Открытие Всероссийского виртуального концертного зала. Трансляция концерта из Концертного зала имени П. И. Чайковского в филармонии России
Каталог концертов

Открытие Всероссийского виртуального концертного зала. Трансляция концерта из Концертного зала имени П. И. Чайковского в филармонии России

Год выхода:
2014
Страна производитель:
Россия
Длительность:
115 мин.

Михаил Иванович Глинка (1804-1857)
Увертюра к опере «Руслан и Людмила» (1842)

Опера «Руслан и Людмила» Глинки, как и предшествующая ей опера «Иван Сусанин», определили историческую судьбу русской оперной классики. Именно эти творения открыли путь двум основным направлениям — народной музыкальной драме и опере-сказке, опере-былине. В основу сюжета оперы «Руслан и Людмила» положена одноименная юношеская поэма Пушкина. В отличие от пушкинского оригинала, основанного на темах русского сказочного эпоса, с чертами легкой иронии, шутливого отношения к героям и загадочностью (что таится в этом предупреждении поэта «Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок»?), опера Глинки по-былинному величава, монументальна, эпична. Эпические сцены Киевской Руси, представляющие легендарные образы великого князя Светозара, отважного богатыря Руслана, народного певца и сказителя Баяна (I и V действия) обрамляют центральные сказочно-фантастические сцены, в которых участвуют ярко очерченные персонажи — нежная Людмила, пылкий Ратмир, верная в своей любви к нему Горислава, трусливый Фарлаф, добрый и мудрый Финн, коварная Наина и злой, жестокий карлик Черномор. Эпическая повествовательность и философская глубина в трактовке сюжета отличают оперу Глинки от «волшебных» романтических западно-европейских опер К. М. Вебера или Р. Вагнера, включая его «Летучего голландца», «Тангейзера» или «Лоэнгрина» — по-существу, ровесников « Руслана и Людмилы».

Основная идея оперы — победа доброго начала над силами зла — экспонируется в увертюре. Она своего рода симфонический конспект оперы, средоточие главных ее тем: короткое и решительное, «как удары кулака» (выражение Глинки), вступление и буйно-радостная главная тема заимствованы из победного финального хора («Слава великим богам»); вторая лирически восторженная тема — из арии Руслана в третьем действии («О Людмила, Лель сулил мне радость»). В среднем эпизоде странные, пугающие звучания словно предостерегают от коварства злых сил — они взяты из сцены похищения Людмилы, а перед самым концом увертюры басы чеканят грозную, угловатую, спускающуюся по ступеням вниз целотонную гамму, характеризующую злого карлика Черномора, — блестящее изобретение композитора!
Глинка воспользовался западноевропейской традицией и, согласно ей, написал увертюру после завершения работы над оперой, как он вспоминал в своих «Записках», «прямо на оркестр, нередко во время репетиций в комнате режиссера». Композитор остался доволен своей работой. «Летит на всех парусах», — с гордостью говорил он об увертюре, на редкость лаконичной, проносящейся, как вихрь, в едином темпе. И сегодня музыка увертюры к опере «Руслан и Людмила», ставшая самостоятельным концертным номером и очень популярным среди дирижеров, поражает этим удивительным сочетанием богатства красок, щедрости колорита с легкостью, полётностью движения. Истинное мастерство не подвластно времени!

Сергей Васильевич Рахманинов (1873–1943)
Концерт № 2 для фортепиано с оркестром до минор, соч. 18 (1901)

«В его сочинениях ощущается дыхание русской весеннести, весеннего прорастания и вешнего ликования, чувства, охватывающего душу в периоды мощного разлива русских рек в половодье» (Борис Асафьев).

Сергей Васильевич Рахманинов – великий русский композитор, блистательный пианист и дирижер – во всем мире является олицетворением России. Его творчество имеет поистине эпохальную значимость, а любое его произведение можно назвать жемчужиной русского искусства. Композитор равнозначно проявил себя как в симфоническом, так и в духовном, вокальном, оперном и концертном жанрах – в каждый из них он привнес что-то сугубо свое.

Фортепианные концерты С. В. Рахманинова стали целой эпохой в развитии жанра. Они наполнены страстным романтическим чувством – то бурным, восторженным, празднично-ликующим, то трепетным, нежным, погруженным в музыку тишины родной природы, которую так хорошо умел слышать Рахманинов. Это виртуозные циклические произведения, построенные на ярком песенно-мелодическом материале, берущем свои корни в древних знаменных распевах и народно-песенном творчестве. Во многом они продолжили концертно-симфонические принципы П. И. Чайковского. Значительность и глубина содержания, контрастное сопоставление музыкальных образов и их подлинно-симфоническое развитие, наконец, богатство и сложность фактуры – все это приближает концерты Рахманинова к симфониям.

Несмотря на принадлежность к одному жанру, каждый из фортепианных концертов имеет индивидуальный облик и свою особую музыкальную концепцию. Не нарушая традиционных рамок трехчастного цикла, Рахманинов не повторяет решений, придавая каждому своему «детищу» самостоятельность и непохожесть. Концерты Рахманинова позволяют проследить не только эволюцию стиля композитора, но и эволюцию этого жанра в его творчестве.

Масштаб мировой популярности Второго концерта Рахманинова сравним с известностью Первого концерта его великого учителя – П. И. Чайковского. Необычность сочинения была отмечена еще на репетициях, а премьера, состоявшаяся в симфоническом собрании Московского филармонического общества 27 октября 1901 года в исполнении автора (оркестром дирижировал А. И. Зилоти), просто ошеломила слушателей. «Конечно, главная тема Второго фортепианного концерта поразила всех как душевное явление величайшей силы таланта и мужественной природы характера. Она была редкостью даже для русской музыки, уже испытавшей воздействие женственной изнеженности и увлечения звуковыми пряностями различных сортов», – отмечал Б. В. Асафьев.

В этом концерте Рахманинов впервые выступает как зрелый художник, свободно владеющий всеми средствами музыкальной выразительности, как мастер крупной формы, фресковой манеры письма, блестящего фортепианного стиля.

Концерт насыщен ярким образным тематизмом: многочисленные попевки, подголоски вырастают из ведущей темы, а затем преобразуются в различные музыкальные образы. Воодушевленно-лирическое высказывание сочетается в этом произведении с неумолимо строгой ритмической дисциплиной, являющейся выражением сдерживающего и организующего волевого начала. Кажется, будто концерт высечен из одной глыбы мрамора, как скульптуры Микеланджело.

В основе первой части (Moderato) лежит эпически величавая тема, олицетворяющая образ Родины, могучей и прекрасной. «Тема его вдохновеннейшего Второго концерта есть не только тема его жизни, но неизменно производит впечатление одной из наиболее ярких тем России и только потому, что душа этой темы русская…, каждый раз с первого же колокольного удара чувствуется, как во весь рост поднимается Россия», – писал Н. К. Метнер, композитор и друг Сергея Васильевича.

Вторая часть – прелестнейшее Adagio sostenuto – служит средоточием лиризма, островком отдохновения. Красотой расцветающей природы, ощущением молодости, счастья и душевного покоя веет от этой полной мечтательного раздумья музыки.

По воспоминаниям композитора А. Н. Александрова, «Танеев, прослушав вторую часть Второго концерта на репетиции в Большом зале консерватории, тихо произнес: “Гениально!” – и вытер набежавшую слезу».

Величественный финал (Allegro scherzando) возвращает слушателя к мужественным образам первой части и утверждает победу светлого начала, торжество творческих сил, красоты, любви.

Второй фортепианный концерт занял особое место в творчестве Рахманинова, став едва ли не самым популярным его сочинением благодаря высокому художественному благородству, красоте и выразительности тем, законченности общей концепции. Композитор необычайно ярко сумел воплотить в этом произведении то настроение радостного возбуждения, подъема, ожидания чего-то нового, которым охвачены были широкие круги русского общества на пороге наступающего столетия.

В 1904 году Рахманинову на Второй фортепианный концерт была присуждена Глинкинская премия, учрежденная известным меценатом М. П. Беляевым.

Петр Ильич Чайковский (1840–1893)
«Ромео и Джульетта», увертюра фантазия (1880)

«Ромео и Джульетта» – первое обращение П. И. Чайковского к наследию Уильяма Шекспира и первое произведение в серии его творческих замыслов на этот сюжет. Известно, что Чайковский планировал создать оперу по шекспировской трагедии. «Я буду писать "Ромео и Юлию", – сообщал он брату Модесту в 1878 году. – Все твои возражения уничтожаются перед тем восторгом, которым я возгорелся к этому сюжету. Это будет самый капитальный мой труд. Мне теперь смешно, как я мог до сих пор не видеть, что я как будто предназначен для положения на музыку этой драмы. Ничего нет более подходящего для моего музыкального характера. Нет царей, нет маршей, нет ничего составляющего рутинную принадлежность большой оперы. Есть любовь, любовь и любовь». В 1881 году он пишет младшему брату Анатолию: «Теперь безвозвратно решено: я буду писать оперу на эту тему. Чувствую, что, если постараюсь, выйдет хорошо… Про «Ромео и Юлию» никому не говори». К сожалению, от замысла оперы остался только эскиз дуэта Ромео и Джульетты, созданный Чайковским в последний год жизни и завершенный Сергеем Танеевым.

Сюжет для увертюры по трагедии У. Шекспира был предложен П. И. Чайковскому М. А. Балакиревым, который даже разработал программу и план изложения музыкального материала. Произведение писалось 11 лет. Первая редакция 1869 года не удовлетворила Балакирева, что, однако, не мешало ему играть увертюру наизусть на каждом собрании в доме Л. И. Шестаковой. В 1870 году появилась вторая редакция, к которой Балакирев также отнесся критически, настаивая на дальнейшей работе. В 1880 году Чайковский осуществил третью редакцию. Композитор просил издателя обязательно напечатать посвящение Милию Балакиреву, поскольку в предшествовавшем издании оно «вследствие недосмотра» было упущено. Балакирев переживал в эти годы длительный кризис, практически оставив прежние дружеские связи, и Чайковский писал ему: «Мне хочется, чтобы Вы знали, что я не забыл, кто виновник появления на свет этой партитуры, что я живо помню Ваше тогдашнее дружеское участие, которое, я надеюсь, и теперь еще не вполне угасло» (1881). В окончательном виде «Ромео и Джульетта» впервые прозвучала в Тифлисе, в 1886 году под управлением М. М. Ипполитова-Иванова.

Увертюра была с воодушевлением принята публикой и вызвала такой энтузиазм среди участников «Могучей кучки», что критик В. В. Стасов назвал П. И. Чайковского шестым членом их кружка. Сам автор оказался глубоко удовлетворен созданным и до конца жизни «Ромео и Джульетта» оставалась одним из самых его любимых произведений. В 1884 году оно было награждено премией за лучшее оркестровое произведение, учрежденной меценатом М. П. Беляевым.

«Ромео и Джульетта» является одним из самых ярких образцов психологически-обобщенного программного симфонизма Чайковского. В отличие от повествовательно-иллюстративного пути, выбранного ранее Берлиозом для воплощения того же сюжета, русский композитор передает только основную идею и главный драматический конфликт шекспировской трагедии.

Этот конфликт гениально и лаконично выражен во взаимодействии трех основных тематических групп увертюры.

Суровая хорального склада тема медленного вступления – образ патера Лоренцо, воплощение одновременно благородства падре и жестких законов средневекового общества.

Величию бесстрастного хорала противопоставляется второй эпизод вступления – мотив стенаний, подавленных стонов и невыплаканных слез, построенный на «рыдающих» интонациях струнных.

Главная партия – образ семейной вражды – хоть и контрастирует вступительному хоралу, но все же родственна ему. Упругая, «пружинистая», драматически-напряженная стремительная тема является самой картинной в увертюре.

Побочная партия – образ любви – одна из самых красивых и вдохновенных лирических мелодий в истории музыки. Балакирев находил в ней «негу и сладость любви»; Ларош говорил, что тема побочной партии «принадлежит к тем неотразимо чарующим напевам, от действия которых не может освободиться слушатель, каково бы ни было направление его вкуса или настроение его духа». Глазунов считал, что «так выразить беззаветную любовь юной четы, как про это пропел, а не сочинил Чайковский в «Ромео», никому из композиторов не удалось». Римский Корсаков писал: «До чего она вдохновенна! Какая неизъяснимая красота, какая жгучая страсть; это одна из лучших тем всей русской музыки!».

Денис Мацуев

Родился в 1975 году в Иркутске в семье музыкантов. В 1990 году переехал в Москву и поступил в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории. В 1991 году стал лауреатом Международного благотворительного общественного фонда «Новые имена», благодаря чему посетил с концертами более 40 стран. В 1993 году поступил в Московскую консерваторию, где его учителями были Алексей Наседкин и Сергей Доренский. Известность Мацуеву принесла победа на XI Международном конкурсе имени Чайковского в 1998 году.

Денис Мацуев – солист Московской филармонии с 1995 года. С 2004 года он представляет ежегодный абонемент «Солист Денис Мацуев» – один из бестселлеров среди филармонических абонементов, где выступают ведущие оркестры и дирижеры России и зарубежья. В концертах последних сезонов участвовали Симфонический оркестр Артуро Тосканини и Лорин Маазель, Симфонический оркестр Мариинского театра и Валерий Гергиев, оркестр «Флорентийский музыкальный май» и Зубин Мета, Российский национальный оркестр и дирижеры Семен Бычков, Джанандреа Нозеда, Пааво Ярви, Национальный филармонический оркестр России и Владимир Спиваков.

Весной 2007 года благодаря сотрудничеству Дениса Мацуева и Александра Рахманинова увидел свет сольный альбом «Неизвестный Рахманинов». Запись сочинений Рахманинова была сделана на рояле композитора на его вилле «Сенар» в Люцерне. Выступление пианиста с сольной программой в Карнеги-холле в Нью-Йорке выпущено на CD компанией Sony Music в 2008 году. В 2013 вышел диск с записью Второго фортепианного концерта Рахманинова и Рапсодии в стиле блюз Гершвина, сделанной с Нью-Йоркским филармоническим оркестром под управлением Алана Гилберта. Диск «Фортепианные концерты Чайковского №№1 и 2» признан «Альбомом месяца» журналом Gramophone в апреле 2014 года.

Среди партнеров Дениса Мацуева по сцене – коллективы США (Нью-Йоркский филармонический, оркестры Чикаго, Филадельфии, Питтсбурга), Германии (оркестры Берлинской филармонии, Баварского радио, Западногерманского радио, лейпцигский Гевандхаус), Франции (Национальный оркестр, Оркестр де Пари и Филармонический оркестр Радио Франс), Великобритании (оркестр Би-Би-Си, Лондонский симфонический, Лондонский филармонический, Королевский филармонический и «Филармония»), амстердамский Консертгебау, Симфонический оркестр Монреаля, Оркестр театра Ла Скала, Национальный оркестр Академии Санта-Чечилия, Венский симфонический, Израильский и Роттердамский филармонические, Симфонический оркестр Осло, Национальный оркестр Бельгии, оркестр Романской Швейцарии, Люцернский симфонический и Европейский камерный.

В 2010 году Нью-Йоркский филармонический оркестр представил публике свой 15000-й концерт – рубеж, который не удавалось преодолеть ни одному из когда-либо существовавших симфонических оркестров. Дирижировал Валерий Гергиев, солировал Денис Мацуев. Тесные творческие контакты связывают Мацуева с выдающимися дирижерами современности – среди них Юрий Темирканов, Марис Янсонс, Антонио Паппано, Шарль Дютуа, Владимир Федосеев, Михаил Плетнев, Леонард Слаткин, Иван Фишер, Мюнг-Вун Чунг, Юкка-Пекка Сарасте, Манфред Хонек. Мацуев – частый гость на таких фестивалях, как Эдинбургский (Великобритания), Шлезвиг-Гольштейнский (Германия), фестиваль в Вербье (Швейцария), в Равинии (США), «Звезды белых ночей» в Санкт-Петербурге (Россия), Люцернский (Швейцария), Брукнеровский (Австрия), Фестиваль Балтийского моря (Швеция), Фортепианный фестиваль в Руре (Германия) и «Флорентийский музыкальный май» (Италия).

Несмотря на востребованность за рубежом, Мацуев считает приоритетом развитие филармонического искусства в регионах России и значительную долю концертных программ представляет на родине, ежегодно посещая с концертами более 30 городов, от Калининграда до Владивостока. Активно сотрудничает с региональными оркестрами. Проводит фестивали в Казани, Перми, Оренбурге, Челябинске и других российских городах: с 2004 года – «Звезды на Байкале» в Иркутске, с 2005 года – Crescendo в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Калининграде, Пскове, Тель-Авиве, Париже и Нью-Йорке. В 2010 году вошел в состав руководителей Фестиваля искусств города Анси (Франция). В 2012 стал художественным директором Международного фестиваля и конкурса молодых пианистов Astana Piano Passion. Весной 2016 года в Москве впервые прошел Международный конкурс молодых пианистов Grand piano competition. Денис Мацуев, которому принадлежит идея конкурса, возглавил оргкомитет конкурса и стал его художественным руководителем.

Особая ответственность музыканта – работа с Межрегиональным благотворительным фондом «Новые имена», воспитанником, а в настоящее время Президентом которого он является. Фонд за свою более чем двадцатипятилетнюю историю воспитал несколько поколений артистов и продолжает расширять свою деятельность в области поддержки талантливых детей. Всероссийская программа «Новые имена – регионам России» ежегодно проходит более чем в 20 городах нашей страны.

Денис Мацуев – Арт-директор Фонда имени Рахманинова. В 2006 году вошел в состав Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации, был удостоен звания «Заслуженный артист России». В 2010 году был награжден Премией имени Шостаковича, стал лауреатом Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства. В 2011 году был удостоен звания «Народный артист России», стал Почетным профессором МГУ имени Ломоносова. В 2012 году возглавил Общественный совет при Министерстве культуры РФ. В 2014 году выступил на церемонии закрытия XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи, стал Послом доброй воли ЮНЕСКО.

Юрий Симонов

Юрий Симонов родился в 1941 году в Саратове. Окончил Ленинградскую консерваторию по классу альта у Ю. Крамарова (1965) и по дирижированию у Н. Рабиновича (1969). В 1966 году стал лауреатом II Всесоюзного конкурса дирижёров в Москве, а в 1967-м – главным дирижёром оркестра Кисловодской филармонии. В 1968 году Ю. Симонов становится первым советским дирижёром-победителем международного конкурса. Это произошло в Риме на Пятом конкурсе дирижёров, организованном Национальной академией Санта Чечилия. Маэстро Мравинский немедленно взял его ассистентом в Заслуженный коллектив Республики академический симфонический оркестр Ленинградской филармонии.

В январе 1969 года Ю. Симонов дебютировал в Большом театре оперой «Аида», а уже с февраля 1970 года, после его триумфального выступления на гастролях театра в Париже, был назначен главным дирижёром ГАБТа СССР и занимал этот пост в течение пятнадцати с половиной лет – рекордного срока для этой должности. Годы работы маэстро стали одним из блестящих и значимых периодов в истории театра. Под его управлением состоялись премьеры выдающихся творений мировой классики: опер «Руслан и Людмила» Глинки, «Псковитянка» Римского–Корсакова, «Так поступают все» Моцарта, «Кармен» Бизе, «Замок герцога Синяя Борода» Бартока, балетов «Золотой век» Шостаковича, «Анна Каренина» Щедрина, «Деревянный принц» Бартока. А поставленная в 1979 году опера Вагнера «Золото Рейна» ознаменовала возвращение творчества композитора на сцену театра после почти сорокалетнего отсутствия.

В 1980-е и 1990-е годы Симонов выступал с крупнейшими симфоническими оркестрами Европы, США, Канады, Японии. Участвовал во многих международных фестивалях, осуществил ряд оперных постановок в крупнейших театрах мира. В 1982 году он дебютирует оперой Чайковского «Евгений Онегин» в лондонском театре «Ковент-Гарден», а четыре года спустя там же ставит «Травиату» Верди. За ней последовали «Аида» в Бирмингеме, «Дон Карлос» в Лос-Анджелесе и Гамбурге, «Сила судьбы» в Марселе, «Так поступают все» Моцарта в Генуе, «Саломея» Р. Штрауса во Флоренции, «Хованщина» Мусоргского в Сан–Франциско, «Евгений Онегин» в Далласе, «Пиковая дама» в Праге, Будапеште и в Париже (Оpera Bastille), оперы Вагнера в Будапеште.

В начале 1990-х Симонов был главным приглашённым дирижёром Филармонического оркестра в Буэнос-Айресе (Аргентина), а с 1994 по 2002 год – музыкальным директором Бельгийского национального оркестра в Брюсселе (ONB). В 2001 году Ю. Симонов основал оркестр Liszt-Wagner в Будапеште. Вот уже более тридцати лет он является постоянным приглашённым дирижёром Венгерского национального оперного театра, в котором поставил десять опер Вагнера, включая тетралогию «Кольцо нибелунга». Кроме оперных постановок и концертов со всеми будапештскими оркестрами, маэстро с 1994 по 2008 год проводил летние международные мастер-курсы (Будапешт и Мишкольц), которые посетило более 100 молодых дирижёров из 30 стран мира. Венгерское телевидение сняло о Ю. Симонове три фильма.

Активную творческую деятельность дирижёр сочетает с преподавательской. С 1978 по 1991 год Юрий Иванович Симонов вёл класс оперно-симфонического дирижирования в Московской консерватории, с 1985 года стал профессором. С 2006 года преподаёт в Санкт-Петербургской консерватории. Проводит мастер-классы в России и за рубежом: в Лондоне, Тель-Авиве, Алма-Ате, Риге. Летом 2013, 2014 и 2017 годов Ю. Симонов поделился своим мастерством с молодыми дирижёрами на международных мастер-классах, организованных Московской филармонией.

Маэстро участвовал в работе жюри дирижёрских конкурсов во Флоренции, Токио, Будапеште. В 2011 и 2015 годах возглавлял жюри по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» на Первом и Втором Всероссийских музыкальных конкурсах в Москве.

С 1998 года Юрий Симонов является художественным руководителем и главным дирижёром Академического симфонического оркестра Московской филармонии. За годы его работы с коллективом сыграно более двухсот программ в Москве, состоялись многочисленные гастроли по России, США, Великобритании, Германии, Испании, Китаю, Южной Корее, Японии и другим странам. Восторженная зарубежная пресса отмечала, что «Симонов извлекает из своего оркестра диапазон чувств, граничащих с гениальностью» (Financial Times), называла маэстро «неистовым вдохновителем своих музыкантов» (Time).

Дискография Ю. Симонова представлена записями на фирмах «Мелодия», EMI, Collins Classics, Cypres, Hungaroton, Le Chant du Mondе, Pannon Classic, Sonora, Tring International, а также видеофильмами его спектаклей в Большом театре (американская фирма Кultur).

Юрий Симонов – народный артист СССР (1981), профессор (1985), кавалер ордена Почёта РФ (2001), награждён «Офицерским крестом» Венгерской Республики, «Орденом Командора» Румынии и «Орденом за заслуги в культуре» Польской Республики. «Дирижёр года» по рейтингу газеты «Музыкальное обозрение» (сезон 2005/06), лауреат Премии мэрии Москвы в области литературы и искусства за 2008 год. В 2011 году был награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, в 2017 году – орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Михаил Глинка

В русской музыке Глинка занимает положение подобно Александру Сергеевичу ПУШКИНУ в русской литературе. Если А.С.Пушкин – первый русский поэт мирового значения, то М.И.Глинка – первый композитор, открывший новую эпоху в диалоге западноевропейской и русской культур.

Глинка был гениально одаренной художественной личностью. Его стиль отличался удивительной законченностью, гармонией всех компонентов. Светлый, жизнеутверждающий характер, стройность формы, красота и пластичность мелодий, красочность и тонкость гармонии и инструментовки – ценнейшие качества произведений композитора. Это было искусство, порожденное высочайшей культурой и вкусом. По эстетическому совершенству его музыку часто сравнивают с искусством Моцарта. Как и венский классик, Глинка достиг высочайшего синтеза и переосмысления интонационного словаря своей эпохи. Именно ему, «русскому Моцарту» суждено было стать альфой и омегой отечественной музыки.

Главная заслуга композитора – в создании первых русских опер «Ивана Сусанина» (1836) и «Руслана и Людмилы» (1842). Он обозначил пути развития национального симфонизма и открыл новую эпоху в истории русской вокальной лирики. Его «испанские увертюры» положили начало разработке исполнительского фольклора в симфонической музыке. Он отразил в своем творчестве народные мотивы разных национальных культур (украинской, польской, финской, итальянской и народов Востока).

Произведения «певца пушкинской эпохи» по своим художественным достоинствам и глубине эстетического обобщения для большинства современников оказались во многом недосягаемыми. Подобно солнцу, Глинка щедро разбросал лучи своего таланта на несколько десятилетий вперед. Его наследниками стали все крупные композиторы XIX века. К традициям Глинки восходят величавые народные образы Мусоргского и русская сказка Римского-Корсакова, богатырский эпос Бородина и лирическая задушевность, поэтичность Чайковского. Его творческие принципы стали основой зрелого национального стиля русской музыки ХХ века.

«Когда задумываешься, в чем прежде всего проявилась необыкновенная сила творческого гения Глинки, что явилось главным в той революции, которую он совершил в русской музыке, неизменно приходишь к мысли о начале всех начал в его искусстве – о глубочайшем постижении композитором духа народности, о высшем синтезе русской народной песенности с ярчайшей композиторской индивидуальностью», – писал Д.Д.Шостакович.

Судьба не была благосклонна Глинке. Почитаемый в Европе, композитор не находил должного понимания в России. Влюбленный в жизнь, он постоянно страдал от изнуряющих недугов и слабого здоровья. Ценитель и поклонник женской красоты, он пережил тяжелую личную драму.

Русский помещик, странствующий по Европе «барич», которого с детства интересует география и манит романтика дальних стран. Его влекут красоты севера и сочная красочность Кавказа («излюбленного» места русской интеллигенции). Глинка впитывает массу музыкальных впечатлений: его слух схватывает персидскую песню, напетую секретарем восточного принца, и грустный напев финского ямщика, он увлекается малороссийскими песнями и польскими танцами. Глинка зачарован экзотикой Испании, где помимо изучения языка и народной музыки, учится танцевать. Он наслаждается южным солнцем Италии и культурой Аппенин, хотя в России борется с «итальянщиной», отстаивая самобытность отечественной оперы. Его музыкальными оппонентами на русской сцене оказываются Беллини, Доницетти и Мейербер, но в реальной жизни Глинку связывают с ними дружеские отношения. Глинку почитает Берлиоз, а Лист, приехав в Россию, непременно желает услышать прославленного русского композитора (он же одним из первых оценил «Руслана»).

Глинка любит петь. Он – любимец светских салонов. Однажды на масленичном представлении он, наряженный в женский парик, исполняет партию Донны Анны. Имея от природы голос, по собственному выражению, несколько хрипловатый и сдавленный, он берет уроки вокала у итальянских певцов, достигает подлинного мастерства в пении и впоследствии выступает в роли педагога сам. Публикуется даже сборник вокальных упражнений Глинки (но уже после его смерти). Он обладает даром живописца, любит рисовать деревья и церкви (чем-то напоминая артистическую натуру Мендельсона, также влюбленного в путешествия и делающего живописные наброски). Он заводит у себя в поместье множество птиц и слушает их часами, а потом долго-долго музицирует на фортепиано.

В его натуре серьезность граничит с шалостью. Совсем как пушкинский повеса-Моцарт! На Черной речке забавляется с друзьями, изображая привидения. Когда же речь заходит о творчестве и, что еще важнее, о национальной направленности искусства, Глинка проявляет поразительную убежденность и стойкость позиции.

Он ругает, порой ненавидит Петербург, в котором не встречает истинного понимания и признания, даже под конец жизни он уезжает из России с тем, чтобы больше «не видеть эту землю». В душе же он всегда чувствует себя исконно русским композитором, ответственным за судьбы русского искусства и способного писать только национальным «языком».

Чувствую недостаточное знание композиторской техники, Глинка едет в Германию заниматься с известнейшим педагогом, автором учебников по гармонии и полифонии, Зигфридом Деном, который всего на 5 лет старше самого композитора (у него же учился мастерству А.Г.Рубинштейн). В последние годы жизни Глинка снова приедет в Германию и возобновит свои занятия с Деном. А задачу композитор поставит перед собой очень серьезную: «Я почти убежден, что можно связать Фугу западную с условиями нашей музыки узами законного брака». Он старательно изучает старинную церковную музыку. Последними его произведениями становятся фуги «в греческих ладах».

Сергей Рахманинов

Сергей Васильевич Рахманинов (1 апреля (20 марта) 1873 — 28 марта 1943) — русский композитор, пианист и дирижер.

Синтезировал в своем творчестве принципы петербургской и московской композиторских школ (а также традиции западноевропейской музыки) и создал свой оригинальный стиль, оказавший впоследствии влияние как на русскую, так и на мировую музыку XX века.

Сергей Васильевич Рахманинов родился 1 апреля 1873 года в дворянской семье. Долгое время местом рождения считалось имение его родителей Онег, недалеко от Новгорода; исследования последних лет называют усадьбу Семеново Старорусского уезда Новгородской губернии (Россия).

Отец композитора, Василий Аркадьевич (1841―1916), происходил из дворян Тамбовской губернии. История рода Рахманинова уходит корнями к внуку молдавского царя Стефана Великого Василию, прозванного Рахманиным. Мать, Любовь Петровна (урожденная Бутакова) ― дочь директора Кадетского корпуса генерала П. И. Бутакова. Дед композитора по отцовской линии, Аркадий Александрович, был музыкантом, учился игре на фортепиано у Дж. Филда и выступал с концертами в Тамбове, Москве и Петербурге. Сохранились романсы и фортепианные пьесы его сочинения, в том числе «Прощальный галоп 1869-му году» для фортепиано в четыре руки. Василий Рахманинов тоже был музыкально одаренным, но музицировал исключительно любительски.

Интерес С. В. Рахманинова к музыке обнаружился в раннем детстве. Первые уроки игры на фортепиано дала ему мать, затем была приглашена учительница музыки А. Д. Орнатская. При ее поддержке осенью 1882 года Рахманинов поступил на младшее отделение Санкт-Петербургской консерватории в класс В. В. Демьянского [4]. Обучение в Петербургской консерватории шло плохо, так как Рахманинов часто прогуливал занятия, поэтому на семейном совете мальчика было решено перевести в Москву и осенью 1885 года он был принят на третий курс младшего отделения Московской консерватории к профессору Н. С. Звереву.

Несколько лет провел Рахманинов в известном московском частном пансионе музыкального педагога Николая Зверева, воспитанником которого был также Александр Николаевич Скрябин и многие другие выдающиеся русские музыканты (Александр Ильич Зилоти, Константин Николаевич Игумнов, Арсений Николаевич Корещенко, Матвей Леонтьевич Пресман и др). Здесь в возрасте 13 лет Рахманинов был представлен Петру Ильичу Чайковскому, который позже принял большое участие в судьбе молодого музыканта.

В 1888 году Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в классе двоюродного брата А. И. Зилоти, а спустя год под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского начал заниматься композицией.

В возрасте 19 лет Рахманинов окончил консерваторию как пианист (у А. И. Зилоти) и как композитор с большой золотой медалью. К тому времени появилась его первая опера — «Алеко» (дипломная работа) по произведению А. С. Пушкина «Цыганы», первый фортепианный концерт, ряд романсов, пьесы для фортепиано, в том числе, прелюдия до-диез минор, которая позднее стала одним из наиболее известных произведений Рахманинова.

В возрасте 20 лет, из-за нехватки денег, он стал преподавателем в московском Мариинском женском училище, в 24 года — дирижером Московской русской частной оперы Саввы Мамонтова, где работал в течение одного сезона, однако успел сделать значительный вклад в развитие русской оперы.

Рахманинов рано приобрел известность как композитор, пианист и дирижер. Однако его успешная карьера была прервана 15 марта 1897 года неудачной премьерой Первой симфонии (дирижер — А. К. Глазунов), которая окончилась полным провалом как из-за некачественного исполнения, так и — главным образом — из-за новаторской сущности музыки. По мнению А. В. Оссовского, определенную роль сыграла неопытность Глазунова как руководителя оркестра во время репетиций[5]. Это событие послужило причиной серьезной нервной болезни. В течение 1897—1901 годов Рахманинов не мог сочинять, и лишь помощь опытного психиатра, доктора Николая Даля, помогла ему выйти из кризиса.

В 1901 году закончил свой Второй фортепианный концерт, создание которого ознаменовало выход Рахманинова из кризиса и одновременно — вступление в следующий, зрелый период творчества. Вскоре он принял приглашение занять место дирижера в московском Большом театре. После двух сезонов отправился в путешествие по Италии (1906 г.), затем на три года поселился в Дрездене, чтобы полностью посвятить себя композиции. В 1909 году Рахманинов совершил большое концертное турне по Америке и Канаде, выступая как пианист и дирижер. В 1911 году С. В. Рахманинов, находясь в Киеве, по просьбе своего друга и коллеги А. В. Оссовского прослушал молодую певицу Ксению Держинскую, вполне оценив ее талант; он сыграл большую роль в становлении оперной карьеры знаменитой певицы [5].

Вскоре после революции 1917 года воспользовался неожиданно пришедшим из Швеции предложением выступить в концерте в Стокгольме и в конце 1917 года вместе с женой Натальей Александровной и дочерьми покинул Россию. В середине января 1918 года Рахманинов отправился через Мальме в Копенгаген. 15 февраля он впервые выступил в Копенгагене, где сыграл свой Второй концерт с дирижером Хеэбергом[6]. До конца сезона он выступил в одиннадцати симфонических и камерных концертах, что дало ему возможность расплатиться с долгами.

1 ноября 1918 года, вместе с семьей, отплыл из Норвегии в Нью-Йорк. Вплоть до 1926 года не писал значительных произведений; творческий кризис, таким образом, продолжался около 10 лет. Лишь в 1926—1927 гг. появляются новые произведения: Четвертый концерт и Три русские песни. В течение жизни за рубежом (1918—1943 гг.) Рахманинов создал всего 6 произведений, которые принадлежат к вершинам русской и мировой музыки.

Местом постоянного жительства избрал США, много гастролировал в Америке и в Европе и вскоре был признан одним из величайших пианистов своей эпохи и крупнейшим дирижером. В 1941 году закончил свое последнее произведение, многими признанное как величайшее его создание, — Симфонические танцы. В годы Великой Отечественной войны Рахманинов дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых направил в фонд Красной армии. Денежный сбор от одного из своих концертов передал в Фонд обороны СССР со словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу».

Последние годы Рахманинова были омрачены смертельной болезнью (рак легких). Однако несмотря на это, он продолжал концертную деятельность, прекращенную лишь незадолго до смерти.

Рахманинов умер 28 марта 1943 года в Беверли-Хиллз, штат Калифорния США.

Творческий облик Рахманинова-композитора часто определяют словами «самый русский композитор». В этой краткой и неполной характеристике выражены как объективные качества стиля Рахманинова, так и место его наследия в исторической перспективе мировой музыки. Именно творчество Рахманинова выступило тем синтезирующим знаменателем, который объединил и сплавил творческие принципы московской (П.Чайковский) и Петербургской школ в единый и цельный русский стиль. Тема «Россия и ее судьба», генеральная для русского искусства всех видов и жанров, нашла в творчестве Рахманинова исключительно характерное и законченное воплощение. Рахманинов в этом отношении явился как продолжателем традиции опер Мусоргского, Римского-Корсакова, симфоний Чайковского, так и связующим звеном в непрерывной цепи национальной традиции (эта тема была продолжена в творчестве С. Прокофьева, Д. Шостаковича, Г. Свиридова, А. Шнитке и др.). Особая роль Рахманинова в развитии национальной традиции объясняется историческим положением творчества Рахманинова — современника русской революции: именно революция, отраженная в русском искусстве как «катастрофа», «конец света», всегда была смысловой доминантой темы «Россия и ее судьба» (см. Н. Бердяев, «Истоки и смысл русского коммунизма»).

Творчество Рахманинова хронологически относится к тому периоду русского искусства, который принято называть «серебряным веком». Основным творческим методом искусства этого периода был символизм, черты которого ярко проявились и в творчестве Рахманинова. Произведения Рахманинова насыщены сложной символикой, выражаемой с помощью мотивов-символов, главным из которых является мотив средневекового хорала Dies Irae. Этот мотив символизирует у Рахманинова предчувствие катастрофы, «конца света», «возмездия».

В творчестве Рахманинова очень важны христианские мотивы: будучи глубоко верующим человеком, Рахманинов не только сделал выдающийся вклад в развитие русской духовной музыки (Литургия св. Иоанна Златоуста, 1910, Всенощное бдение, 1916), но и в прочих своих произведениях воплотил христианские идеи и символику.

Творчество Рахманинова принято условно делить на три или четыре периода: ранний (1889—1897), зрелый (его иногда делят на два периода: 1900—1909 и 1910—1917) и поздний (1918—1941).

Стиль Рахманинова, выросший из позднего романтизма, впоследствии претерпел значительную эволюцию. Подобно своим современникам А. Скрябину и И. Стравинскому Рахманинов по крайней мере дважды (ок. 1900 и ок. 1926) кардинально обновлял стиль своей музыки. Зрелый и особенно поздний стиль Рахманинова выходит далеко за пределы постромантической традиции («преодоление» которой началось еще в ранний период) и в то же время не принадлежит ни одному из стилистических течений музыкального авангарда XX в. Творчество Рахманинова, таким образом, стоит особняком в эволюции мировой музыки XX века: впитав многие достижения импрессионизма и авангарда, стиль Рахманинова остался неповторимо индивидуальным и своеобразным, не имеющим аналогов в мировом искусстве (исключая подражателей и эпигонов). В современном музыковедении часто используется параллель с Л. ван Бетховеном: так же, как и Рахманинов, Бетховен вышел в своем творчестве далеко за пределы воспитавшего его стиля (в данном случае — венского классицизма), не примкнув при этом к романтикам и оставшись чуждым романтическому миросозерцанию.

Первый — ранний период — начинался под знаком позднего романтизма, усвоенного главным образом через стиль Чайковского (Первый Концерт, ранние пьесы). Однако уже в Трио ре-минор (1893), написанном в год смерти Чайковского и посвященном его памяти, Рахманинов дает пример смелого творческого синтеза традиций романтизма (Чайковский), «кучкистов», древнерусской церковной традиции и современной бытовой и цыганской музыки. Это произведение — один из первых в мировой музыке примеров полистилистики — словно символически возвещает преемственность традиции от Чайковского — Рахманинову и вступление русской музыки в новый этап развития. В Первой Симфонии принципы стилистического синтеза были развиты еще более смело, что и послужило одной из причин ее провала на премьере.

Период зрелости отмечен формированием индивидуального, зрелого стиля, основанного на интонационном багаже знаменного распева, русской песенности и стиля позднего европейского романтизма. Эти черты ярко выражены в знаменитых Втором Концерте и Второй Симфонии, в фортепианных прелюдиях ор. 23. Однако начиная с симфонической поэмы «Остров мертвых» стиль Рахманинова усложняется, что вызвано, с одной стороны, обращением к тематике символизма и модерна, а с другой — претворением достижений современной музыки: импрессионизма, неоклассицизма, новых оркестровых, фактурных, гармонических приемов. Центральное произведение этого периода — грандиозная поэма «Колокола» для хора, солистов и оркестра, на слова Эдгара По в переводе К. Бальмонта (1913). Ярко новаторское, насыщенное небывало новыми хоровыми и оркестровыми приемами, это произведение оказало огромное влияние на хоровую и симфоническую музыку XX века. Тематика этого произведения характерна для искусства символизма, для данного этапа русского искусства и творчества Рахманинова: в нем символически воплощены различные периоды человеческой жизни, подводящей к неизбежной смерти; апокалипсическая символика Колоколов, несущая идею Конца Света, предположительно оказала влияние на «музыкальные» страницы романа Т. Манна «Доктор Фаустус».

Поздний — зарубежный период творчества — отмечен исключительным своеобразием. Стиль Рахманинова складывается из цельного сплава самых различных, порой противоположных стилистических элементов: традиций русской музыки — и джаза, древнерусского знаменного распева — и «ресторанной» эстрады 1930-х гг., виртуозного стиля XIX века — и жесткой токкатности авангарда. В самой разнородности стилистических предпосылок заключен философский смысл — абсурдность, жестокость бытия в современном мире, утрата духовных ценностей. Произведения этого периода отличаются загадочной символикой, смысловой полифонией, глубоким философским подтекстом.

Последнее произведение Рахманинова — Симфонические танцы (1941), ярко воплощающее все эти особенности, многие сравнивают с романом М. Булгакова «Мастер и Маргарита», законченным в это же время.

Значение композиторского творчества Рахманинова огромно: Рахманинов синтезировал различные тенденции русского искусства, различные тематические и стилистические направления, и объединил их под одним знаменателем — Русским национальным стилем. Рахманинов обогатил русскую музыку достижениями искусства XX века и был одним из тех, кто вывел национальную традицию на новый этап. Рахманинов обогатил интонационный фонд русской и мировой музыки интонационным багажом древнерусского знаменного распева. Рахманинов впервые (наряду со Скрябиным) вывел русскую фортепианную музыку на мировой уровень, стал одним из первых русских композиторов, чьи фортепианные произведения входят в репертуар всех пианистов мира. Рахманинов одним из первых осуществил синтез классической традиции и джаза.

Значение исполнительского творчества Рахманинова не менее велико: Рахманинов-пианист стал эталоном для многих поколений пианистов разных стран и школ, он утвердил мировой приоритет русской фортепианной школы, отличительными чертами которой являются: 1) глубокая содержательность исполнения; 2) внимание к интонационному богатству музыки; 3) «пение на фортепиано» — имитация средствами фортепиано вокального звучания и вокальной интонации. Рахманинов-пианист оставил эталонные записи многих произведений мировой музыки, на которых учатся многие поколения музыкантов.

Академический симфонический оркестр Московской филармонии

Академический симфонический оркестр Московской филармонии на протяжении всей своей истории входит в число лучших отечественных симфонических оркестров и достойно представляет российскую музыкальную культуру за рубежом. Свидетельство тому – горячий приём публики, неизменно сопровождающий выступления коллектива, и восторженные отклики журналистов и критиков.

Оркестр создан в сентябре 1951 года при Всесоюзном радиокомитете, а в 1953 году вошёл в штат Московской филармонии. Художественный облик и исполнительская манера коллектива формировались под руководством прославленных отечественных дирижёров. Первым художественным руководителем и главным дирижёром коллектива был Самуил Самосуд (1951–1957). В 1957–1959 гг. под руководством Натана Рахлина за коллективом закрепилась слава одного из лучших в СССР. В 1958 году на I Международном конкурсе имени П. И. Чайковского оркестр под руководством Кирилла Кондрашина сопровождал триумфальное выступление Вана Клиберна, а затем, в 1960 году, первым из отечественных симфонических коллективов совершил гастроли по США. Кирилл Кондрашин возглавлял Симфонический оркестр Московской филармонии 16 лет (1960–1976). В 1973 году оркестру было присвоено почётное звание «академический». В дальнейшем Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии руководили Дмитрий Китаенко (1976–1990), Василий Синайский (1991–1996), Марк Эрмлер (1996–1998).

Коллектив выступал под управлением лучших дирижёров мира, среди которых Герман Абендрот, Курт Зандерлинг, Андре Клюитанс, Лорин Маазель, Игорь Маркевич, Зубин Мета, Шарль Мюнш и многие другие, а также крупнейших композиторов: Игоря Стравинского, Бенджамина Бриттена, Кшиштофа Пендерецкого. С филармоническим оркестром связан единственный дирижёрский опыт Святослава Рихтера.

С оркестром Московской филармонии играли практически все крупнейшие солисты второй половины XX – начала XXI вв.: Артуро Бенедетти Микеланджели, Эмиль Гилельс, Гленн Гульд, Леонид Коган, Владимир Крайнев, Иегуди Менухин, Давид Ойстрах, Николай Петров, Святослав Рихтер, Мстислав Ростропович, Артур Рубинштейн, Исаак Стерн, Наум Штаркман; Элисо Вирсаладзе, Наталия Гутман, Маурицио Поллини.

В 1998 году оркестр возглавил народный артист СССР Юрий Симонов. Под его руководством коллектив добился выдающихся творческих достижений. «Такой оркестровой музыки в этом зале давно не звучало – живописно-зримой, строго выверенной драматургически, насыщенной тончайшими оттенками чувств... Знаменитый оркестр предстал преображённым, чутко воспринимающим каждое движение Юрия Симонова»,– такие отзывы можно было прочесть в прессе спустя всего лишь год после начала совместной работы дирижёра и оркестра.

Маэстро Симонов и оркестр Московской филармонии часто выступают в России (за последние десять лет они дали концерты в 38 городах), участвуют в престижных музыкальных форумах. В первой половине сезона 2017/18 оркестр выступит в Челябинске и Снежинске, совершит гастроли в Южной Корее и Гонконге, примет участие в XVIII Международном телевизионном конкурсе юных музыкантов «Щелкунчик».

Одним из приоритетов оркестра Московской филармонии является работа с новым поколением музыкантов. В рамках абонемента «Звезды XXI века» прославленный коллектив сотрудничает с одарёнными солистами, начинающими путь на большую сцену, а также приглашает в свои филармонические абонементы молодых артистов.

Деятельность дирижёра и оркестра в значительной степени направлена на воспитание юных слушателей. Огромную популярность завоевал абонементный цикл «Сказки с оркестром», проходящий в Москве и во многих городах России с участием звёзд российского театра и кино. Среди них – Марина Александрова, Мария Аронова, Алена Бабенко, Сергей Безруков, Анна Большова, Ольга Будина, Валерий Гаркалин, Сергей Гармаш, Нонна Гришаева, Екатерина Гусева, Евгения Добровольская, Михаил Ефремов, Евгений Князев, Авангард Леонтьев, Павел Любимцев, Дмитрий Назаров, Александр Олешко, Ирина Пегова, Михаил Пореченков, Евгения Симонова, Григорий Сиятвинда, Даниил Спиваковский, Юрий Стоянов, Виктория Толстоганова, Михаил Трухин, Геннадий Хазанов, Чулпан Хаматова, Сергей Шакуров. Этот проект принёс маэстро Симонову звание лауреата Премии мэрии Москвы в области литературы и искусства за 2008 год. В 2010 году Юрий Симонов и Академический симфонический оркестр Московской филармонии стали лауреатами Премии национальной газеты «Музыкальное обозрение» в номинации «Дирижёр и оркестр».

Под руководством Юрия Симонова оркестр с огромным успехом гастролирует по всему миру, будучи желанным гостем в самых престижных залах Европы, Азии, Северной Америки. «Гастроли Симфонического оркестра Московской филармонии, кроме прочего, постоянно вызывают в памяти те времена, когда некоторые дирижёры буквально царствовали над музыкальными коллективами, а известнейшие оркестры мира имели в своем арсенале неизменный идеал звука… Почти необъятный объём медных и пленительные переливы смычковых заставляли всех снова и снова изумляться», – писала о выступлениях оркестра франкфуртская Allgemeine Zeitung. Комментатор американской The New York World–Telegram & Sun отметил: «Это было потрясающе. И музыка, и исполнение. Оркестр продемонстрировал чудеса виртуозности».

Известный британский музыкальный критик Дэвид Ферриби высказался об одном из концертов оркестра во время гастролей весной 2014 года как о «сенсационном вечере, во время которого мы наслаждались Московским филармоническим оркестром… Аутентично русский звук: насыщенное vibrato струнных, дерзкие медные, деликатные деревянные духовые, соблазнительные арфы и подавляющий массив ударных… Как результат – захватывающее звучание всех групп оркестра…»

В последние годы с оркестром выступали выдающиеся музыканты современности: Валерий Афанасьев, Юрий Башмет, Борис Березовский, Юджа Ванг, Максим Венгеров, Штефан Владар, Хибла Герзмава, Давид Герингас, Барри Дуглас, Суми Йо, Лора Клейкомб, Александр Князев, Николай Луганский, Олег Майзенберг, Денис Мацуев, Екатерина Мечетина, Виктория Муллова, Вадим Репин, Сергей Ролдугин, Дмитрий Ситковецкий, Виктор Третьяков; дирижёры Лучано Акочелла, Семён Бычков, Александр Ведерников, Михаэль Гюттлер, Александр Дмитриев, Марко Замбелли, Томас Зандерлинг, Александр Лазарев, Андрес Мустонен, Василий Петренко, Владимир Понькин, Бенжамин Пьоннье, Гинтарас Ринкявичюс, Александр Сладковский, Саулюс Сондецкис, Антонино Фольяни, Марис Янсонс и многие другие.

Оркестр записал более 350 пластинок и компакт-дисков, многие из которых удостоены высших международных наград в области аудиозаписи.