Оркестр «Новая Россия», Олли Мустонен
Каталог концертов

Оркестр «Новая Россия», Олли Мустонен

Год выхода:
2014
Страна производитель:
Россия

Олли Мустонен

Олли Мустонен – универсальный музыкант нашего времени: композитор, пианист, дирижер. Родился в 1967 году в Хельсинки. В 5 лет начал брать уроки игры на фортепиано и клавесине, а также композиции. Занимался у Ральфа Готони, затем продолжил занятия по фортепиано у Ээро Хейнонена и по композиции у Эйноюхани Раутаваары. В 1984 году стал лауреатом конкурса молодых исполнителей академической музыки «Евровидение» в Женеве.

Как солист выступал с оркестрами Берлина, Мюнхена, Нью-Йорка, Праги, Чикаго, Кливленда, Атланта, Мельбурна, Королевским оркестром Консертгебау, Шотландским симфоническим оркестром BBC, Австралийским камерным оркестром и такими дирижерами, как Владимир Ашкенази, Даниэль Баренбойм, Герберт Блумстедт, Мартин Браббинс, Пьер Булез, Мюнг Вун Чунг, Шарль Дютуа, Кристоф Эшенбах, Николаус Арнонкур, Курт Мазур, Кент Нагано, Эса-Пекка Салонен, Юкка-Пекка Сарасте, Пааво Ярви, Юрий Башмет и другие. Дирижировал большинством оркестров Финляндии, Камерным оркестром Немецкой филармонии в Бремене, Веймарской Штаатскапеллой, оркестрами Западногерманского радио в Кёльне, «Камерата Зальцбург», «Северная симфония» (Великобритания), Шотландским камерным оркестром, Национальным симфоническим оркестром Эстонии, Большим симфоническим оркестром имени Чайковского, японским NHK и др. Основатель Фестивального оркестра Хельсинки.

Многие годы существует творческий союз Мустонена с оркестром Мариинского театра и Валерием Гергиевым. В 2011 году пианист участвовал в концерте-закрытии Х Московского Пасхального фестиваля. Также Мустонен сотрудничает с Родионом Щедриным, который посвятил пианисту Пятый фортепианный концерт и пригласил его исполнить это сочинение на своих юбилейных концертах к 70-летию, 75-летию и 80-летию. В августе 2013 года Мустонен сыграл Концерт № 4 Щедрина на Фестивале Балтийского моря в Стокгольме с оркестром Мариинского театра. Под управлением Мустонена записан диск сочинений Щедрина – виолончельный концерт Sotto voce и сюита из балета «Чайка».

Среди сочинений Мустонена – две симфонии и другие оркестровые произведения, концерты для фортепиано и для трех скрипок с оркестром, многочисленные камерные произведения, вокальный цикл на стихи Эйно Лейно. Ему принадлежат также оркестровки и переложения произведений Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена, Стравинского, Прокофьева. В 2012 году Мустонен дирижировал премьерой своей Первой симфонии Tuuri для баритона и оркестра, заказанной филармоническим оркестром Тампере. Вторая симфония, Johannes Angelos, создана по заказу Филармонического оркестра Хельсинки и впервые прозвучала под управлением автора в 2014 году.

Среди записей Мустонена – прелюдии Шостаковича и Алкана (премия Эдисона и приз журнала Gramophone «За лучшую инструментальную запись»). В 2002 году музыкант подписал эксклюзивный контракт с лейблом Ondine, на котором записаны Прелюдии и фуги Баха и Шостаковича, сочинения Сибелиуса и Прокофьева, Соната №1 Рахманинова и «Времена года» Чайковского, альбом фортепианных концертов Бетховена с оркестром Tapiola Sinfonietta. Среди недавних записей – «Концерт в миксолидийском ладу» Респиги с Оркестром Финского радио под управлением Сакари Орамо и диск с сочинениями Скрябина. В 2014 году Мустонен записал свою Сонату для виолончели и фортепиано в дуэте со Стивеном Иссерлисом.

В 2015 году на фестивале «Шпаннунген» в Хаймбахе в Германии состоялась премьера Фортепианного квинтета Мустонена. Вскоре прошли премьеры Квинтета в Стокгольме и в Лондоне. 15 ноября 2015 года, в день открытия фестиваля Валерия Гергиева «360 градусов» в Мюнхене, Мустонен принял участие в уникальном марафоне — исполнении всех фортепианных концертов Прокофьева с Мюнхенским филармоническим оркестром под управлением маэстро Гергиева, сыграв Концерт №5. Работает над записью полного цикла фортепианных концертов Прокофьева. Награжден высшей государственной наградой Финляндии для деятелей искусства – медалью Pro Finlandia.

Людвиг ван Бетховен

Музыкальная Европа еще была полна слухами о гениальном чудо-ребенке — В. А. Моцарте, когда в Бонне, в семье тенориста придворной капеллы, родился Людвиг ван Бетховен. Крестили его 17 декабря 1770 г., назвав в честь деда, почтенного капельмейстера, выходца из Фландрии. Первые музыкальные знания Бетховен получил от отца и его сослуживцев. Отец хотел, чтобы он стал «вторым Моцартом», и заставлял сына упражняться даже по ночам. Вундеркиндом Бетховен не стал, однако довольно рано обнаружил композиторское дарование. Большое воздействие на него оказал К. Нефе, обучавший его композиции и игре на органе, — человек передовых эстетических и политических убеждений. Из-за бедности семьи Бетховен был вынужден очень рано поступить на службу: в 13 лет он был зачислен в капеллу как помощник органиста; позднее работал концертмейстером в боннском Национальном театре. В 1787 г. он посетил Вену и познакомился со своим кумиром, Моцартом, который, прослушав импровизацию юноши, сказал: «Обратите на него внимание; он когда-нибудь заставит мир говорить о себе». Стать учеником Моцарта Бетховену не удалось: тяжкая болезнь и смерть матери вынудили его спешно вернуться в Бонн. Там Бетховен обрел моральную поддержку в просвещенной семье Брейнингов и сблизился с университетской средой, разделявшей самые прогрессивные взгляды. Идеи Французской революции были с энтузиазмом встречены боннскими друзьями Бетховена и оказали сильное влияние на формирование его демократических убеждений.

В Бонне Бетховен написал целый ряд крупных и мелких сочинений: 2 кантаты для солистов, хора и оркестра, 3 фортепианных квартета, несколько фортепианных сонат (называемых ныне сонатинами). Следует отметить, что известные всем начинающим пианистам сонатины соль и фа мажор Бетховену, по мнению исследователей, не принадлежат, а только приписываются, зато другая, подлинно бетховенская Сонатина фа мажор, обнаруженная и опубликованная в 1909 г., остается как бы в тени и никем не играется. Большую часть боннского творчества составляют также вариации и песни, предназначенные для любительского музицирования. Среди них — всем знакомая песня «Сурок», трогательная «Элегия на смерть пуделя», бунтарски—плакатная «Свободный человек», мечтательная «Вздох нелюбимого и счастливая любовь», содержащая прообраз будущей темы радости из Девятой симфонии, «Жертвенная песня», которую Бетховен настолько любил, что возвращался к ней 5 раз (посл. ред. — 1824 г.). Несмотря на свежесть и яркость юношеских сочинений, Бетховен понимал, что ему необходимо серьезно учиться. В ноябре 1792 г. он окончательно покинул Бонн и переехал в Вену — крупнейший музыкальный центр Европы. Здесь он занимался контрапунктом и композицией у И. Гайдна, И. Шенка, И. Альбрехтсбергера и А. Сальери. Хотя ученик отличался строптивостью, учился он ревностно и впоследствии с благодарностью отзывался о всех своих учителях. Одновременно Бетховен начал выступать как пианист и вскоре завоевал славу непревзойденного импровизатора и ярчайшего виртуоза. В первой и последней своей длительной гастрольной поездке (1796) он покорил публику Праги, Берлина, Дрездена, Братиславы. Покровительство молодому виртуозу оказывали многие знатные любители музыки — К. Лихновский, Ф. Лобковиц, Ф. Кинский, русский посол А. Разумовский и другие, в их салонах впервые звучали бетховенские сонаты, трио, квартеты, а впоследствии даже симфонии. Их имена можно обнаружить в посвящениях многих произведений композитора. Однако манера Бетховена держаться со своими покровителями была почти неслыханной для того времени. Гордый и независимый, он никому не прощал попыток унизить свое достоинство. Известны легендарные слова, брошенные композитором оскорбившему его меценату: «Князей было и будет тысячи, Бетховен же только один». Из многочисленных аристократок — учениц Бетховена — его постоянными друзьями и пропагандистами его музыки стали Эртман, сестры Т. и Ж. Брунс, М. Эрдеди. Не любивший преподавать, Бетховен все же был учителем К. Черни и Ф. Риса по фортепиано (оба они завоевали впоследствии европейскую славу) и эрцгерцога Австрии Рудольфа по композиции.

В первое венское десятилетие Бетховен писал преимущественно фортепианную и камерную музыку. В 1792-1802 гг. были созданы 3 фортепианных концерта и 2 десятка сонат. Из них только Соната № 8 («Патетическая») имеет авторское название. Сонату № 14, носящую подзаголовок соната-фантазия, назвал «Лунной» поэт-романтик Л. Рельштаб. Устойчивые наименования укрепились также за сонатами № 12 («С Траурным маршем»), № 17 («С речитативами») и более поздними: № 21 («Аврора») и № 23 («Аппассионата»). К первому венскому периоду относятся, помимо фортепианных, 9 (из 10) скрипичных сонат (в том числе № 5 — «Весенняя», № 9 — «Крейцерова»; оба названия также неавторские); 2 виолончельные сонаты, 6 струнных квартетов, ряд ансамблей для различных инструментов (в том числе жизнерадостно-галантный Септет). С началом XIX в. начался и Бетховен как симфонист: в 1800 г. он закончил свою Первую симфонию, а в 1802 — Вторую. В это же время была написана его единственная оратория «Христос на Масличной горе». Появившиеся в 1797 г. первые признаки неизлечимой болезни — прогрессирующей глухоты и осознание безнадежности всех попыток лечения недуга привело Бетховена к душевному кризису 1802 г., который отразился в знаменитом документе — «Гейлигенштадтском завещании». Выходом из кризиса стало творчество: «...Недоставало немногого, чтобы я покончил с собой», — писал композитор. — «Только оно, искусство, оно меня удержало». 1802—12 гг. — время блестящего расцвета гения Бетховена. Глубоко выстраданные им идеи преодоления страдания силой духа и победы света над мраком после ожесточенной борьбы оказались созвучными основным идеям Французской революции и освободительных движений начала XIX в. Эти идеи воплотились в Третьей («Героической») и Пятой симфониях, в тираноборческой опере «Фиделио», в музыке к трагедии И. В. Гете «Эгмонт» в Сонате № 23 («Аппассионате»). Композитора вдохновляли также философские и этические идеи эпохи Просвещения, воспринятые им в юности. Мир природы предстает полным динамичной гармонии в Шестой («Пасторальной») симфонии, в Скрипичном концерте, в фортепианной (№ 21) и скрипичной (№ 10) сонатах. Народные или близкие к народным мелодии звучат в Седьмой симфонии и в квартетах №№ 7-9 (так называемых «русских» — они посвящены А. Разумовскому; Квартет №8 содержит 2 мелодии русских народных песен: использованную много позднее также и Н. Римским-Корсаковым «Славу» и «Ах, талан ли мой, талан»). Мощным оптимизмом полна Четвертая симфония, юмором и слегка иронической ностальгией по временам Гайдна и Моцарта пронизана Восьмая. Эпически и монументально трактуется виртуозный жанр в Четвертом и Пятом фортепианных концертах, а также в Тройном концерте для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром. Во всех этих произведениях нашел самое полное и окончательное воплощение стиль венского классицизма с его жизнеутверждающей верой в разум, добро и справедливость, выраженной на концепционном уровне как движение «через страдание — к радости» (из письма Бетховена к М. Эрдеди), а на композиционном — как равновесие между единством и многообразием и соблюдение строгих пропорций при самых крупных масштабах сочинения.

1812-15 гг. — переломные в политической и духовной жизни Европы. За периодом наполеоновских войн и подъемом освободительного движения последовал Венский конгресс (1814-15), после которого во внутренней и внешней политике европейских стран усилились реакционно—монархические тенденции. Стиль героического классицизма, выражавший дух революционного обновления конца XVIII в. и патриотические настроения начала XIX в., должен был неминуемо или превратиться в помпезно-официозное искусство, или уступить место романтизму, который стал ведущим направлением в литературе и успел заявить о себе в музыке (Ф. Шуберт). Эти сложные духовные проблемы пришлось решать и Бетховену. Он отдал дань победному ликованию, создав эффектную симфоническую фантазию «Битва при Виттории» и кантату «Счастливое мгновение», премьеры которых были приурочены к Венскому конгрессу и принесли Бетховену неслыханный успех. Однако в других сочинениях 1813—17 гг. отразились настойчивые и порой мучительные поиски новых путей. В это время были написаны виолончельные (№№ 4, 5) и фортепианные (№№ 27, 28) сонаты, несколько десятков обработок песен разных народов для голоса с ансамблем, первый в истории жанра вокальный цикл «К далекой возлюбленной» (1815). Стиль этих сочинений — как бы экспериментальный, со множеством гениальных находок, однако не всегда столь же цельный, как в период «революционного классицизма».

Последнее десятилетие жизни Бетховена было омрачено как общей гнетущей политической и духовной атмосферой в меттерниховской Австрии, так и личными невзгодами и потрясениями. Глухота композитора стала полной; с 1818 г. он был вынужден пользоваться «разговорными тетрадями», в которых собеседники писали обращенные к нему вопросы. Потеряв надежду на личное счастье (имя «бессмертной возлюбленной», к которой обращено прощальное письмо Бетховена от 6-7 июля 1812 г., остается неизвестным; одни исследователи считают ею Ж. Брунсвик-Дейм, другие — А. Брентано), Бетховен принял на себя заботы по воспитанию племянника Карла, сына умершего в 1815 г. младшего брата. Это привело к долголетней (1815-20) судебной тяжбе с матерью мальчика о правах на единоличное опекунство. Способный, но легкомысленный племянник доставлял. Бетховену много огорчений. Контраст между печальными, а порою и трагическими жизненными обстоятельствами и идеальной красотой создаваемых произведений — проявление того духовного подвига, который сделал Бетховена одним из героев европейской культуры Нового времени.

Творчество 1817-26 гг. ознаменовало новый взлет гения Бетховена и одновременно стало эпилогом эпохи музыкального классицизма. До последних дней сохранив верность классическим идеалам, композитор нашел новые формы и средства их воплощения, граничащие с романтическими, но не переходящие в них. Поздний стиль Бетховена — уникальный эстетический феномен. Центральная для Бетховена идея диалектической взаимосвязи контрастов, борьбы света и мрака обретает в позднем творчестве подчеркнуто философское звучание. Победа над страданием дается уже не через героическое действие, а через движение духа и мысли. Великий мастер сонатной формы, в которой прежде развивались драматические конфликты, Бетховен в поздних сочинениях нередко обращается к форме фуги, наиболее подходящей для воплощения постепенного становления обобщенной философской идеи. 5 последних фортепианных сонат (№№ 28-32) и 5 последних квартетов (№№ 12-16) отличаются особо сложным и утонченным музыкальным языком, требующим от исполнителей величайшей искусности, а от слушателей — проникновенного восприятия. 33 вариации на вальс Диабелли и Багатели ор. 126 также являются подлинными шедеврами, несмотря на различие в масштабах. Позднее творчество Бетховена долгое время вызывало споры. Из современников лишь немногие смогли понять и оценить его последние сочинения. Одним из таких людей стал H. Голицын, по заказу которого написаны и которому посвящены квартеты №№ 12, 13 и 15. Ему же посвящена увертюра «Освящение дома» (1822).

В 1823 г. Бетховен закончил «Торжественную мессу», которую сам считал своим величайшим произведением. Эта месса, рассчитанная скорее на концертное, чем на культовое исполнение, стала одним из этапных явлений в немецкой ораториальной традиции (Г. Шютц, И. С. Бах, Г. Ф. Гендель, В. А. Моцарт, И. Гайдн). Первая месса (1807) не уступала мессам Гайдна и Моцарта, однако не стала новым словом в истории жанра, как «Торжественная», в которой претворилось все мастерство Бетховена—симфониста и драматурга. Обратившись к каноническому латинскому тексту, Бетховен выделил в нем идею самопожертвования во имя счастья людей и внес в финальную мольбу о мире страстный пафос отрицания войны как величайшего зла. При содействии Голицына «Торжественная месса» впервые была исполнена 7 апреля 1824 г. в Петербурге. Месяцем позже в Вене состоялся последний бенефисный концерт Бетховена, в котором, помимо частей из мессы, прозвучала его итоговая, Девятая симфония с заключительным хором на слова «Оды к радости» Ф. Шиллера. Идея преодоления страдания и торжества света последовательно проведена через всю симфонию и с предельной ясностью выражена в конце благодаря введению поэтического текста, который Бетховен еще в Бонне мечтал положить на музыку. Девятая симфония с ее финальным призывом — «Обнимитесь, миллионы!» — стала идейным завещанием Бетховена человечеству и оказала сильнейшее воздействие на симфонизм XIX и XX вв. Традиции Бетховена восприняли и так или иначе продолжили Г. Берлиоз, Ф. Лист, И. Брамс, А. Брукнер, Г. Малер, С Прокофьев, Д. Шостакович. Как своего учителя чтили Бетховена и композиторы нововенской школы — «отец додекафонии» А. Шёнберг, страстный гуманист А. Берг, новатор и лирик А. Веберн. В декабре 1911 г. Веберн писал Бергу: «Мало вещей столь чудесных, как праздник Рождества. ... Не так ли надо праздновать и день рождения Бетховена?» Немало музыкантов и любителей музыки согласились бы с этим предложением, потому что для тысяч (а может, и миллионов) людей Бетховен остается не только одним из величайших гениев всех времен и народов, но и олицетворением немеркнущего этического идеала, вдохновителем угнетенных, утешителем страждущих, верным другом в скорби и радости.

Николай Римский-Корсаков

Николай Андреевич Римский-Корсаков (6 (18) марта 1844 г., Тихвин — 8 (21) июня 1908 г., усадьба Любенск, близ Луги, Санкт-Петербургская губерния) — русский композитор, педагог, дирижер, общественный деятель, музыкальный критик; представитель «Могучей кучки», возглавлял Беляевский кружок. Среди его сочинений — 15 опер, 3 симфонии, симфонические произведения, инструментальные концерты, кантаты, камерно-инструментальная, вокальная и духовная музыка.

Римский-Корсаков родился 6 (18) марта 1844 в небольшом городе Тихвине Новгородской губернии Российской империи. Отец композитора — Андрей Петрович Римский-Корсаков (1784-1862) — служил некоторое время новгородским вице-губернатором, а затем Волынским гражданским губернатором, мать — Софья Васильевна — дочь крепостной крестьянки и богатого помещика Скарятина, женщина достаточно образованная. Сильное влияние на будущего композитора оказал и его старший брат Воин Андреевич — контр-адмирал, реорганизатор системы военно-морского образования. Семейный дом Римских-Корсаковых находился на берегу реки Тихвинки, напротив Тихвинского Богородичного Успенского монастыря.

Игре на фортепиано композитор обучался дома, а потом в пансионе, где уроки музыки были в числе прочих общеобразовательных дисциплин. Известно, что с детства композитор был увлечен музыкой, познакомился с сочинениями Россини, Бетховена, Мейербера, Мендельсона, однако наибольшее впечатление на него произвела музыка Михаила Глинки — его «Камаринская», «Испанские увертюры», оперы «Иван Сусанин» и «Руслан и Людмила». В 1859-1869, чувствуя необходимость получения более профессиональных музыкальных навыков, Римский-Корсаков брал уроки у пианиста Федора Канилле.

В 1856 году отец отвез юного Николая в Морской кадетский корпус, который он окончил с отличием весной 1862 года (в то время учебное заведение сменило свое название на Морское училище). К тому времени умер отец композитора (в 1861 году) и семья Римских-Корсаковых перебралась в Санкт-Петербург.

В 1861 году Канилле познакомил Римского-Корсакова с Милием Балакиревым. Юный композитор сразу стал членом Балакиревского кружка («Могучая кучка»), оказавшего решающее воздействие на формирование его личности и эстетических взглядов композитора. В то время в кружок, помимо его главы — Балакирева — и самого Римского-Корсакова входили Цезарь Кюи и Модест Мусоргский. Руководивший работой более молодых коллег Балакирев не только подсказывал верные композиторские решения для создаваемых ими сочинений, но и помогал товарищам с инструментовкой.

Под влиянием и руководством Балакирева было начато первое крупное сочинение Римского-Корсакова — Первая симфония ор. 1. По словам самого Римского-Корсакова, эскизы начала симфонии существовали еще в годы обучения у Канилле, однако серьезная работа над сочинением развернулась лишь в 1861—1862 годах — и «к маю 1862 года первая часть, скерцо и финал симфонии были мною сочинены и кое-как оркестрованы».

В 1862—1865 годах Римский-Корсаков был назначен на морскую службу на клипере «Алмаз», благодаря чему посетил ряд стран — Англию, Норвегию, Польшу, Францию, Италию, Испанию, США, Бразилию. Впечатления от морской жизни воплотились через некоторое время в морских пейзажах, которые ему удалось запечатлеть в своих произведениях средствами оркестровых красок. Работа на клипере не оставляла много времени для совершенствования музыкальных навыков, так что единственное сочинение, появившееся в этот период из-под пера композитора — вторая часть (Andante) Первой симфонии (конец 1862 года), после которой Римский-Корсаков надолго забросил сочинительство.

Возвратившись из морского путешествия, Римский-Корсаков снова попадает в общество членов Могучей кучки, в том числе подружился и с новым участником кружка — начинающим композитором и профессиональным химиком Александром Бородиным. Балакирев познакомил молодого композитора с кумиром участников кружка Александром Даргомыжским, с Людмилой Шестаковой (сестрой Михаила Глинки) и с Петром Чайковским.

По настоянию Балакирева Римский-Корсаков вновь принимается за Первую симфонию — сочиняет недостающие трио для скерцо и полностью переоркестровывает. Получившаяся партитура (известная как первая редакция симфонии) была исполнена в 1865 году под управлением самого Балакирева — неизменного исполнителя всех ранних симфонических партитур Римского-Корсакова.

Найденный в Первой симфонии музыкальный язык успешно развит в таких сочинениях, как Увертюра на три русские темы (первая редакция — 1866) и «Сербская фантазия» (1867). Обратившись под влиянием Балакирева к славянским народным мелодиям, Римский-Корсаков придерживается в музыке национального колорита, который и в дальнейшем будет характеризовать большую часть его творчества.

Музыкальная картина «Садко» (1867, позже ее музыка частично использована в одноименной опере) стала этапным произведением Римского-Корсакова. Во-первых, это самое раннее из программных сочинений композитора. В данном случае он выступает как продолжатель традиций европейского программного симфонизма — прежде всего Гектора Берлиоза и Ференца Листа, творчество которых очень повлияло на композитора. В дальнейшем большая часть произведений Римского Корсакова также будет связана с определенной литературной программой. Во-вторых, именно в этом сочинении он впервые соприкоснулся с миром сказки (позже Римского-Корсакова так и будут называть — «Сказочником»). В-третьих, в музыке этого сочинения он попытался оркестровыми красками изобразить море, что позже неоднократно делал в дальнейших своих сочинениях (сюите «Шехеразада», прелюдии-кантате «Из Гомера», операх «Садко» и «Сказка о царе Салтане»). Еще одно важное открытие, сделанное в музыкальной картине — придуманный самим композитором симметричный лад — так называемая «Гамма Римского-Корсакова», применявшаяся в дальнейших его произведениях для характеристики фантастического мира.

Программно-сказочное начало было развито во Второй симфонии «Антар» (1868, позже названа симфонической сюитой), написанной на сюжет восточной сказки Осипа Сенковского.

В конце 1860-х годов Римский-Корсаков работает над инструментовкой чужих произведений: помогает Кюи с оркестровкой оперы «Вильям Радклиф» и заканчивает, согласно завещанию умершего Даргомыжского, партитуру его оперы «Каменный гость».

С 1870-х годов расширились границы музыкальной деятельности Римского-Корсакова: он был профессором Санкт-Петербургской консерватории (с 1871, классы практического сочинения, инструментовки, оркестровый), инспектором духовых оркестров Морского ведомства (1873—1884), директором Бесплатной музыкальной школы (1874—1881), дирижером симфонических концертов (с 1874), а позже и оперных спектаклей, помощником управляющего Придворной певческой капеллой (1883—1894), возглавлял Беляевский кружок (с 1882). В середине 1870-х работал над совершенствованием своей композиторской техники. Именно в этот период Римский-Корсаков обнаруживает серьезные недостатки в своем музыкальном образовании и сам начинает увлеченно изучать дисциплины, преподаваемые в консерватории. Итогом совершенствования композиторской техники Римского-Корсакова стала Симфония № 3 C-dur.

В эти же годы он обратился к оперному жанру, ставшему впоследствии ведущим в его творчестве (в 1872 году окончена опера «Псковитянка», по драме Льва Мея).

В 1880-х годах большое внимание уделял симфоническим жанрам, именно в этот период создает свое крупнейшее эпическое симфоническое полотно — симфоническую сюиту «Шехеразада».

В начале 1890-х годов наблюдался некоторый спад творческой деятельности (в этот период изучал философию, писал статьи, пересмотрел и отредактировал некоторые из своих прежних сочинений). Во 2-й половине 1890-х творчество приобрело исключительную интенсивность: появились оперы «Садко» (1896), «Царская невеста» (по Мею, 1898).

Во время Революции 1905-1907 годов Римский-Корсаков выступил с активной поддержкой требований бастующих студентов, открыто осудил действия администрации Петербургской консерватории (был уволен из Консерватории, вернулся лишь после предоставления консерватории частичных автономных прав и смены руководства).

Умер 8 (21) июня 1908 в усадьбе Любенск, близ Луги (Санкт-Петербургская губерния).

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия» был создан в 1990 году указом Правительства Российской Федерации. В 2002 году за дирижёрский пульт встал Юрий Башмет, открывший качественно новую страницу в истории коллектива. Оркестр под руководством Маэстро приобрёл свою неповторимую манеру исполнения, которую отличает творческая раскрепощённость, смелость интерпретации в сочетании с поразительной одухотворённостью исполнения, глубокое, насыщенное звучание.

«Юрий Башмет уже много лет идёт наперекор любым правилам и стандартам… Он – музыкант, который может всё… Оркестр буквально заворожил зал трагической и прекрасной музыкой…» («Комсомольская правда»). «Музыканты были творцами, ведомыми своим маэстро. Башмет позволял, больше того — просил их творить. Название “Новая Россия” как символ духовной свободы поистине оправдано оркестром. Перед зрителями явило себя сообщество красиво и творчески раскрепощённых людей» («МК Саратов»).

С оркестром сотрудничают прославленные дирижёры и исполнители, среди которых Валерий Гергиев, Тан Дун, Александр Лазарев, Саулюс Сондецкис, Дэвид Стерн, Лучано Акочелла, Теодор Курентзис, Владимир Ашкенази, Андрес Мустонен, Рауф Абдуллаев, Эмил Табаков, Максим Венгеров, Жан Люк Понти, Барри Дуглас, Питер Донохоу, Денис Мацуев, Елизавета Леонская, Борис Березовский, Владимир Овчинников, Виктор Третьяков, Гидон Кремер, Вадим Репин, Анне-Софи Муттер, Сергей Крылов, Кристоф Барати, Виктория Муллова, Наталия Гутман, Давид Герингас, Сергей Антонов, Александр Князев, сэр Джеймс Голуэй, Дебора Войт, Анна Нетребко, Лора Клейкомб, Пласидо Доминго, Монтсеррат Кабалье, Анна Катерина Антоначчи, Патриция Чьофи, Элина Гаранча, Анита Рачвелишвили, Мерав Барнеа, артисты балета Ульяна Лопаткина, Николай Цискаридзе, Илзе Лиепа, актёры Константин Хабенский, Сергей Безруков.

«...Оркестр “Новая Россия” доставил наслаждение публике своей отточенной техникой исполнения, глубокой музыкальностью и очень интересной интерпретацией...» («Майн Эхо», Франкфурт).

С 2002 года оркестр дал более 650 концертов в России и за рубежом. Музыкантам «Новой России» рукоплескали слушатели в городах Поволжья, Золотого кольца, Урала, Сибири, Московской области, Прибалтики, Азербайджана, Белоруссии и Украины, а также Австрии, Болгарии, Великобритании, Германии, Нидерландов, Греции, Индии, Испании, Италии, Польши, Турции, Финляндии, Франции, Швейцарии, Японии, Южной Кореи.

«Оркестр продемонстрировал исключительное качество: абсолютную слаженность, точность и разнообразие глубины звука, полного нежности, страсти и безудержного накала» (Corriere della Sera). «Исполнение было исключительно ясно и прозрачно вплоть до мельчайших деталей, до тончайшего Pianissimo. Оркестр продемонстрировал высшую степень мастерства в непрерывной гибкости звука. Результатом стало захватывающее и волнующее ощущение выстраданной музыки» (Neues Volksblatt, Линц).

В репертуаре оркестра сочетаются классика и современность, музыка разных стилей и жанров. Оркестр исполнил премьеры сочинений таких композиторов, как Дж. К. Менотти, А. Шнитке, Э. Денисов, М. Таривердиев, С. Губайдулина, Г. Канчели, А. Чайковский, Тан Дун, Ж. Л. Понти, Т. Такемицу, М. Фелдман, И. Райхельсон, Х. Ротт, Э. Табаков, А. Балтин, В. Комаров, Б. Франкштейн, Г. Бузоглы, В. Беляев.

Особое место в репертуарной политике оркестра занимают концерты для детей и юношества. «Новая Россия» — постоянный участник детских филармонических абонементов, концертов с участием юных солистов, благотворительных и образовательных акций.

Оркестр – постоянный участник Зимнего музыкального фестиваля Юрия Башмета в Сочи, Фестиваля Мстислава Ростроповича, Московского Пасхального фестиваля, международных фестивалей Юрия Башмета в Ярославле, Ростове-на-Дону и Минске.

Оркестр принял активное участие в подготовке и проведении культурной программы XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи. Были записаны Олимпийский гимн, государственные гимны России и стран-участниц Олимпиады. Оркестр под управлением Юрия Башмета выступил с концертом на заседании Олимпийского комитета, на котором присутствовали президент России Владимир Путин, президент МОК Томас Бах и главы стран-участниц соревнований. Под аккомпанемент Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под руководством Юрия Башмета был поднят Олимпийский флаг и прошла церемония открытия Олимпийских игр. «Произведения великих российских композиторов в их современном прочтении рисовали музыкальное полотно церемонии, по масштабу сопоставимое с самой Олимпиадой» («Русский век»).

В сезоне 2017/18 оркестр представляет в Московской филармонии три персональных абонементных цикла: в Концертном зале имени П. И. Чайковского, Большом зале Консерватории и Концертном зале имени С. В. Рахманинова Концертного комплекса «Филармония-2». Коллектив принимает участие в десятках других филармонических программ. С оркестром выступают Юрий Башмет и Олли Мустонен (в качестве дирижёра и солиста); дирижёры Александр Сладковский, Джон Аксельрод, Клаудио Ванделли, Михаэль Гюттлер, Михаэль Балке, Эрнест Хётцл, Даниэль Райскин, Алексис Сориано, Димитрис Ботинис, Евгений Бушков, Валентин Урюпин, Денис Власенко, Фредди Кадена, Игорь Разумовский; пианисты Алексей Володин, Ингольф Вундер, Ксения Башмет, Андрей Гугнин, Филипп Копачевский, Павел Нерсесьян, Иван Рудин, Злата Чочиева; скрипачи Клара-Джуми Кан, Марк Бушков, Никита Борисоглебский; виолончелисты Ласло Феньё, Ксавье Филлипс, Борис Андрианов, Александр Бузлов; кларнетист Игорь Фёдоров; трубач Владислав Лаврик; певицы Марина Ребека, Анита Хартиг, Нэнси Фабиола Эррера, певцы Стивен Костелло, Лука Пизарони; мастера художественного слова Антонина Кузнецова и Евгений Князев; ведущие актёры Московского театра «Современник» Сергей Гармаш, Алёна Бабенко, Светлана Иванова, Артур Смольянинов и многие другие.