как выхожу на сцену и знаю, что на меня смотрят как я одета, как причёсана, как держусь, говорю. Мы так же вели себя на беседах все девушки. Порядок у нас был гениальный. Вели все себя хорошо. Чтобы парни у нас… Ну, бывало раздерутся — это ладно. А чтобы там что-то, что-то… В беседе вели себя все как в беседе. Бывало такое, что выпивши приезжали, но это редко, редко. А кто не выпивши бывало и щелчка хорошего дадут и выставят [пьяного — А.Ш.]».

Иногда не просто складывались отношения у девушек, отправлявшихся на беседу в другую деревню. «У нас, когда якушовские девочки гуляли — это 12–15 километров, то они, конечно, переночуют [у нас – А.Ш.]. Девчонок приглашали тех, кого хотим, а не приглашенные к нам не придут. Нас однажды девочка из Ильюнино пригласила, а другим не сказала. А они своим ребятам приказали коровьевских девок не приглашать [на Козулю – А.Ш.]. Мы сидели, сидели... Ну, я и пошла плясать:                                                                                                    

                              Народ здесь-то незнакомый,

                                     Сторона-то дикая.

                                Танцевать нас не берут,

                                  Сидеть тоска великая.

А мне подруги говорят: «"Смелость какая - спеть такую ерунду!” Наплевать! Спели, да ушли».

Большое артистическое мастерство и эмоциональность проявила Е.А. Артемьева при исполнении частушек под язык «Куварь-куварь, кари-кари-куварь». Так как никто её не смог поддержать при их исполнении, то и аккомпанемент, и частушки ей пришлось петь самой.

Богатство различной информации и репертуара, записанного от плясуньи, частушечницы и балалаечницы Евдокии Николаевны Артемьевой из села Коровье Чухломского района Костромской области, выделяет эту замечательную женщину среди других мастеров и знатоков местного вокального, хореографического и музыкального фольклора.