Архитектура

Сергей Кузнецов: нужно сохранять культурные особенности, но не путать их с подражанием

На VI Санкт-Петербургском культурном форуме главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов второй год подряд будет возглавлять секцию «Креативная среда и урбанистика».

— Должны ли современные архитектурные проекты нести национальный колорит или иметь культурные особенности своей страны в мире глобализации?

— Архитектура, безусловно, должна сохранять культурную специфику своей страны. Но когда мы говорим о сохранении, не нужно путать его с подражанием. Например, в Зарядье совершенно однозначно заключены национальные культурные особенности, в силу того что его идея — про русский ландшафт и его отличительные черты, которые все мы легко считываем. И при этом парк выглядит абсолютно контрастно по отношению к тому, что мы видим вокруг, ко всей близлежащей застройке. Все это говорит о том, что мы своими руками создали новую особенность. И этого не нужно бояться. Когда строился храм Василия Блаженного, который сегодня является одним из символов Москвы, «иконой» для любого российского архитектора, он был так же нов и ни на что окружающее не похож.

Возможно, и его авторов современники могли обвинить в том, что он неуместен. Я говорю это к тому, что особенности не означают автоматического повторения. Культурную специфику можно подчеркнуть и новыми методами. Кроме того, я считаю, что очень важно создавать такую культурную уникальность, которая станет знаком, символом места. Есть же «эффект Бильбао»: все знают, где находится музей Бильбао, и никто не обвиняет его в том, что в нем нет следов самого города Бильбао. Понимаете, современный мир по-другому относится к культурным чертам, трактует их по-иному. Сегодня мы сами должны создавать свои специфическую культурную особенность. Не нужно думать, что это бесконечный повтор сочиненных кем-то мотивов.

— Раз мы заговорили о Зарядье, в чем именно заключается его уникальность? И есть ли у него мировые аналоги?

— Зарядье — парк без аналогов, абсолютно уникальный, очень индивидуальный, и он уже стал одним из знаковых объектов мировой архитектуры. Это новый вид общественного пространства, который действительно интегрирован в городскую среду и имеет очень много строительного объема: это и парковки, и филармония. Фактически получился полноценный городской район и в то же время парк. Это не просто зеленый островок в центре мегаполиса, но и часть города, насыщенная образовательными и развлекательными функциями.

— Хорошо, но Москва большой город, рекреационные зоны нужны не только в центре, и хотелось бы, чтобы они тоже были интересными. И кстати, должны ли общественные пространства периферии быть особенными, в том числе с культурной точки зрения?

— Мы достаточно много занимаемся благоустройством в целом, и разумеется, для нас, как для городской структуры, важно, чтобы общественные пространства появлялись не только в центре города, но и в более удаленных районах. Если говорить о крупных проектах, находящихся в ведении Москомархитектуры, в разрезе рекреационных пространств, то это, конечно, набережные Москвы-реки. Кстати, этот проект можно с полным правом назвать направленным на сохранение культурных особенностей — локально Москвы как города, и, учитывая, что в Москве сосредоточены многие национальные черты, — всей России в целом. Река — это всегда важнейшая природно-культурная достопримечательность.

Темза, Сена, Дунай, Нева, Влтава — эти реки символ города, его украшение, сосредоточение знаковых объектов — архитектурных проектов, видовых точек, которые привлекают местных жителей и туристов и становятся сосредоточением людских потоков. У Москвы, к сожалению, получилось несколько по-другому, в ходе развития города мы лишили себя этой огромной общественной зоны. И сегодня нам предстоит ее вернуть. И это, кстати, тоже возвращает нас к вопросу о создании культурных особенностей без тиражирования. Мы можем создать то, чего у нас не было, — набережные. И это не отдалит нас от нашей специфики, а, наоборот, позволит интегрировать большой пласт городской культуры в общенациональную.

— То есть мы все-таки увидим децентрализацию Москвы?

— Децентрализация города обязательно должна развиваться. Особенно когда мы говорим о таком большом городе, как Москва. По сути, это вопрос жизнеспособности города. Нельзя просто напихать все интересное и нужное на небольшом участке центра, а остальные районы оставить для того, чтобы люди приезжали туда переночевать. Поэтому одна из главных задач, стоящих сегодня, в том числе посредством реновации создать такие жилые кварталы, которые бы могли предложить жителям все для насыщенной жизни. Ведь вполне естественно, когда каждый человек получает все возможные плюсы от общественных пространств рядом с домом. Я имею в виду и инфраструктуру, и в том числе рабочие места, и точки общественного притяжения, о которых мы говорили выше.

— И они будут подходить для всех жителей? Ведь детям, например, нужно одно, а пенсионерам — совсем другое.

— Вообще, как объединить аудитории — целая наука.

Фотографии предоставлены организаторами VI Санкт-Петербургского культурного форума.

Смотрите также

В Третьяковской галерее открылась первая выставка художника-авангардиста Эль Лисицкого
Он оказал большое влияние на развитие архитектуры и дизайна XX века.
16 ноября 2017
В Москве появится памятник Булгакову
Его установят на Большой Пироговской улице.
26 октября 2017
Секция «Креативная среда и урбанистика» будет работать на Санкт-Петербургском международном культурном форуме
Участники из России, Японии, Великобритании, Чили и Нидерландов обсудят современные тенденции архитектуры.
22 сентября 2017