Ночные концерты Московской филармонии «Мама, я меломан»
Каталог концертов

Ночные концерты Московской филармонии «Мама, я меломан»

Концертный зал имени П.И. Чайковского Московской государственной академической филармонии

Год выхода:
2019
Страна производитель:
Россия
Длительность:
69 мин.

Александр Рамм

Александр Рамм родился в 1988 году во Владивостоке. Окончил Московское государственное училище музыкального исполнительства имени Шопена (класс Марии Журавлевой), Московскую государственную консерваторию (класс профессора Наталии Шаховской), затем продолжил обучение в аспирантуре МГК и Высшей школе музыки имени Ханса Айслера в Берлине (класс Франса Хельмерсона).

Лауреат международных конкурсов в Бостоне (Кембриджский, 2005, I премия), Претории (UNISA, 2010, IV премия), Пекине (2010, I премия), Загребе (имени Антонио Янигро, 2012). В 2013 году завоевал III премию на конкурсе Paulo Cello Competition в Хельсинки, став первым в истории состязания представителем России, получившим звание лауреата. В 2010 году стал победителем I Всероссийского музыкального конкурса в Москве, в 2015 году завоевал II премию XV Международного конкурса имени Чайковского в Москве. C 2009 года играет в постоянном дуэте с пианисткой Анной Одинцовой, в 2012 году ансамбль стал лауреатом конкурса дуэтов в Швеции.

В 2010 году участвовал в фестивалях и мастер-классах Академии Куршевеля и Holland Music Sessions, в 2011 году совершенствовался в академии для молодых музыкантов фестиваля в Вербье, по итогам академии был отмечен призом женевского фонда Neva Foundation. С 2011 года выступает в концертах Московской филармонии, участник филармонических программ продвижения молодых артистов, в том числе проекта «Звезды XXI века». С 2012 года – солист Санкт-Петербургского Дома музыки.

Выступает в известных залах мира, сотрудничает с ведущими оркестрами и знаменитыми дирижерами, в числе которых Владимир Спиваков, Валерий Гергиев, Михаил Юровский, Владимир Федосеев, Владимир Юровский, Александр Лазарев, Валерий Полянский, Станислав Кочановский, Александр Сладковский и др. Гастролировал в Швеции, Великобритании, Австрии, Германии, Франции, Финляндии, ЮАР, Японии, Литве, Болгарии, Сербии; сольные концерты музыканта проходили в Концертном центре Брукнера (Brucknerhaus) в Линце, Nikkei Hall в Токио, Консертгебау в Амстердаме, Концертном зале Мариинского театра, Концертном зале имени Чайковского. В прошлых сезонах состоялись дебютные выступления музыканта в Парижской филармонии и лондонском Кадоган-холле (с Валерием Гергиевым). Запись Симфонии-концерта для виолончели с оркестром Прокофьева под управлением Валерия Гергиева транслировалась французским телеканалом Mezzo.

Музыкант играет на виолончели кремонского мастера Габриэля Жебрана Якуба.

Дмитрий Губерниев

Дмитрий Губерниев – телеведущий, спортивный комментатор, лауреат премии ТЭФИ (2007, 2015). Родился в 1974 году, в 1995 году окончил тренерский факультет Российской академии физической культуры, учился также в Институте повышения квалификации работников радио и ТВ. На ТВ пришел в 1997 году, в течение трех лет был комментатором и ведущим новостей спорта на телеканале ТВЦ. С 2000 года – спортивный комментатор телеканалов «Россия-1» и «Спорт» (позже – «Россия-2»). Работал на ряде Олимпийских игр с 2000 года как комментатор и ведущий дневников.

Впервые комментировал биатлонную гонку в декабре 2001 года на телеканале РТР. C сезона 2006/07 стал основным комментатором биатлонных эфиров на каналах ВГТРК. С 2013 – комментатор телеверсии соревнований по танковому биатлону на телеканале «Россия-1», главный редактор Объединенной дирекции спортивных телеканалов ВГТРК. С 2015 – комментатор биатлона, ведущий программ «Все на матч!» и «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» на спортивном телеканале «Матч ТВ».

Вел программы «Спорт за неделю», «Дневник Чемпионата мира по футболу», «Вести-Спорт», «Сборная России», «Неделя спорта с Дмитрием Губерниевым», «Территория боя», «Ты – комментатор!», «Большой спорт», «Большой футбол». Комментировал конкурс песни «Евровидение» (2008, 2010, 2012, 2014, 2016). Награжден орденом Дружбы за большие заслуги в развитии отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную работу (2011) и орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2014). С 2017 – член Общественной палаты городского округа Химки.

Димитрис Ботинис

Димитрис Ботинис родился в 1986 году в Москве в семье известного греческого дирижера Димитриса Ботиниса-старшего, у которого брал первые уроки дирижирования. Учился также игре на скрипке и на альте. В 2011 году окончил с отличием Санкт-Петербургскую консерваторию по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» (класс Юрия Симонова). Победитель и обладатель всех специальных призов Международного конкурса дирижеров имени Антонио Педротти (Италия, 2006); победитель I Всероссийского музыкального конкурса по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» (Москва, 2011).

В 2010 году дебютировал в оперном репертуаре («Иоланта» Чайковского, Театр оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории). С 2011 года – ассистент дирижера Академического симфонического оркестра Московской филармонии (художественный руководитель и главный дирижер – Юрий Симонов). С 2015 года возглавляет Академический симфонический оркестр Северо-Кавказской Государственной филармонии имени В. И. Сафонова.

Димитрис Ботинис выступает с ведущими российскими коллективами, среди которых Госоркестр России имени Е. Ф. Светланова, БСО имени П. И. Чайковского, ГСО «Новая Россия», РНО, НФОР, АСО Санкт-Петербургской филармонии, Симфонический оркестр Государственной академической Капеллы Санкт-Петербурга, «Санкт-Петербург Камерата», Санкт-Петербургский государственный академический симфонический оркестр. В 2012 году дирижер дебютировал с оркестром Мариинского театра и начал сотрудничество с Санкт-Петербургским Домом музыки. С 2011 года регулярно принимает участие в петербургском Международном фестивале «Музыкальный Олимп». В ноябре 2014 года Ботинис провел первый «пробный» симфонический концерт в Зале имени Рахманинова в «Филармонии-2», в январе 2017 года принял участие в торжественном открытии этого комплекса, исполнив с Денисом Мацуевым и оркестром Московской филармонии Второй фортепианный концерт Рахманинова.

Дирижер гастролирует в Германии, Италии, Польше, Венгрии, Хорватии, на Кипре. Особое место в карьере маэстро занимают выступления с коллективами Греции, в частности, с Национальным симфоническим оркестром радио и телевидения, Государственными симфоническими оркестрами Афин и Салоников. В 2010–2011 гг. принимал участие в Международном фестивале в Патре. В 2013 году дебютировал в концертном зале Мегарон в Афинах. В 2017 году дебютировал за пультом Эстонского национального симфонического оркестра и по заказу Баварского радио записал с Бамбергским симфоническим оркестром произведения русских композиторов. Осенью 2018 года Ботинис стал первым дирижером, ставшим за пульт Российского национального молодёжного симфонического оркестра, с которым провел ряд концертов в Москве, Нижнем Новгороде и городах Сибири.

Академический симфонический оркестр Московской филармонии

Академический симфонический оркестр Московской филармонии на протяжении всей своей истории входит в число лучших отечественных оркестров и достойно представляет российскую музыкальную культуру за рубежом.

За пультом оркестра стояли крупнейшие отечественные и зарубежные дирижеры – Андре Клюитанс, Игорь Маркевич, Шарль Мюнш, Зубин Мета, Джордже Энеску, Неэме Ярви, Марис Янсонс, Джансуг Кахидзе, Курт Мазур, Евгений Светланов, композиторы Бенджамин Бриттен, Игорь Стравинский, Кшиштоф Пендерецкий. Именно с этим коллективом связан единственный дирижерский опыт Святослава Рихтера. С оркестром выступали практически все крупнейшие солисты второй половины XX века: Артуро Бенедетти Микеланджели, Мстислав Ростропович, Артур Рубинштейн, Маурицио Поллини, Исаак Стерн, Иегуди Менухин, Гленн Гульд, Маурицио Поллини, Эмиль Гилельс, Давид Ойстрах, Леонид Коган, Даниил Шафран, Яков Флиер, Владимир Крайнев, Элисо Вирсаладзе, Наталия Гутман, Ирина Архипова и многие другие.

Оркестр создан в сентябре 1951 года при Всесоюзном радиокомитете, в 1953 году вошел в штат Московской филармонии. Его художественный облик и исполнительская манера формировались под руководством прославленных отечественных дирижеров. Первым художественным руководителем и главным дирижером коллектива был Самуил Самосуд (1951–1957). В 1957–1959 гг. за оркестром, который возглавил Натан Рахлин, закрепилась слава одного из лучших в СССР. В 1958 году на I Международном конкурсе имени Чайковского оркестр под руководством Кирилла Кондрашина сопровождал триумфальное выступление Вэна Клайберна, а в 1960 году первым из отечественных симфонических коллективов совершил гастроли по США.

Кондрашин возглавлял Симфонический оркестр Московской филармонии на протяжении 16 лет (1960–1976). Эти годы стали важной вехой в истории коллектива: маэстро провел премьеры Четвертой и Тринадцатой симфоний Шостаковича, его же поэмы «Казнь Степана Разина», кантаты «К 20-летию Октября» Прокофьева, исполнил и записал многие симфонии Малера. В 1973 году оркестру было присвоено звание академического. Еще больше музыки ХХ века оркестр играл под руководством Дмитрия Китаенко (1976–1990), в том числе премьеры сочинений Хренникова, Денисова, Шнитке, Буцко, Тищенко. Впервые в СССР прозвучали «Турангалила» Мессиана, кантата «Звездоликий» и «Заупокойные песнопения» Стравинского. В дальнейшем коллективом руководили Василий Синайский (1991–1996) и Марк Эрмлер (1996–1998).

Новый этап в истории оркестра начался в 1998 году, когда его возглавил народный артист СССР Юрий Симонов. Под его руководством коллектив добился выдающихся творческих достижений. Сегодня оркестр – одна из опор российской филармонической жизни: при его участии проходят выступления звезд мировой оперы, концертные исполнения популярных и малоизвестных опер, крупнейшие музыкальные форумы. Оркестр участвовал в Международном конкурсе имени Чайковского (в 2007 году аккомпанировал вокалистам, в 2015 – скрипачам), в Первом и Втором Всероссийских музыкальных конкурсах по специальности «оперно-симфоническое дирижирование». Часто выступает в городах России, успешно гастролирует в Испании, Великобритании, Японии, Гонконге, Республике Корея.

В 2013 году Юрий Симонов и оркестр совместно с Государственным академическим русским хором имени Свешникова осуществили новую запись Гимна Российской Федерации. В 2014 году участвовали в торжественном открытии Концертного зала имени Рахманинова «Филармонии-2» и вместе с Денисом Мацуевым открыли концертом в Концертном зале имени Чайковского Всероссийский виртуальный концертный зал. Один из приоритетов оркестра – работа с новым поколением музыкантов: в рамках цикла «Звезды XXI века» прославленный коллектив постоянно сотрудничает с одаренными солистами, начинающими путь на большую сцену, приглашает в свои филармонические абонементы молодых артистов.

Деятельность дирижера и оркестра в значительной степени направлена на воспитание юных слушателей. Огромную популярность завоевал абонементный цикл «Сказки с оркестром», проходящий в Москве и во многих городах России с участием звезд театра и кино. Среди них – Марина Александрова, Мария Аронова, Алена Бабенко, Сергей Безруков, Анна Большова, Ольга Будина, Валерий Гаркалин, Сергей Гармаш, Нонна Гришаева, Екатерина Гусева, Михаил Ефремов, Евгений Князев, Авангард Леонтьев, Павел Любимцев, Дмитрий Назаров, Александр Олешко, Михаил Пореченков, Евгения Симонова, Даниил Спиваковский, Юрий Стоянов, Михаил Трухин, Геннадий Хазанов, Чулпан Хаматова, Сергей Шакуров. Этот проект принес маэстро Симонову звание лауреата Премии Мэрии Москвы в области литературы и искусства за 2008 год. В 2010 году Юрий Симонов и оркестр стали лауреатами Премии национальной газеты «Музыкальное обозрение» в номинации «Дирижер и оркестр».

Среди постоянных партнеров оркестра – выдающиеся солисты современности: Валерий Афанасьев, Борис Березовский, Николай Луганский, Алексей Любимов, Олег Майзенберг, Алексей Володин, Юйцзя Ван, Лукас Генюшас, Барри Дуглас, Джон Лилл, Марк-Андре Амлен, Александр Романовский, Виктор Третьяков, Дмитрий Ситковецкий, Максим Венгеров, Виктория Муллова, Вадим Репин, Акико Суванаи, Никита Борисоглебский, Сергей Крылов, Юлиан Рахлин, Борис Белкин, Юрий Башмет, Борис Андрианов, Давид Герингас, Сергей Ролдугин, Александр Князев, Лора Клейкомб, Анна Аглатова, Вероника Джиоева, Хибла Герзмава, Патриция Чьофи, Василий Ладюк, Суми Чо; дирижеры Марис Янсонс, Александр Лазарев, Семён Бычков, Александр Ведерников, Александр Дмитриев, Андрес Мустонен, Василий Петренко, Лучано Акочелла, Леонард Слаткин, Михаэль Гюттлер и другие.

В последние годы оркестр представил ряд московских, российских и мировых премьер, среди которых «Реквием для Ларисы» Сильвестрова, «Итайпу» Гласса, Concerto grosso для трех виолончелей с оркестром Пендерецкого, Симфония №27 («Лирическая») Слонимского, «Реквием Принцессы Гальяни» Тищенко, ряд сочинений Геннадия Гладкова и Софии Губайдулиной. Событием стала мировая премьера Концерта для оркестра «Десять взглядов на десять заповедей» – коллективного сочинения десятерых современных композиторов, посвященного газете «Музыкальное обозрение». Оркестр записал более 350 пластинок и CD, многие из которых удостоены высших международных наград в области аудиозаписи и пользуются спросом до сих пор.

В сезоне 2018/19 оркестр выступает в различных залах Москвы, а также в Ярославле, Вологде, Череповце, Самаре, Саранске, Ульяновске и в городах Южной Кореи, участвует в XIX Международном телевизионном конкурсе юных музыкантов «Щелкунчик», аккомпанирует выступлениям скрипачей на III туре XVI Международного конкурса имени Чайковского.

Людвиг ван Бетховен

Музыкальная Европа еще была полна слухами о гениальном чудо-ребенке — В.А. Моцарте, когда в Бонне, в семье тенориста придворной капеллы, родился Людвиг ван Бетховен. Крестили его 17 декабря 1770 г., назвав в честь деда, почтенного капельмейстера, выходца из Фландрии. Первые музыкальные знания Бетховен получил от отца и его сослуживцев. Отец хотел, чтобы он стал «вторым Моцартом», и заставлял сына упражняться даже по ночам. Вундеркиндом Бетховен не стал, однако довольно рано обнаружил композиторское дарование.

Большое воздействие на него оказал К. Нефе, обучавший его композиции и игре на органе, — человек передовых эстетических и политических убеждений. Из-за бедности семьи Бетховен был вынужден очень рано поступить на службу: в 13 лет он был зачислен в капеллу как помощник органиста; позднее работал концертмейстером в боннском Национальном театре. В 1787 г. он посетил Вену и познакомился со своим кумиром, Моцартом, который, прослушав импровизацию юноши, сказал: «Обратите на него внимание; он когда-нибудь заставит мир говорить о себе». Стать учеником Моцарта Бетховену не удалось: тяжкая болезнь и смерть матери вынудили его спешно вернуться в Бонн. Там Бетховен обрел моральную поддержку в просвещенной семье Брейнингов и сблизился с университетской средой, разделявшей самые прогрессивные взгляды. Идеи Французской революции были с энтузиазмом встречены боннскими друзьями Бетховена и оказали сильное влияние на формирование его демократических убеждений.

В Бонне Бетховен написал целый ряд крупных и мелких сочинений: 2 кантаты для солистов, хора и оркестра, 3 фортепианных квартета, несколько фортепианных сонат (называемых ныне сонатинами). Следует отметить, что известные всем начинающим пианистам сонатины соль и фа мажор Бетховену, по мнению исследователей, не принадлежат, а только приписываются, зато другая, подлинно бетховенская Сонатина фа мажор, обнаруженная и опубликованная в 1909 г., остается как бы в тени и никем не играется. Большую часть боннского творчества составляют также вариации и песни, предназначенные для любительского музицирования. Среди них — всем знакомая песня «Сурок», трогательная «Элегия на смерть пуделя», бунтарски—плакатная «Свободный человек», мечтательная «Вздох нелюбимого и счастливая любовь», содержащая прообраз будущей темы радости из Девятой симфонии, «Жертвенная песня», которую Бетховен настолько любил, что возвращался к ней 5 раз (посл. ред. — 1824 г.). Несмотря на свежесть и яркость юношеских сочинений, Бетховен понимал, что ему необходимо серьезно учиться. В ноябре 1792 г. он окончательно покинул Бонн и переехал в Вену — крупнейший музыкальный центр Европы. Здесь он занимался контрапунктом и композицией у И. Гайдна, И. Шенка, И. Альбрехтсбергера и А. Сальери. Хотя ученик отличался строптивостью, учился он ревностно и впоследствии с благодарностью отзывался о всех своих учителях. Одновременно Бетховен начал выступать как пианист и вскоре завоевал славу непревзойденного импровизатора и ярчайшего виртуоза. В первой и последней своей длительной гастрольной поездке (1796) он покорил публику Праги, Берлина, Дрездена, Братиславы. Покровительство молодому виртуозу оказывали многие знатные любители музыки — К. Лихновский, Ф. Лобковиц, Ф. Кинский, русский посол А. Разумовский и другие, в их салонах впервые звучали бетховенские сонаты, трио, квартеты, а впоследствии даже симфонии. Их имена можно обнаружить в посвящениях многих произведений композитора. Однако манера Бетховена держаться со своими покровителями была почти неслыханной для того времени. Гордый и независимый, он никому не прощал попыток унизить свое достоинство. Известны легендарные слова, брошенные композитором оскорбившему его меценату: «Князей было и будет тысячи, Бетховен же только один». Из многочисленных аристократок — учениц Бетховена — его постоянными друзьями и пропагандистами его музыки стали Эртман, сестры Т. и Ж. Брунс, М. Эрдеди. Не любивший преподавать, Бетховен все же был учителем К. Черни и Ф. Риса по фортепиано (оба они завоевали впоследствии европейскую славу) и эрцгерцога Австрии Рудольфа по композиции.

В первое венское десятилетие Бетховен писал преимущественно фортепианную и камерную музыку. В 1792-1802 гг. были созданы 3 фортепианных концерта и 2 десятка сонат. Из них только Соната №8 («Патетическая») имеет авторское название. Сонату №14, носящую подзаголовок соната-фантазия, назвал «Лунной» поэт-романтик Л. Рельштаб. Устойчивые наименования укрепились также за сонатами №12 («С Траурным маршем»), №17 («С речитативами») и более поздними: №21 («Аврора») и №23 («Аппассионата»). К первому венскому периоду относятся, помимо фортепианных, 9 (из 10) скрипичных сонат (в том числе № 5 — «Весенняя», № 9 — «Крейцерова»; оба названия также неавторские); 2 виолончельные сонаты, 6 струнных квартетов, ряд ансамблей для различных инструментов (в том числе жизнерадостно-галантный Септет). С началом XIX в. начался и Бетховен как симфонист: в 1800 г. он закончил свою Первую симфонию, а в 1802 — Вторую. В это же время была написана его единственная оратория «Христос на Масличной горе». Появившиеся в 1797 г. первые признаки неизлечимой болезни — прогрессирующей глухоты и осознание безнадежности всех попыток лечения недуга привело Бетховена к душевному кризису 1802 г., который отразился в знаменитом документе — «Гейлигенштадтском завещании». Выходом из кризиса стало творчество: «...Недоставало немногого, чтобы я покончил с собой», — писал композитор. — «Только оно, искусство, оно меня удержало». 1802—12 гг. — время блестящего расцвета гения Бетховена. Глубоко выстраданные им идеи преодоления страдания силой духа и победы света над мраком после ожесточенной борьбы оказались созвучными основным идеям Французской революции и освободительных движений начала XIX в. Эти идеи воплотились в Третьей («Героической») и Пятой симфониях, в тираноборческой опере «Фиделио», в музыке к трагедии И.В. Гете «Эгмонт» в Сонате № 23 («Аппассионате»). Композитора вдохновляли также философские и этические идеи эпохи Просвещения, воспринятые им в юности. Мир природы предстает полным динамичной гармонии в Шестой («Пасторальной») симфонии, в Скрипичном концерте, в фортепианной (№ 21) и скрипичной (№ 10) сонатах. Народные или близкие к народным мелодии звучат в Седьмой симфонии и в квартетах №№ 7-9 (так называемых «русских» — они посвящены А. Разумовскому; Квартет №8 содержит 2 мелодии русских народных песен: использованную много позднее также и Н. Римским-Корсаковым «Славу» и «Ах, талан ли мой, талан»). Мощным оптимизмом полна Четвертая симфония, юмором и слегка иронической ностальгией по временам Гайдна и Моцарта пронизана Восьмая. Эпически и монументально трактуется виртуозный жанр в Четвертом и Пятом фортепианных концертах, а также в Тройном концерте для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром. Во всех этих произведениях нашел самое полное и окончательное воплощение стиль венского классицизма с его жизнеутверждающей верой в разум, добро и справедливость, выраженной на концепционном уровне как движение «через страдание — к радости» (из письма Бетховена к М. Эрдеди), а на композиционном — как равновесие между единством и многообразием и соблюдение строгих пропорций при самых крупных масштабах сочинения.

1812-15 гг. — переломные в политической и духовной жизни Европы. За периодом наполеоновских войн и подъемом освободительного движения последовал Венский конгресс (1814-15), после которого во внутренней и внешней политике европейских стран усилились реакционно—монархические тенденции. Стиль героического классицизма, выражавший дух революционного обновления конца XVIII в. и патриотические настроения начала XIX в., должен был неминуемо или превратиться в помпезно-официозное искусство, или уступить место романтизму, который стал ведущим направлением в литературе и успел заявить о себе в музыке (Ф. Шуберт). Эти сложные духовные проблемы пришлось решать и Бетховену. Он отдал дань победному ликованию, создав эффектную симфоническую фантазию «Битва при Виттории» и кантату «Счастливое мгновение», премьеры которых были приурочены к Венскому конгрессу и принесли Бетховену неслыханный успех. Однако в других сочинениях 1813—17 гг. отразились настойчивые и порой мучительные поиски новых путей. В это время были написаны виолончельные (№№ 4, 5) и фортепианные (№№ 27, 28) сонаты, несколько десятков обработок песен разных народов для голоса с ансамблем, первый в истории жанра вокальный цикл «К далекой возлюбленной» (1815). Стиль этих сочинений — как бы экспериментальный, со множеством гениальных находок, однако не всегда столь же цельный, как в период «революционного классицизма».

Последнее десятилетие жизни Бетховена было омрачено как общей гнетущей политической и духовной атмосферой в меттерниховской Австрии, так и личными невзгодами и потрясениями. Глухота композитора стала полной; с 1818 г. он был вынужден пользоваться «разговорными тетрадями», в которых собеседники писали обращенные к нему вопросы. Потеряв надежду на личное счастье (имя «бессмертной возлюбленной», к которой обращено прощальное письмо Бетховена от 6-7 июля 1812 г., остается неизвестным; одни исследователи считают ею Ж. Брунсвик-Дейм, другие — А. Брентано), Бетховен принял на себя заботы по воспитанию племянника Карла, сына умершего в 1815 г. младшего брата. Это привело к долголетней (1815-20) судебной тяжбе с матерью мальчика о правах на единоличное опекунство. Способный, но легкомысленный племянник доставлял. Бетховену много огорчений. Контраст между печальными, а порою и трагическими жизненными обстоятельствами и идеальной красотой создаваемых произведений — проявление того духовного подвига, который сделал Бетховена одним из героев европейской культуры Нового времени.

Творчество 1817-26 гг. ознаменовало новый взлет гения Бетховена и одновременно стало эпилогом эпохи музыкального классицизма. До последних дней сохранив верность классическим идеалам, композитор нашел новые формы и средства их воплощения, граничащие с романтическими, но не переходящие в них. Поздний стиль Бетховена — уникальный эстетический феномен. Центральная для Бетховена идея диалектической взаимосвязи контрастов, борьбы света и мрака обретает в позднем творчестве подчеркнуто философское звучание. Победа над страданием дается уже не через героическое действие, а через движение духа и мысли. Великий мастер сонатной формы, в которой прежде развивались драматические конфликты, Бетховен в поздних сочинениях нередко обращается к форме фуги, наиболее подходящей для воплощения постепенного становления обобщенной философской идеи. 5 последних фортепианных сонат (№№ 28-32) и 5 последних квартетов (№№ 12-16) отличаются особо сложным и утонченным музыкальным языком, требующим от исполнителей величайшей искусности, а от слушателей — проникновенного восприятия. 33 вариации на вальс Диабелли и Багатели ор. 126 также являются подлинными шедеврами, несмотря на различие в масштабах. Позднее творчество Бетховена долгое время вызывало споры. Из современников лишь немногие смогли понять и оценить его последние сочинения. Одним из таких людей стал H. Голицын, по заказу которого написаны и которому посвящены квартеты №№ 12, 13 и 15. Ему же посвящена увертюра «Освящение дома» (1822).

В 1823 г. Бетховен закончил «Торжественную мессу», которую сам считал своим величайшим произведением. Эта месса, рассчитанная скорее на концертное, чем на культовое исполнение, стала одним из этапных явлений в немецкой ораториальной традиции (Г. Шютц, И.С. Бах, Г.Ф. Гендель, В.А. Моцарт, И. Гайдн). Первая месса (1807) не уступала мессам Гайдна и Моцарта, однако не стала новым словом в истории жанра, как «Торжественная», в которой претворилось все мастерство Бетховена—симфониста и драматурга. Обратившись к каноническому латинскому тексту, Бетховен выделил в нем идею самопожертвования во имя счастья людей и внес в финальную мольбу о мире страстный пафос отрицания войны как величайшего зла. При содействии Голицына «Торжественная месса» впервые была исполнена 7 апреля 1824 г. в Петербурге. Месяцем позже в Вене состоялся последний бенефисный концерт Бетховена, в котором, помимо частей из мессы, прозвучала его итоговая, Девятая симфония с заключительным хором на слова «Оды к радости» Ф. Шиллера. Идея преодоления страдания и торжества света последовательно проведена через всю симфонию и с предельной ясностью выражена в конце благодаря введению поэтического текста, который Бетховен еще в Бонне мечтал положить на музыку. Девятая симфония с ее финальным призывом — «Обнимитесь, миллионы!» — стала идейным завещанием Бетховена человечеству и оказала сильнейшее воздействие на симфонизм XIX и XX вв. Традиции Бетховена восприняли и так или иначе продолжили Г. Берлиоз, Ф. Лист, И. Брамс, А. Брукнер, Г. Малер, С. Прокофьев, Д. Шостакович. Как своего учителя чтили Бетховена и композиторы нововенской школы — «отец додекафонии» А. Шёнберг, страстный гуманист А. Берг, новатор и лирик А. Веберн. В декабре 1911 г. Веберн писал Бергу: «Мало вещей столь чудесных, как праздник Рождества. ... Не так ли надо праздновать и день рождения Бетховена?» Немало музыкантов и любителей музыки согласились бы с этим предложением, потому что для тысяч (а может, и миллионов) людей Бетховен остается не только одним из величайших гениев всех времен и народов, но и олицетворением немеркнущего этического идеала, вдохновителем угнетенных, утешителем страждущих, верным другом в скорби и радости.

Л. Кириллина

Антонин Дворжак

Антонин Леопольд Дворжак (8 сентября 1841 — 1 мая 1904) — чешский композитор, автор знаменитой оперы «Русалка», симфонии «Из Нового Света» (написанной в США, где Дворжак долгое время работал), восьми других симфоний, концертов, многих других сочинений. В его произведениях широко используются мотивы и элементы народной музыки Моравии и Богемии.

Антонин Дворжак родился в 1841 году в местечке Нелагозевес близ Праги, где и прожил большую часть своей жизни. Его отец Франтишек Дворжак был мясником, трактирщиком и профессиональным исполнителем на цитре. Родители рано распознали музыкальное дарование ребенка, и решили как можно раньше начать развитие его таланта. С шести лет Дворжак начал посещать деревенскую музыкальную школу. С 1857 по 1859 гг. он учится в Пражской школе органистов, где постепенно становится виртуозным исполнителем на скрипке и альте.

В течение 1860-х Дворжак служит альтистом в оркестре Чешского провизионного театра. С 1866 года этот оркестр принимает под управление Бедржих Сметана. Постоянная необходимость в дополнительном заработке оставляла молодому музыканту мало времени, и в 1871 году он покидает оркестр ради написания музыки.

В это время Дворжак влюбляется в одну из своих учениц — Жозефину Чермякову, которой посвящает один из своих вокальных сборников «Кипарисы». После ее женитьбы на другом кавалере, Антонин делает предложение ее сестре Анне. В его супружестве с Анной родились девять детей.

В эти годы получает широкое признание композиторский талант Дворжака. Став органистом в церкви св. Адальберта в Праге, он с головой погружается в плодотворную композиторскую работу. В 1875 году он заканчивает работу над вторым струнным квинтетом. В 1877 году критик Эдуард Ганслик сообщил Дворжаку, что его работы привлекли внимание Брамса, с которым они позднее стали друзьями. Именно Брамс решил дать толчок развитию творчества Дворжака, связавшись с музыкальным издателем Ф. Зимроком, который заказал Дворжаку первый сборник «Славянских танцев». Опубликованный в 1878 году, он сразу же воспользовался популярностью. Первое произведение Дворжака, исполненное за границей — Stabat Mater (1880 г.).

После успеха этого произведения у британских слушателей в 1883 году, Дворжак был приглашен в Лондон, где в 1884 году выступил с большим успехом. Его симфония № 7 была написана специально для британской столицы, где состоялась ее премьера в 1885 году. В общей сложности, Дворжак посещал Великобританию девять раз, зачастую он лично дирижировал оркестрами, исполнявшими его произведения. Под влиянием П. И. Чайковского он посещает Россию в 1890 году. В Москве и Санкт-Петербурге он дирижирует оркестрами, исполняющими его музыку.

В 1891 году Дворжак получает почетное звание от Кембриджского университета. В этом же году состоялась премьера его Реквиема на музыкальном триеннале в Бирмингеме.

С 1892 по 1895 гг. Дворжак является дирижёром Национальной консерватории в Нью-Йорке. Здесь он встречает одного из первых афроамериканских композиторов - Харли Берлея, который знакомит Дворжака с американской музыкой в стиле Спиричуэл.

В течение зимы и весны 1893 года Дворжак создаёт свою знаменитую Симфонию № 9 «Из Нового света». Летом того же года он посещает чешскую диаспору в Спиллвилле, штат Айова. Здесь, будучи окружённым эмигрировавшими родственниками и земляками, он создаёт 2 струнных квартета и сонатину для фортепиано со скрипкой. В течение трёх месяцев 1895-го года он работает над скрипичным концертом в си-бемоль миноре.

Материальная неопределенность, наряду с растущей популярностью в Европе и тоской по дому, подвигли Дворжака вернуться в Чехию.

В свои последние годы Дворжак сконцентрировался на написании оперной и камерной музыки. В 1896 году он в последний раз посетил Лондон, где присутствовал на премьере своего скрипичного концерта в си-бемоль-миноре.

Дворжак сменил Антонина Бенневица на посту дирижера Пражской консерватории, который и занимал до своей смерти. 60-летие композитора отмечалось с размахом национального праздника.

Он скончался в 1904 году от сердечного приступа.

Дворжак оставил множество незаконченных произведений, в том числе концерт для скрипки в ля-мажоре.

Эдуард Элгар

Эдвард Элгар почитается в Англии как национальный герой наряду с Уильямом Шекспиром, Чарльзом Диккенсом, Бернардом Шоу и Генри Пёрселлом. Музыка автора первой национальной симфонии, масштабных оркестровых и кантатно-ораториальных партитур и сегодня постоянно звучит во время торжественных событий в Букингемском дворце и в Вестминстерском аббатстве. Ежегодно в театре «Ковент-Гарден» проводится в его честь музыкальный фестиваль.

Сын владельца музыкального магазина, Эдвард Элгар (он родился в английском городке Вустер, близ Бирмингема) с детства играл на многих инструментах и пробовал сочинять музыку под руководством своего отца. В 16 лет Элгар занял место скрипача в местном любительском оркестре, а позже стал дирижером симфонического оркестра города Вустер. Свое профессиональное образование он завершил в Лондонской королевской музыкальной академии. Уже ранние сочинения Элгара свидетельствовали не только о его несомненном таланте композитора, но и о высоком мастерстве.

Подлинное признание пришло к Элгару на рубеже Х1Х — ХХ веков, когда с успехом были исполнены его оркестровые «Энигма-вариации» и оратория «Сновидение Геронтия». В 1904 году в театре «Ковент-Гарден» состоялся первый фестиваль музыки Элгара. В том же году король Эдуард VII посвятил его в рыцари. В конце жизни он удостоился высокого звания Королевского музыканта и титула баронета.

Испытав в молодости сильное влияние творчества Р. Вагнера, А. Дворжака и Р .Штрауса, Э. Элгар и в собственной музыке утвердился на позициях позднего романтизма, стяжав славу «английского Бетховена».

Сергей Рахманинов

Сергей Васильевич Рахманинов (1 апреля (20 марта) 1873 — 28 марта 1943) — русский композитор, пианист и дирижер.

Синтезировал в своем творчестве принципы петербургской и московской композиторских школ (а также традиции западноевропейской музыки) и создал свой оригинальный стиль, оказавший впоследствии влияние как на русскую, так и на мировую музыку XX века.

Сергей Васильевич Рахманинов родился 1 апреля 1873 года в дворянской семье. Долгое время местом рождения считалось имение его родителей Онег, недалеко от Новгорода; исследования последних лет называют усадьбу Семеново Старорусского уезда Новгородской губернии (Россия).

Отец композитора, Василий Аркадьевич (1841―1916), происходил из дворян Тамбовской губернии. История рода Рахманинова уходит корнями к внуку молдавского царя Стефана Великого Василию, прозванного Рахманиным. Мать, Любовь Петровна (урожденная Бутакова) ― дочь директора Кадетского корпуса генерала П. И. Бутакова. Дед композитора по отцовской линии, Аркадий Александрович, был музыкантом, учился игре на фортепиано у Дж. Филда и выступал с концертами в Тамбове, Москве и Петербурге. Сохранились романсы и фортепианные пьесы его сочинения, в том числе «Прощальный галоп 1869-му году» для фортепиано в четыре руки. Василий Рахманинов тоже был музыкально одаренным, но музицировал исключительно любительски.

Интерес С. В. Рахманинова к музыке обнаружился в раннем детстве. Первые уроки игры на фортепиано дала ему мать, затем была приглашена учительница музыки А. Д. Орнатская. При ее поддержке осенью 1882 года Рахманинов поступил на младшее отделение Санкт-Петербургской консерватории в класс В. В. Демьянского [4]. Обучение в Петербургской консерватории шло плохо, так как Рахманинов часто прогуливал занятия, поэтому на семейном совете мальчика было решено перевести в Москву и осенью 1885 года он был принят на третий курс младшего отделения Московской консерватории к профессору Н. С. Звереву.

Несколько лет провел Рахманинов в известном московском частном пансионе музыкального педагога Николая Зверева, воспитанником которого был также Александр Николаевич Скрябин и многие другие выдающиеся русские музыканты (Александр Ильич Зилоти, Константин Николаевич Игумнов, Арсений Николаевич Корещенко, Матвей Леонтьевич Пресман и др). Здесь в возрасте 13 лет Рахманинов был представлен Петру Ильичу Чайковскому, который позже принял большое участие в судьбе молодого музыканта.

В 1888 году Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в классе двоюродного брата А. И. Зилоти, а спустя год под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского начал заниматься композицией.

В возрасте 19 лет Рахманинов окончил консерваторию как пианист (у А. И. Зилоти) и как композитор с большой золотой медалью. К тому времени появилась его первая опера — «Алеко» (дипломная работа) по произведению А. С. Пушкина «Цыганы», первый фортепианный концерт, ряд романсов, пьесы для фортепиано, в том числе, прелюдия до-диез минор, которая позднее стала одним из наиболее известных произведений Рахманинова.

В возрасте 20 лет, из-за нехватки денег, он стал преподавателем в московском Мариинском женском училище, в 24 года — дирижером Московской русской частной оперы Саввы Мамонтова, где работал в течение одного сезона, однако успел сделать значительный вклад в развитие русской оперы.

Рахманинов рано приобрел известность как композитор, пианист и дирижер. Однако его успешная карьера была прервана 15 марта 1897 года неудачной премьерой Первой симфонии (дирижер — А. К. Глазунов), которая окончилась полным провалом как из-за некачественного исполнения, так и — главным образом — из-за новаторской сущности музыки. По мнению А. В. Оссовского, определенную роль сыграла неопытность Глазунова как руководителя оркестра во время репетиций[5]. Это событие послужило причиной серьезной нервной болезни. В течение 1897—1901 годов Рахманинов не мог сочинять, и лишь помощь опытного психиатра, доктора Николая Даля, помогла ему выйти из кризиса.

В 1901 году закончил свой Второй фортепианный концерт, создание которого ознаменовало выход Рахманинова из кризиса и одновременно — вступление в следующий, зрелый период творчества. Вскоре он принял приглашение занять место дирижера в московском Большом театре. После двух сезонов отправился в путешествие по Италии (1906 г.), затем на три года поселился в Дрездене, чтобы полностью посвятить себя композиции. В 1909 году Рахманинов совершил большое концертное турне по Америке и Канаде, выступая как пианист и дирижер. В 1911 году С. В. Рахманинов, находясь в Киеве, по просьбе своего друга и коллеги А. В. Оссовского прослушал молодую певицу Ксению Держинскую, вполне оценив ее талант; он сыграл большую роль в становлении оперной карьеры знаменитой певицы [5].

Вскоре после революции 1917 года воспользовался неожиданно пришедшим из Швеции предложением выступить в концерте в Стокгольме и в конце 1917 года вместе с женой Натальей Александровной и дочерьми покинул Россию. В середине января 1918 года Рахманинов отправился через Мальме в Копенгаген. 15 февраля он впервые выступил в Копенгагене, где сыграл свой Второй концерт с дирижером Хеэбергом[6]. До конца сезона он выступил в одиннадцати симфонических и камерных концертах, что дало ему возможность расплатиться с долгами.

1 ноября 1918 года, вместе с семьей, отплыл из Норвегии в Нью-Йорк. Вплоть до 1926 года не писал значительных произведений; творческий кризис, таким образом, продолжался около 10 лет. Лишь в 1926—1927 гг. появляются новые произведения: Четвертый концерт и Три русские песни. В течение жизни за рубежом (1918—1943 гг.) Рахманинов создал всего 6 произведений, которые принадлежат к вершинам русской и мировой музыки.

Местом постоянного жительства избрал США, много гастролировал в Америке и в Европе и вскоре был признан одним из величайших пианистов своей эпохи и крупнейшим дирижером. В 1941 году закончил свое последнее произведение, многими признанное как величайшее его создание, — Симфонические танцы. В годы Великой Отечественной войны Рахманинов дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых направил в фонд Красной армии. Денежный сбор от одного из своих концертов передал в Фонд обороны СССР со словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу».

Последние годы Рахманинова были омрачены смертельной болезнью (рак легких). Однако несмотря на это, он продолжал концертную деятельность, прекращенную лишь незадолго до смерти.

Рахманинов умер 28 марта 1943 года в Беверли-Хиллз, штат Калифорния США.

Творческий облик Рахманинова-композитора часто определяют словами «самый русский композитор». В этой краткой и неполной характеристике выражены как объективные качества стиля Рахманинова, так и место его наследия в исторической перспективе мировой музыки. Именно творчество Рахманинова выступило тем синтезирующим знаменателем, который объединил и сплавил творческие принципы московской (П.Чайковский) и Петербургской школ в единый и цельный русский стиль. Тема «Россия и ее судьба», генеральная для русского искусства всех видов и жанров, нашла в творчестве Рахманинова исключительно характерное и законченное воплощение. Рахманинов в этом отношении явился как продолжателем традиции опер Мусоргского, Римского-Корсакова, симфоний Чайковского, так и связующим звеном в непрерывной цепи национальной традиции (эта тема была продолжена в творчестве С. Прокофьева, Д. Шостаковича, Г. Свиридова, А. Шнитке и др.). Особая роль Рахманинова в развитии национальной традиции объясняется историческим положением творчества Рахманинова — современника русской революции: именно революция, отраженная в русском искусстве как «катастрофа», «конец света», всегда была смысловой доминантой темы «Россия и ее судьба» (см. Н. Бердяев, «Истоки и смысл русского коммунизма»).

Творчество Рахманинова хронологически относится к тому периоду русского искусства, который принято называть «серебряным веком». Основным творческим методом искусства этого периода был символизм, черты которого ярко проявились и в творчестве Рахманинова. Произведения Рахманинова насыщены сложной символикой, выражаемой с помощью мотивов-символов, главным из которых является мотив средневекового хорала Dies Irae. Этот мотив символизирует у Рахманинова предчувствие катастрофы, «конца света», «возмездия».

В творчестве Рахманинова очень важны христианские мотивы: будучи глубоко верующим человеком, Рахманинов не только сделал выдающийся вклад в развитие русской духовной музыки (Литургия св. Иоанна Златоуста, 1910, Всенощное бдение, 1916), но и в прочих своих произведениях воплотил христианские идеи и символику.

Творчество Рахманинова принято условно делить на три или четыре периода: ранний (1889—1897), зрелый (его иногда делят на два периода: 1900—1909 и 1910—1917) и поздний (1918—1941).

Стиль Рахманинова, выросший из позднего романтизма, впоследствии претерпел значительную эволюцию. Подобно своим современникам А. Скрябину и И. Стравинскому Рахманинов по крайней мере дважды (ок. 1900 и ок. 1926) кардинально обновлял стиль своей музыки. Зрелый и особенно поздний стиль Рахманинова выходит далеко за пределы постромантической традиции («преодоление» которой началось еще в ранний период) и в то же время не принадлежит ни одному из стилистических течений музыкального авангарда XX в. Творчество Рахманинова, таким образом, стоит особняком в эволюции мировой музыки XX века: впитав многие достижения импрессионизма и авангарда, стиль Рахманинова остался неповторимо индивидуальным и своеобразным, не имеющим аналогов в мировом искусстве (исключая подражателей и эпигонов). В современном музыковедении часто используется параллель с Л. ван Бетховеном: так же, как и Рахманинов, Бетховен вышел в своем творчестве далеко за пределы воспитавшего его стиля (в данном случае — венского классицизма), не примкнув при этом к романтикам и оставшись чуждым романтическому миросозерцанию.

Первый — ранний период — начинался под знаком позднего романтизма, усвоенного главным образом через стиль Чайковского (Первый Концерт, ранние пьесы). Однако уже в Трио ре-минор (1893), написанном в год смерти Чайковского и посвященном его памяти, Рахманинов дает пример смелого творческого синтеза традиций романтизма (Чайковский), «кучкистов», древнерусской церковной традиции и современной бытовой и цыганской музыки. Это произведение — один из первых в мировой музыке примеров полистилистики — словно символически возвещает преемственность традиции от Чайковского — Рахманинову и вступление русской музыки в новый этап развития. В Первой Симфонии принципы стилистического синтеза были развиты еще более смело, что и послужило одной из причин ее провала на премьере.

Период зрелости отмечен формированием индивидуального, зрелого стиля, основанного на интонационном багаже знаменного распева, русской песенности и стиля позднего европейского романтизма. Эти черты ярко выражены в знаменитых Втором Концерте и Второй Симфонии, в фортепианных прелюдиях ор. 23. Однако начиная с симфонической поэмы «Остров мертвых» стиль Рахманинова усложняется, что вызвано, с одной стороны, обращением к тематике символизма и модерна, а с другой — претворением достижений современной музыки: импрессионизма, неоклассицизма, новых оркестровых, фактурных, гармонических приемов. Центральное произведение этого периода — грандиозная поэма «Колокола» для хора, солистов и оркестра, на слова Эдгара По в переводе К. Бальмонта (1913). Ярко новаторское, насыщенное небывало новыми хоровыми и оркестровыми приемами, это произведение оказало огромное влияние на хоровую и симфоническую музыку XX века. Тематика этого произведения характерна для искусства символизма, для данного этапа русского искусства и творчества Рахманинова: в нем символически воплощены различные периоды человеческой жизни, подводящей к неизбежной смерти; апокалипсическая символика Колоколов, несущая идею Конца Света, предположительно оказала влияние на «музыкальные» страницы романа Т. Манна «Доктор Фаустус».

Поздний — зарубежный период творчества — отмечен исключительным своеобразием. Стиль Рахманинова складывается из цельного сплава самых различных, порой противоположных стилистических элементов: традиций русской музыки — и джаза, древнерусского знаменного распева — и «ресторанной» эстрады 1930-х гг., виртуозного стиля XIX века — и жесткой токкатности авангарда. В самой разнородности стилистических предпосылок заключен философский смысл — абсурдность, жестокость бытия в современном мире, утрата духовных ценностей. Произведения этого периода отличаются загадочной символикой, смысловой полифонией, глубоким философским подтекстом.

Последнее произведение Рахманинова — Симфонические танцы (1941), ярко воплощающее все эти особенности, многие сравнивают с романом М. Булгакова «Мастер и Маргарита», законченным в это же время.

Значение композиторского творчества Рахманинова огромно: Рахманинов синтезировал различные тенденции русского искусства, различные тематические и стилистические направления, и объединил их под одним знаменателем — Русским национальным стилем. Рахманинов обогатил русскую музыку достижениями искусства XX века и был одним из тех, кто вывел национальную традицию на новый этап. Рахманинов обогатил интонационный фонд русской и мировой музыки интонационным багажом древнерусского знаменного распева. Рахманинов впервые (наряду со Скрябиным) вывел русскую фортепианную музыку на мировой уровень, стал одним из первых русских композиторов, чьи фортепианные произведения входят в репертуар всех пианистов мира. Рахманинов одним из первых осуществил синтез классической традиции и джаза.

Значение исполнительского творчества Рахманинова не менее велико: Рахманинов-пианист стал эталоном для многих поколений пианистов разных стран и школ, он утвердил мировой приоритет русской фортепианной школы, отличительными чертами которой являются: 1) глубокая содержательность исполнения; 2) внимание к интонационному богатству музыки; 3) «пение на фортепиано» — имитация средствами фортепиано вокального звучания и вокальной интонации. Рахманинов-пианист оставил эталонные записи многих произведений мировой музыки, на которых учатся многие поколения музыкантов.

Арам Хачатурян

Один из самых известных композиторов ХХ века, А.И. Хачатурян вместе с С.С. Прокофьевым и Д.Д. Шостаковичем вошел в блистательную триаду композиторов, ставших гордостью отечественной музыки ХХ века и определивших на многие годы ее облик. Творчество выдающегося мастера обогатило современную композиторскую школу новыми образами, стилевыми элементами, средствами музыкальной выразительности.

Одаренность Хачатуряна была феноменальной. Он родился 6 июня 1903 года в семье переплетчика в Коджори, предместье Тифлиса (Тбилиси того времени был самым «интернациональным» городом с развитой музыкальной культурой). До 19 лет не занимался профессионально музыкой. Будущий композитор учился сначала в русском частном пансионе С.В. Аргутинской-Долгоруковой (в разное время его окончило немало видных деятелей армянской и грузинской культуры), затем в Коммерческом училище Тифлиса. Пел в хоре, играл на трубе в духовом оркестре, сам научился играть на фортепиано и вскоре прослыл среди друзей и родных пианистом. В Москву приехал в 1921-м, обучался на биологическом отделении физико-математического факультета Московского университета и одновременно поступил в Музыкальный техникум имени Гнесиных в класс виолончели С.Ф. Бычкова, а затем к профессору А.А. Борисяку. За короткий срок Хачатурян не только наверстал упущенное, но и выдвинулся в число лучших учеников. В 1925 году в техникуме был открыт класс композиции и Хачатурян стал одним из первых учеников М.Ф. Гнесина. Блестящую европейскую выучку будущий композитор получил в консерватории (1929–1934) и аспирантуре (1936). Молодой музыкант занимался под руководством Р.М. Глиэра и С.Н. Василенко (инструментовка), Н.Я. Мясковского (сочинение).

Благодаря старшему брату Сурену Ильичу Хачатурову (режиссёру 1-й Студии МХТ, создателю Армянской драматической студии), Хачатурян познакомился с Е.Б. Вахтанговым, М.А. Чеховым, слушал игру пианистов К.Н. Игумнова, Н.А. Орлова, посещал студию художника П.П. Кончаловского. Знакомство в Москве с композитором А.А. Спендиаровым, который поддержал молодого Хачатуряна, встречи с дирижёром К.С. Сараджевым, участниками квартета имени Комитаса скрипачом А.К. Габриэляном и виолончелистом С.З. Асламазяном сыграли значительную роль в раскрытии национально самобытных черт в творчестве Хачатуряна. Еще в 20-е годы, находясь уже в Москве, музыкант старался быть ближе к «родным корням»: пел в хоре армянской церкви, некоторое время был заведующим музыкальной частью 2-й Армянской драматической студии при московском ДК Советской Армении, где был поставлен ряд драматических спектаклей с его музыкой.

Музыкальный язык композитора синтезировал великие традиции европейской и русской классики и многовековую культуру армянского (шире – восточного) народа. Органичное слияние разных культур и миров стало стилевым признаком музыки Хачатуряна. Этот сплав охватил все параметры музыкальной речи композитора. В его мелосе соединились многовековые традиции армянской монодии и культура европейской кантилены и русской песенности. В композиционных формах произошло сближение жанровых и структурных закономерностей, сложившихся в восточной и европейской музыке. Элементы восточного инструментария и образности слышны в оркестровке произведений. «Пиршество звуков», «рубенсовская сытность оркестровой палитры», – так характеризовал колористичность музыки Хачатуряна академик Б.Асафьев.

Искусство Хачатуряна, глубоко самобытное и национальное, часто сравнивают с живописью Мартироса Сарьяна. «Солнечные», жизнеутверждающие полотна, яркая и декоративная манера письма этого художника перекликаются с лучезарной музыкой композитора, с его многоцветными, ослепительно праздничными оркестровыми красками.

Стилю Хачатуряна свойственны яркая театральность, зримость, живописность, пластичность, склонность к «крупному штриху». Его музыкальные образы полны жизни, движения, они конкретны и осязаемы. Недаром в его творчестве большое место отведено сценическим жанрам – балетам, музыке к спектаклям и кино.

Творческая жизнь Хачатуряна протекала в условиях борьбы и смен направлений в искусстве, появления различных школ, стилей, систем. На памяти его были годы всеобщего увлечения Скрябиным, импрессионистами, молодым Стравинским, Прокофьевым и Шостаковичем, появление музыкального урбанизма, конструктивизма, экспрессионизма, «нововенской школы», неоклассицизма, авангардистских течений. Мимо его сознания не проходило ни одно из явлений культуры ХХ века. В этих условиях он сумел сохранить непреходящую ценность мелодического начала и опору на тональную систему.

Хачатуряна можно, безусловно, причислить к гуманистам ХХ века. Его герой – человек современности, но человек глубоко чувствующий и озаренный мечтой. Его музыка проникнута всепоглощающим лирическим чувством и вместе с тем по-восточному горделивой сдержанностью.

Популярность музыки А.И. Хачатуряна громадна, а его «Танец с саблями» из балета «Гаянэ» – одно из самых исполняемых произведений нашего времени. Уже ранние сочинения Хачатуряна, такие как Трио для кларнета, скрипки и фортепиано (1932) и Первая симфония (1934), сразу обнаружили необычайно яркое дарование композитора и особенности его композиторского почерка.

Мировую известность композитору принесла знаменитая триада инструментальных концертов – для фортепиано (1936), для скрипки (1940) и для виолончели (1946). В репертуар десятков виднейших исполнителей вошла и триада концертов-рапсодий для скрипки (1961), виолончели (1963) и фортепиано (1968). Балеты «Гаянэ» и «Спартак» составили целую эпоху в хореографии ХХ века. Крупным достижением стала Вторая симфония (1943), посвященная событиям Великой Отечественной войны. Неотъемлемой частью творческой деятельности Xачатуряна была работа в области музыки для театра и кино (к спектаклям «Маскарад» Лермонтова, «Валенсианская вдова» Лопе де Веги, к фильмам «Пэпо», «Зангезур» и др.). Он является также автором массовых песен и музыки Государственного гимна Армянской ССР (1944). В 1947 году после исполнения Третьей симфонии-поэмы для оркестра, органа и 15 труб, посвящённой 30-летию Октябрьской революции, композитор, как и большинство крупнейших советских композиторов того времени, подвергся официальной критике и обвинению в «антинародном формализме».

Многогранный талант Хачатуряна проявился в его чрезвычайно разносторонней деятельности. В возрасте 47 лет он становится за пульт и дирижирует своими произведениями в разных городах Советского Союза, на концертных эстрадах многих стран мира.

Много сил отдавал музыкант педагогике: с 1950 года Хачатурян преподавал композицию в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных, а с 1951 он профессор Московской консерватории. Среди его учеников – А. Эшпай, М. Таривердиев, Р. Бойко, И. Якушенко, Э. Оганесян, Н. Габуния, А. Виеру и другие известные композиторы.

Разнообразной была и общественная работа композитора. В 1939-48 годы он был заместителем председателя, а в 1957-78 – секретарем Союза композиторов. Кроме этого он плодотворно работал как член Всемирного и Советского комитета защиты мира, президент Советской ассоциации дружбы и культурного сотрудничества со странами Латинской Америки и многих других.

За высокие заслуги в развитии отечественной культуры А.Хачатурян был удостоен почетных званий: Героя Социалистического Труда (1973), Народного артиста СССР (1954), лауреата Ленинской (1959), пяти Государственных премий СССР (1941, 1943, 1946, 1950, 1971), Армянской ССР (1965), члена Академии наук Армянской ССР. Высоко оценили деятельность композитора и зарубежные художественные организации. Он был избран почетным академиком «Санта Чечилии» в Риме, почетным профессором Мексиканской консерватории, членом-корреспондентом Академии искусств ГДР и т.д.

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.