В стихии танца. Субботние дневные симфонические концерты с трансляциями в филармонии России
Каталог концертов

В стихии танца. Субботние дневные симфонические концерты с трансляциями в филармонии России

Год выхода:
2017

Юрий Симонов

Юрий Симонов родился в 1941 году в Саратове. Окончил Ленинградскую консерваторию по классу альта у Ю. Крамарова (1965) и по дирижированию у Н. Рабиновича (1969). В 1966 году стал лауреатом II Всесоюзного конкурса дирижёров в Москве, а в 1967-м – главным дирижёром оркестра Кисловодской филармонии. В 1968 году Ю. Симонов становится первым советским дирижёром-победителем международного конкурса. Это произошло в Риме на Пятом конкурсе дирижёров, организованном Национальной академией Санта Чечилия. Маэстро Мравинский немедленно взял его ассистентом в Заслуженный коллектив Республики академический симфонический оркестр Ленинградской филармонии.

В январе 1969 года Ю. Симонов дебютировал в Большом театре оперой «Аида», а уже с февраля 1970 года, после его триумфального выступления на гастролях театра в Париже, был назначен главным дирижёром ГАБТа СССР и занимал этот пост в течение пятнадцати с половиной лет – рекордного срока для этой должности. Годы работы маэстро стали одним из блестящих и значимых периодов в истории театра. Под его управлением состоялись премьеры выдающихся творений мировой классики: опер «Руслан и Людмила» Глинки, «Псковитянка» Римского–Корсакова, «Так поступают все» Моцарта, «Кармен» Бизе, «Замок герцога Синяя Борода» Бартока, балетов «Золотой век» Шостаковича, «Анна Каренина» Щедрина, «Деревянный принц» Бартока. А поставленная в 1979 году опера Вагнера «Золото Рейна» ознаменовала возвращение творчества композитора на сцену театра после почти сорокалетнего отсутствия.

В 1980-е и 1990-е годы Симонов выступал с крупнейшими симфоническими оркестрами Европы, США, Канады, Японии. Участвовал во многих международных фестивалях, осуществил ряд оперных постановок в крупнейших театрах мира. В 1982 году он дебютирует оперой Чайковского «Евгений Онегин» в лондонском театре «Ковент-Гарден», а четыре года спустя там же ставит «Травиату» Верди. За ней последовали «Аида» в Бирмингеме, «Дон Карлос» в Лос-Анджелесе и Гамбурге, «Сила судьбы» в Марселе, «Так поступают все» Моцарта в Генуе, «Саломея» Р. Штрауса во Флоренции, «Хованщина» Мусоргского в Сан–Франциско, «Евгений Онегин» в Далласе, «Пиковая дама» в Праге, Будапеште и в Париже (Оpera Bastille), оперы Вагнера в Будапеште.

В начале 1990-х Симонов был главным приглашённым дирижёром Филармонического оркестра в Буэнос-Айресе (Аргентина), а с 1994 по 2002 год – музыкальным директором Бельгийского национального оркестра в Брюсселе (ONB). В 2001 году Ю. Симонов основал оркестр Liszt-Wagner в Будапеште. Вот уже более тридцати лет он является постоянным приглашённым дирижёром Венгерского национального оперного театра, в котором поставил десять опер Вагнера, включая тетралогию «Кольцо нибелунга». Кроме оперных постановок и концертов со всеми будапештскими оркестрами, маэстро с 1994 по 2008 год проводил летние международные мастер-курсы (Будапешт и Мишкольц), которые посетило более 100 молодых дирижёров из 30 стран мира. Венгерское телевидение сняло о Ю. Симонове три фильма.

Активную творческую деятельность дирижёр сочетает с преподавательской. С 1978 по 1991 год Юрий Иванович Симонов вёл класс оперно-симфонического дирижирования в Московской консерватории, с 1985 года стал профессором. С 2006 года преподаёт в Санкт-Петербургской консерватории. Проводит мастер-классы в России и за рубежом: в Лондоне, Тель-Авиве, Алма-Ате, Риге. Летом 2013, 2014 и 2017 годов Ю. Симонов поделился своим мастерством с молодыми дирижёрами на международных мастер-классах, организованных Московской филармонией.

Маэстро участвовал в работе жюри дирижёрских конкурсов во Флоренции, Токио, Будапеште. В 2011 и 2015 годах возглавлял жюри по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» на Первом и Втором Всероссийских музыкальных конкурсах в Москве.

С 1998 года Юрий Симонов является художественным руководителем и главным дирижёром Академического симфонического оркестра Московской филармонии. За годы его работы с коллективом сыграно более двухсот программ в Москве, состоялись многочисленные гастроли по России, США, Великобритании, Германии, Испании, Китаю, Южной Корее, Японии и другим странам. Восторженная зарубежная пресса отмечала, что «Симонов извлекает из своего оркестра диапазон чувств, граничащих с гениальностью» (Financial Times), называла маэстро «неистовым вдохновителем своих музыкантов» (Time).

Дискография Ю. Симонова представлена записями на фирмах «Мелодия», EMI, Collins Classics, Cypres, Hungaroton, Le Chant du Mondе, Pannon Classic, Sonora, Tring International, а также видеофильмами его спектаклей в Большом театре (американская фирма Кultur).

Юрий Симонов – народный артист СССР (1981), профессор (1985), кавалер ордена Почёта РФ (2001), награждён «Офицерским крестом» Венгерской Республики, «Орденом Командора» Румынии и «Орденом за заслуги в культуре» Польской Республики. «Дирижёр года» по рейтингу газеты «Музыкальное обозрение» (сезон 2005/06), лауреат Премии мэрии Москвы в области литературы и искусства за 2008 год. В 2011 году был награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, в 2017 году – орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Михаил Глинка

В русской музыке Глинка занимает положение подобно Александру Сергеевичу Пушкину в русской литературе. Если А.С. Пушкин – первый русский поэт мирового значения, то М.И. Глинка – первый композитор, открывший новую эпоху в диалоге западноевропейской и русской культур.

Глинка был гениально одаренной художественной личностью. Его стиль отличался удивительной законченностью, гармонией всех компонентов. Светлый, жизнеутверждающий характер, стройность формы, красота и пластичность мелодий, красочность и тонкость гармонии и инструментовки – ценнейшие качества произведений композитора. Это было искусство, порожденное высочайшей культурой и вкусом. По эстетическому совершенству его музыку часто сравнивают с искусством Моцарта. Как и венский классик, Глинка достиг высочайшего синтеза и переосмысления интонационного словаря своей эпохи. Именно ему, «русскому Моцарту» суждено было стать альфой и омегой отечественной музыки.

Главная заслуга композитора – в создании первых русских опер «Ивана Сусанина» (1836) и «Руслана и Людмилы» (1842). Он обозначил пути развития национального симфонизма и открыл новую эпоху в истории русской вокальной лирики. Его «испанские увертюры» положили начало разработке исполнительского фольклора в симфонической музыке. Он отразил в своем творчестве народные мотивы разных национальных культур (украинской, польской, финской, итальянской и народов Востока).

Произведения «певца пушкинской эпохи» по своим художественным достоинствам и глубине эстетического обобщения для большинства современников оказались во многом недосягаемыми. Подобно солнцу, Глинка щедро разбросал лучи своего таланта на несколько десятилетий вперед. Его наследниками стали все крупные композиторы XIX века. К традициям Глинки восходят величавые народные образы Мусоргского и русская сказка Римского-Корсакова, богатырский эпос Бородина и лирическая задушевность, поэтичность Чайковского. Его творческие принципы стали основой зрелого национального стиля русской музыки ХХ века.

«Когда задумываешься, в чем прежде всего проявилась необыкновенная сила творческого гения Глинки, что явилось главным в той революции, которую он совершил в русской музыке, неизменно приходишь к мысли о начале всех начал в его искусстве – о глубочайшем постижении композитором духа народности, о высшем синтезе русской народной песенности с ярчайшей композиторской индивидуальностью», – писал Д.Д. Шостакович.

Судьба не была благосклонна Глинке. Почитаемый в Европе, композитор не находил должного понимания в России. Влюбленный в жизнь, он постоянно страдал от изнуряющих недугов и слабого здоровья. Ценитель и поклонник женской красоты, он пережил тяжелую личную драму.

Русский помещик, странствующий по Европе «барич», которого с детства интересует география и манит романтика дальних стран. Его влекут красоты севера и сочная красочность Кавказа («излюбленного» места русской интеллигенции). Глинка впитывает массу музыкальных впечатлений: его слух схватывает персидскую песню, напетую секретарем восточного принца, и грустный напев финского ямщика, он увлекается малороссийскими песнями и польскими танцами. Глинка зачарован экзотикой Испании, где помимо изучения языка и народной музыки, учится танцевать. Он наслаждается южным солнцем Италии и культурой Аппенин, хотя в России борется с «итальянщиной», отстаивая самобытность отечественной оперы. Его музыкальными оппонентами на русской сцене оказываются Беллини, Доницетти и Мейербер, но в реальной жизни Глинку связывают с ними дружеские отношения. Глинку почитает Берлиоз, а Лист, приехав в Россию, непременно желает услышать прославленного русского композитора (он же одним из первых оценил «Руслана»).

Глинка любит петь. Он – любимец светских салонов. Однажды на масленичном представлении он, наряженный в женский парик, исполняет партию Донны Анны. Имея от природы голос, по собственному выражению, несколько хрипловатый и сдавленный, он берет уроки вокала у итальянских певцов, достигает подлинного мастерства в пении и впоследствии выступает в роли педагога сам. Публикуется даже сборник вокальных упражнений Глинки (но уже после его смерти). Он обладает даром живописца, любит рисовать деревья и церкви (чем-то напоминая артистическую натуру Мендельсона, также влюбленного в путешествия и делающего живописные наброски). Он заводит у себя в поместье множество птиц и слушает их часами, а потом долго-долго музицирует на фортепиано.

В его натуре серьезность граничит с шалостью. Совсем как пушкинский повеса-Моцарт! На Черной речке забавляется с друзьями, изображая привидения. Когда же речь заходит о творчестве и, что еще важнее, о национальной направленности искусства, Глинка проявляет поразительную убежденность и стойкость позиции.

Он ругает, порой ненавидит Петербург, в котором не встречает истинного понимания и признания, даже под конец жизни он уезжает из России с тем, чтобы больше «не видеть эту землю». В душе же он всегда чувствует себя исконно русским композитором, ответственным за судьбы русского искусства и способного писать только национальным «языком».

Чувствую недостаточное знание композиторской техники, Глинка едет в Германию заниматься с известнейшим педагогом, автором учебников по гармонии и полифонии, Зигфридом Деном, который всего на 5 лет старше самого композитора (у него же учился мастерству А.Г.Рубинштейн). В последние годы жизни Глинка снова приедет в Германию и возобновит свои занятия с Деном. А задачу композитор поставит перед собой очень серьезную: «Я почти убежден, что можно связать Фугу западную с условиями нашей музыки узами законного брака». Он старательно изучает старинную церковную музыку. Последними его произведениями становятся фуги «в греческих ладах».

Таким ли знаем мы нашего классика?…

Антон Рубинштейн

Антон Григорьевич Рубинштейн (16 (28 ноября) 1829, Выхватинец, Подольская губерния — 8 (20) ноября) 1894, Петергоф) — русский композитор, пианист, дирижер, музыкальный педагог. Брат пианиста Николая Рубинштейна.

Как пианист Рубинштейн стоит в ряду величайших представителей фортепианного исполнительства всех времен. Он также является основоположником профессионального музыкального образования в России. Его усилиями была открыта в 1862 году в Петербурге первая русская консерватория. Среди его учеников ― Петр Ильич Чайковский. Ряд созданных им произведений занял почетное место среди классических образцов русского музыкального искусства.

Неиссякаемая энергия позволяла Рубинштейну успешно совмещать активную исполнительскую, композиторскую, педагогическую и музыкально-просветительскую деятельность.

Антон Рубинштейн родился в молдавском селе Выхватинец Подольской губернии (теперь Выхватинцы Рыбницкого района Приднестровской Молдавской Республики) третьим сыном в состоятельной еврейской семье. Отец Рубинштейна — Григорий Романович Рубинштейн (1807-1846) — происходил из Бердичева, с молодости вместе с братьями Эммануилом, Абрамом и сводным братом Константином занимался арендой земли в Бессарабской области и к моменту рождения второго сына Якова (в будущем врач, 1827 — 30 сентября 1863) был купцом второй гильдии. Мать — Калерия Христофоровна Рубинштейн (урожденная Клара Левенштейн или Левинштейн, 1807 — 15 сентября 1891, Одесса) — музыкант, происходила из прусской Силезии (Бреслау, впоследствии семья перебралась в Варшаву). Младшая сестра А. Г. Рубинштейна — Любовь Григорьевна (ум. 1903) — была замужем за одесским адвокатом, коллежским секретарем Яковом Исаевичем Вейнбергом, родным братом литераторов Петра Вейнберга и Павла Вейнберга. Другая сестра, София Григорьевна Рубинштейн (1841 — январь 1919), стала камерной певицей и музыкальным педагогом. Старший брат А. Г. Рубинштейна, Николай, умер ребенком.

25 июля 1831 года 35 членов семьи Рубинштейн, начиная с деда — купца Рувена Рубинштейна из Житомира, приняли православие в Свято-Николаевской церкви в Бердичеве. Толчком к крещению, по поздним воспоминаниям матери композитора, стал Указ императора Николая I о призыве детей на 25-летнюю воинскую службу кантонистами в пропорции 7 на каждые 1000 еврейских детей (1827). На семью перестали распространяться законы черты оседлости, и уже через год (по другим данным в 1834 году) Рубинштейны поселились в Москве, где отец открыл небольшую карандашно-булавочную фабрику. Около 1834 года отец приобрел дом на Ордынке, в Толмачевом переулке, где родился его младший сын Николай.

Первые уроки игры на фортепиано Рубинштейн получил от матери, а в возрасте семи лет стал учеником французского пианиста А. И. Виллуана. Уже в 1839 году Рубинштейн впервые выступил на публике, а вскоре в сопровождении Виллуана отправился в большой концертный тур по Европе. Он играл в Париже, где познакомился с Фредериком Шопеном и Ференцем Листом, в Лондоне был тепло принят королевой Викторией. На обратном пути Виллуан и Рубинштейн посетили с концертами Норвегию, Швецию, Германию и Австрию.

Проведя некоторое время в России, в 1844 Рубинштейн вместе с матерью и младшим братом Николаем отправляется в Берлин, где начинает заниматься теорией музыки под руководством Зигфрида Дена, у которого за несколько лет до того брал уроки Михаил Глинка. В Берлине же сформировались творческие контакты Рубинштейна с Феликсом Мендельсоном и Джакомо Мейербером.

В 1846 умирает его отец, и мать вместе с Николаем возвращаются в Россию, а Антон переезжает в Вену, где зарабатывает на жизнь, давая частные уроки. По возвращении в Россию зимой 1849 года, благодаря покровительству Великой княгини Елены Павловны, Рубинштейн смог обосноваться в Санкт-Петербурге и заняться творчеством: дирижированием и композицией. Он также нередко выступает как пианист при дворе, имея большой успех у членов императорской семьи и лично у императора Николая I. В Петербурге Рубинштейн знакомится с композиторами М. И. Глинкой и А. С. Даргомыжским, виолончелистами М. Ю. Виельгорским и К. Б. Шубертом и другими крупнейшими русскими музыкантами того времени. В 1850 Рубинштейн дебютирует в качестве дирижера, в 1852 ― появляется его первая крупная опера «Дмитрий Донской», затем он пишет три одноактных оперы на сюжеты народностей России: «Месть» («Хаджи-Абрек»), «Сибирские охотники», «Фомка-дурачок». К этому же времени относятся его первые проекты по организации в Петербурге музыкальной академии, которым, однако, не суждено было воплотиться в жизнь.

В 1854 году Рубинштейн вновь отправляется за границу. В Веймаре он знакомится с Ференцем Листом, который одобрительно отзывается о Рубинштейне как о пианисте и композиторе и помогает поставить оперу «Сибирские охотники». 14 декабря 1854 года состоялся сольный концерт Рубинштейна в лейпцигском зале Гевандхаус, прошедший с шумным успехом и положивший начало длительному концертному туру: впоследствии пианист выступил в Берлине, Вене, Мюнхене, Лейпциге, Гамбурге, Ницце, Париже, Лондоне, Будапеште, Праге и многих других европейских городах. В мае 1855 года в одном из венских музыкальных журналов была опубликована статья Рубинштейна «Русские композиторы», неодобрительно принятая русской музыкальной общественностью.

Летом 1858 Рубинштейн возвращается в Россию, где при финансовой поддержке Елены Павловны в 1859 добивается учреждения Русского Музыкального общества, в концертах которого сам выступает как дирижер (первый симфонический концерт под его управлением прошел 23 сентября 1859 года). Рубинштейн также продолжает активно выступать за границей и принимает участие в фестивале, посвященном памяти Г. Ф. Генделя. На следующий год при Обществе были открыты музыкальные классы, в 1862 превращенные в первую российскую консерваторию. Рубинштейн стал первым ее директором, дирижером оркестра и хора, профессором по классам фортепиано и инструментовки (среди его учеников ― П. И. Чайковский).

Неиссякаемая энергия позволяла Рубинштейну успешно совмещать эту работу с активной исполнительской, композиторской и музыкально-просветительской деятельностью. Ежегодно посещая заграницу, он знакомится с Иваном Тургеневым, Полиной Виардо, Гектором Берлиозом, Кларой Шуман, Нильсом Гаде и другими деятелями искусства.

Деятельность Рубинштейна не всегда находила понимание: многие русские музыканты, среди которых были члены «Могучей кучки» во главе с В. В. Стасовым и А. Н. Серов, опасались излишнего «академизма» консерватории и не считали ее роль важной в формировании русской музыкальной школы. Против Рубинштейна были настроены и придворные круги, конфликт с которыми вынудил его в 1867 покинуть пост директора консерватории. Рубинштейн продолжает концертировать (в том числе с собственными сочинениями), пользуясь огромным успехом, а на рубеже 1860-х ― 70-х годов сближается с «кучкистами». 1871 год отмечен появлением крупнейшего сочинения Рубинштейна ― оперы «Демон», которая была запрещена цензурой и впервые поставлена только четыре года спустя.

В сезоне 1871-1872 Рубинштейн руководит концертами Общества друзей музыки в Вене, где дирижирует, среди прочих сочинений, ораторией Листа «Христос» в присутствии автора (примечательно, что партию органа исполнял Антон Брукнер). На следующий год состоялись триумфальные гастроли Рубинштейна в США вместе со скрипачом Генриком Венявским.

Вернувшись в 1874 в Россию, Рубинштейн поселился на своей вилле в Петергофе, занявшись композицией и дирижированием. К этому периоду творчества композитора принадлежат Четвертая и Пятая симфонии, оперы «Маккавеи» и «Купец Калашников» (последняя через несколько дней после премьеры запрещена цензурой). В сезоне 1882—1883 он вновь встал за пульт симфонических концертов Русского музыкального общества, а в 1887 снова возглавил Консерваторию. В 1885—1886 он дал серию «Исторических концертов» в Петербурге, Москве, Вене, Берлине, Лондоне, Париже, Лейпциге, Дрездене и Брюсселе, исполнив практически весь существовавший сольный репертуар для фортепиано от Куперена до современных ему русских композиторов.

Рубинштейн умер в 1894 году в Петергофе и был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, позже перезахоронен в Некрополе мастеров искусств.

Именем Рубинштейна назван Высший музыкальный колледж в Тирасполе, а также бывшая Троицкая улица в Санкт-Петербурге, на которой композитор жил с 1887 по 1891 гг. На доме № 38 установлена мемориальная доска.

Франц Шуберт

Франц Петер Шуберт (31 января 1797, Лихтенталь, Австрия — 19 ноября 1828, Вена) — великий австрийский композитор, один из основоположников романтизма в музыке, автор около 600 песен, девяти симфоний (в том числе знаменитой «Неоконченной симфонии»), а также большого количества камерной и сольной фортепианной музыки.

Франц Петер Шуберт родился 31 января 1797 года в Лихтентале (сейчас Альзергрунд), небольшом пригороде Вены, в семье школьного учителя, по-любительски занимавшегося музицированием. Отец его происходил из крестьянской семьи. Мать была дочерью слесаря. Из пятнадцати детей в семье десятеро умерли в раннем возрасте. Франц очень рано проявил музыкальные способности. С шести лет он учился в приходской школе, а домочадцы научили его играть на скрипке и фортепиано.

В возрасте одиннадцати лет Франц был принят в Конвикт — придворную капеллу, где, кроме пения, изучал игру на многих инструментах и теорию музыки (под руководством Антонио Сальери). Оставив капеллу в 1813 году, Шуберт устроился преподавателем в школу. Изучал преимущественно Глюка, Моцарта и Бетховена. Первые самостоятельные произведения — оперу «Увеселительный замок сатаны» и мессу фа мажор — он написал в 1814 году.

Композитор умер от брюшного тифа в Вене 19 ноября 1828 года. Согласно последнему пожеланию, Шуберта похоронили на кладбище, где за год до того был погребен боготворимый им Бетховен. На памятнике выгравирована красноречивая надпись: «Смерть похоронила здесь богатое сокровище, но ещё более прекрасные надежды» В честь Шуберта назван кратер на Меркурии.

В области песни Шуберт явился продолжателем Бетховена. Благодаря Шуберту этот жанр получил художественную форму, обогатив область концертной вокальной музыки. Баллада «Лесной царь», написанная в 1816 г., принесла композитору славу. Вскоре после неё появились «Скиталец», «Похвала слезам», «Зулейка» и др.

Большое значение в вокальной литературе имеют большие сборники песен Шуберта на стихи Вильгельма Мюллера — «Прекрасная мельничиха» и «Зимний путь», являющиеся как бы продолжением идеи Бетховена, выраженной в сборнике песен «К далёкой возлюбленной» . Во всех этих произведениях Шуберт выказал замечательный мелодический талант и большое разнообразие настроений; он дал аккомпанементу большее значение, больший художественный смысл. Замечателен также сборник «Лебединая песня», из которого многие песни приобрели всемирную известность (например, «Серенада», «Приют», «Рыбачка», «У моря»). Шуберт не старался, как его предшественники, подражать народному характеру, но в его песнях невольно отразилась национальная струя, и они стали достоянием страны. Шуберт написал почти 600 песен. Удивительный музыкальный дар Шуберта сказался и в области фортепьянной и симфонической. Его фантазии до мажор и фа минор, экспромты, музыкальные моменты, сонаты являются доказательством богатейшего воображения и большой гармонической эрудиции. В струнном квартете ре минор, квинтете до мажор, фортепианном квинтете «Форель» (часто также называется «Forellenquintett», «Форельный»), большой симфонии до мажор и незавершённой симфонии си минор Шуберт является продолжателем Бетховена. В области оперы Шуберт не был так одарен; хотя их написано им около 20, но они немного прибавят к его славе. Среди них выделяется «Заговорщики, или Домашняя война» . Отдельные номера его опер (например, «Розамунды») вполне достойны великого музыканта. Из многочисленных церковных сочинений Шуберта (мессы, офертории, гимны и проч.) возвышенным характером и музыкальным богатством отличается особенно месса ми-бемоль мажор. Музыкальная производительность Шуберта была громадна. Начиная с 1813 г. он сочинял непрестанно. В высшем кругу, куда Шуберта приглашали для аккомпанемента его вокальных сочинений, он был чрезвычайно сдержан, не интересовался похвалами и даже избегал их; среди друзей, наоборот, он высоко ценил одобрение. Из опер, исполнявшихся в то время, Шуберту всего более нравились «Швейцарское семейство» Вейгеля, «Медея» Керубини, «Иоанн Парижский» Буальдье, «Сандрильона» Изуарда и особенно «Ифигения в Тавриде» Глюка. Итальянской оперой, которая была в его время в большой моде, Шуберт интересовался мало; только «Севильский цирюльник» и некоторые отрывки из «Отелло» Россини прельщали его. Как утверждают биографы, Шуберт в своих сочинениях никогда ничего не изменял, потому что не имел для того времени. Он не щадил своего здоровья и в расцвете лет и таланта скончался в возрасте 31 года. Последний год его жизни, несмотря на расстроенное здоровье, был особенно плодотворен: именно тогда он написал симфонию до мажор и мессу ми-бемоль мажор. При жизни он не пользовался выдающимся успехом. После его смерти осталась масса рукописей, уже позднее увидевших свет (6 месс, 7 симфоний, 15 опер и проч.).

Сергей Прокофьев

Прокофьев стремительно ворвался в бурный, изменчивый ХХ век как неповторимое и ярко новаторское явление. Его искусство вызывало споры и непонимание, восторг и преклонение, оно ошеломляло и даже коробило. Лишь немногим современникам было суждено распознать тогда в начале столетия за броней новаторства и эпатажности подлинного классика ХХ века.

Прокофьев был равнодушен к веяниям музыкальной моды. Он всегда двигался своим путем, стремился утвердить и отстоять свою независимость как художник. В зарубежный период (1918-1933) он не примкнул ни к одному художественному течению, что потребовало бы от мастера жесточайших ограничений; не смогли сломить его и чудовищные реалии советского строя со зловещей тенью сталинизма и борьбой с формализмом в искусстве.

Искусство Прокофьева выдержало все натиски судьбы и прошло проверку временем. Его музыка содержит в себе удивительную жизнестойкость, мощный заряд энергии, напитанный солнцем и оптимизмом. И эту позитивность мышления композитор пронес через всю свою нелегкую жизнь. Классичность Прокофьева заключена в его универсализме. Искания композитора охватили культурные накопления несколько эпох – от барокко и классицизма до современности с ее радикализмом и стремлением к возведению новых звуковых миров. В стиле композитора соединились тяга к лирическим откровениям романтизма и его же резкое и последовательное отрицание вплоть до откровенной пародии и гротеска, постоянное переосмысление общепринятых норм и традиционализм, поиски новой выразительности в области гармонии, ритма, оркестровки и утверждение неувядаемого мелодического начала, опирающегося на народно-песенные истоки.

Его творчество стало встречей эпох и обновлением русских музыкальных традиций. За каждым парадоксом новаторства Прокофьева всегда был виден «хвост» традиций русской школы. Его гений не смог бы реализоваться без учителей Римского-Корсакова и Лядова, Глазунова и Черепнина. Еще глубже связь – с традициями Мусоргского и Бородина.

Эволюция Прокофьева шла как бы в «обратной» перспективе – через дерзкие завоевания, варварство и «скифство» к обретению новой простоты, мудрой человечности искусства. Любопытно, что еще недавнего ниспровергателя музыкальных законов современники зачисляли в ранг консерваторов. При всей неоднозначности оценок его творчество стало неотъемлемой частью культурного пространства ХХ века. Открывая мир заново, Прокофьев продолжает великие традиции музыкального искусства прошлого, связанные с поисками гуманистического начала, осмыслением жгучих проблем современности через призму истории.

Сергей Слонимский

Сергей Михайлович Слонимский (род. 12 августа 1932, Ленинград) — советский и российский композитор, музыковед, пианист, педагог. Сын писателя М.Л. Слонимского.

Заниматься композицией начал в возрасте 11 лет частным образом с Виссарионом Шебалиным. В 1945—1950 годах учился игре на фортепиано у Самария Савшинского и композиции у Бориса Арапова и Сергея Вольфензона, затем — в Ленинградской консерватории у Ореста Евлахова (композиция) и Владимира Нильсена (фортепиано). В 1958 году окончил аспирантуру под руководством Тиграна Тер-Мартиросяна, со следующего года и по сегодняшний день преподаёт в консерватории музыкально-теоретические дисциплины, с 1967 — композицию. Принимал участие в фольклорных экспедициях, собирал русские народные песни. Слонимский — кандидат искусствоведения (1963), профессор (1976), лауреат Глинкинской премии (1983), Народный артист РСФСР (1987), член Союза композиторов. Как педагог, Слонимский воспитал многих известных советских и российских композиторов.

Николай Римский-Корсаков

Николай Андреевич Римский-Корсаков (6 (18) марта 1844 г., Тихвин — 8 (21) июня 1908 г., усадьба Любенск, близ Луги, Санкт-Петербургская губерния) — русский композитор, педагог, дирижер, общественный деятель, музыкальный критик; представитель «Могучей кучки», возглавлял Беляевский кружок. Среди его сочинений — 15 опер, 3 симфонии, симфонические произведения, инструментальные концерты, кантаты, камерно-инструментальная, вокальная и духовная музыка.

Римский-Корсаков родился 6 (18) марта 1844 в небольшом городе Тихвине Новгородской губернии Российской империи. Отец композитора — Андрей Петрович Римский-Корсаков (1784-1862) — служил некоторое время новгородским вице-губернатором, а затем Волынским гражданским губернатором, мать — Софья Васильевна — дочь крепостной крестьянки и богатого помещика Скарятина, женщина достаточно образованная. Сильное влияние на будущего композитора оказал и его старший брат Воин Андреевич — контр-адмирал, реорганизатор системы военно-морского образования. Семейный дом Римских-Корсаковых находился на берегу реки Тихвинки, напротив Тихвинского Богородичного Успенского монастыря.

Игре на фортепиано композитор обучался дома, а потом в пансионе, где уроки музыки были в числе прочих общеобразовательных дисциплин. Известно, что с детства композитор был увлечен музыкой, познакомился с сочинениями Россини, Бетховена, Мейербера, Мендельсона, однако наибольшее впечатление на него произвела музыка Михаила Глинки — его «Камаринская», «Испанские увертюры», оперы «Иван Сусанин» и «Руслан и Людмила». В 1859-1869, чувствуя необходимость получения более профессиональных музыкальных навыков, Римский-Корсаков брал уроки у пианиста Федора Канилле.

В 1856 году отец отвез юного Николая в Морской кадетский корпус, который он окончил с отличием весной 1862 года (в то время учебное заведение сменило свое название на Морское училище). К тому времени умер отец композитора (в 1861 году) и семья Римских-Корсаковых перебралась в Санкт-Петербург.

В 1861 году Канилле познакомил Римского-Корсакова с Милием Балакиревым. Юный композитор сразу стал членом Балакиревского кружка («Могучая кучка»), оказавшего решающее воздействие на формирование его личности и эстетических взглядов композитора. В то время в кружок, помимо его главы — Балакирева — и самого Римского-Корсакова входили Цезарь Кюи и Модест Мусоргский. Руководивший работой более молодых коллег Балакирев не только подсказывал верные композиторские решения для создаваемых ими сочинений, но и помогал товарищам с инструментовкой.

Под влиянием и руководством Балакирева было начато первое крупное сочинение Римского-Корсакова — Первая симфония ор. 1. По словам самого Римского-Корсакова, эскизы начала симфонии существовали еще в годы обучения у Канилле, однако серьезная работа над сочинением развернулась лишь в 1861—1862 годах — и «к маю 1862 года первая часть, скерцо и финал симфонии были мною сочинены и кое-как оркестрованы».

В 1862—1865 годах Римский-Корсаков был назначен на морскую службу на клипере «Алмаз», благодаря чему посетил ряд стран — Англию, Норвегию, Польшу, Францию, Италию, Испанию, США, Бразилию. Впечатления от морской жизни воплотились через некоторое время в морских пейзажах, которые ему удалось запечатлеть в своих произведениях средствами оркестровых красок. Работа на клипере не оставляла много времени для совершенствования музыкальных навыков, так что единственное сочинение, появившееся в этот период из-под пера композитора — вторая часть (Andante) Первой симфонии (конец 1862 года), после которой Римский-Корсаков надолго забросил сочинительство.

Возвратившись из морского путешествия, Римский-Корсаков снова попадает в общество членов Могучей кучки, в том числе подружился и с новым участником кружка — начинающим композитором и профессиональным химиком Александром Бородиным. Балакирев познакомил молодого композитора с кумиром участников кружка Александром Даргомыжским, с Людмилой Шестаковой (сестрой Михаила Глинки) и с Петром Чайковским.

По настоянию Балакирева Римский-Корсаков вновь принимается за Первую симфонию — сочиняет недостающие трио для скерцо и полностью переоркестровывает. Получившаяся партитура (известная как первая редакция симфонии) была исполнена в 1865 году под управлением самого Балакирева — неизменного исполнителя всех ранних симфонических партитур Римского-Корсакова.

Найденный в Первой симфонии музыкальный язык успешно развит в таких сочинениях, как Увертюра на три русские темы (первая редакция — 1866) и «Сербская фантазия» (1867). Обратившись под влиянием Балакирева к славянским народным мелодиям, Римский-Корсаков придерживается в музыке национального колорита, который и в дальнейшем будет характеризовать большую часть его творчества.

Музыкальная картина «Садко» (1867, позже ее музыка частично использована в одноименной опере) стала этапным произведением Римского-Корсакова. Во-первых, это самое раннее из программных сочинений композитора. В данном случае он выступает как продолжатель традиций европейского программного симфонизма — прежде всего Гектора Берлиоза и Ференца Листа, творчество которых очень повлияло на композитора. В дальнейшем большая часть произведений Римского Корсакова также будет связана с определенной литературной программой. Во-вторых, именно в этом сочинении он впервые соприкоснулся с миром сказки (позже Римского-Корсакова так и будут называть — «Сказочником»). В-третьих, в музыке этого сочинения он попытался оркестровыми красками изобразить море, что позже неоднократно делал в дальнейших своих сочинениях (сюите «Шехеразада», прелюдии-кантате «Из Гомера», операх «Садко» и «Сказка о царе Салтане»). Еще одно важное открытие, сделанное в музыкальной картине — придуманный самим композитором симметричный лад — так называемая «Гамма Римского-Корсакова», применявшаяся в дальнейших его произведениях для характеристики фантастического мира.

Программно-сказочное начало было развито во Второй симфонии «Антар» (1868, позже названа симфонической сюитой), написанной на сюжет восточной сказки Осипа Сенковского.

В конце 1860-х годов Римский-Корсаков работает над инструментовкой чужих произведений: помогает Кюи с оркестровкой оперы «Вильям Радклиф» и заканчивает, согласно завещанию умершего Даргомыжского, партитуру его оперы «Каменный гость».

С 1870-х годов расширились границы музыкальной деятельности Римского-Корсакова: он был профессором Санкт-Петербургской консерватории (с 1871, классы практического сочинения, инструментовки, оркестровый), инспектором духовых оркестров Морского ведомства (1873—1884), директором Бесплатной музыкальной школы (1874—1881), дирижером симфонических концертов (с 1874), а позже и оперных спектаклей, помощником управляющего Придворной певческой капеллой (1883—1894), возглавлял Беляевский кружок (с 1882). В середине 1870-х работал над совершенствованием своей композиторской техники. Именно в этот период Римский-Корсаков обнаруживает серьезные недостатки в своем музыкальном образовании и сам начинает увлеченно изучать дисциплины, преподаваемые в консерватории. Итогом совершенствования композиторской техники Римского-Корсакова стала Симфония № 3 C-dur.

В эти же годы он обратился к оперному жанру, ставшему впоследствии ведущим в его творчестве (в 1872 году окончена опера «Псковитянка», по драме Льва Мея).

В 1880-х годах большое внимание уделял симфоническим жанрам, именно в этот период создает свое крупнейшее эпическое симфоническое полотно — симфоническую сюиту «Шехеразада».

В начале 1890-х годов наблюдался некоторый спад творческой деятельности (в этот период изучал философию, писал статьи, пересмотрел и отредактировал некоторые из своих прежних сочинений). Во 2-й половине 1890-х творчество приобрело исключительную интенсивность: появились оперы «Садко» (1896), «Царская невеста» (по Мею, 1898).

Во время Революции 1905-1907 годов Римский-Корсаков выступил с активной поддержкой требований бастующих студентов, открыто осудил действия администрации Петербургской консерватории (был уволен из Консерватории, вернулся лишь после предоставления консерватории частичных автономных прав и смены руководства).

Умер 8 (21) июня 1908 в усадьбе Любенск, близ Луги (Санкт-Петербургская губерния).

Игорь Стравинский

Игорь Фёдорович Стравинский (5 (17) июня 1882, Ораниенбаум — 6 апреля 1971, Нью-Йорк; похоронен в Венеции на кладбище Сан-Микеле) — русский композитор, дирижёр и пианист, один из крупнейших представителей мировой музыкальной культуры XX века.

Стравинский родился в 1882 году на Швейцарской улице в Ораниенбауме на даче, которую снимал его отец — российский певец польского происхождения-бас, солист Мариинского театра Фёдор Стравинский. Род Стравинских происходит из Волыни (Украина). С девяти лет начал частным образом брать уроки фортепиано, в восемнадцать лет по настоянию родителей поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, одновременно приступив к самостоятельному изучению музыкально-теоретических дисциплин. С 1904 по 1906 годы (по другим сведениям с 1902 по 1908) Стравинский брал частные уроки у Н. А. Римского-Корсакова, который предложил композитору занятия два раза в неделю, параллельно с его уроками с В. П. Калафати. Это была единственная композиторская школа Стравинского, благодаря которой он овладел в совершенстве композиторской профессией.

Под руководством Римского-Корсакова были написаны первые сочинения — скерцо и соната для фортепиано, сюита для голоса с оркестром «Фавн и пастушка», Симфония Es-dur, «Фейерверк» для оркестра. На премьере последнего присутствовал Сергей Дягилев, высоко оценивший талант молодого композитора. Через некоторое время Дягилев предложил ему создать балет для постановки в «Русских сезонах» в Париже. В течение трёх лет сотрудничества с труппой Дягилева Стравинский написал три балета, принесших ему мировую известность — «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911) и «Весна священная» (1913). В эти годы Стравинский периодически ездит из России в Париж и обратно, а в 1914 году, перед самым началом Первой мировой войны едет в Швейцарию, где и остаётся на ближайшие четыре года. Среди сочинений этого времени — оперы «Соловей» (по сказке Андерсена, 1914) и «История солдата» («сказка о беглом солдате и чёрте, читаемая, играемая и танцуемая»; 1918). Этим же временем датируется сближение Стравинского с французской Шестёркой и эксцентричным авангардным композитором Эриком Сати, ядовитый характер и музыка которого вызывали неизменное восхищение «князя Игоря». Некоторые произведения Сати (в особенности, балет «Парад» (1917) и симфоническая драма «Сократ» (1918)) оставили заметный след в творчестве Стравинского.

После окончания войны Стравинский принимает решение не возвращаться в Россию, и спустя некоторое время переезжает во Францию. В 1919 году композитор по заказу Дягилева пишет балет «Пульчинелла», поставленный год спустя.

Стравинский жил во Франции с 1920 по 1940 год. Здесь состоялись премьеры его оперы «Мавра» (1922), «Свадебки» (1923) — итогового произведения русского периода, а также оперы-оратории «Царь Эдип» (1927), знаменовавшей собой начало нового периода в творчестве композитора, который принято называть «неоклассическим».

В 1924 году состоялся дебют Стравинского в качестве пианиста: он исполнил собственный концерт для фортепиано и духового оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. Как дирижёр Стравинский выступал с 1915 года. В этот период Стравинский создаёт многочисленные произведения в разных жанрах: Симфонии духовых памяти Дебюсси, сочинения для камерных ансамблей, фортепиано и голоса. 1926 год отмечен первым обращением композитора к духовной музыке — «Отче наш» для хора a capella. В 1928 году появляются новые балеты — «Аполлон Мусагет» и «Поцелуй феи», а два года спустя — знаменитая и грандиозная Симфония псалмов на латинские тексты Ветхого Завета.

В начале 1930-х годов Стравинский обращается к жанру концерта — он создаёт Концерт для скрипки с оркестром и Концерт для двух фортепиано. В 1933—1934 годах по заказу Иды Рубинштейн совместно с Андре Жидом Стравинский пишет мелодраму «Персефона». Тогда же он окончательно решает принять французское гражданство и пишет автобиографическую книгу «Хроника моей жизни».

С 1936 года Стравинский периодически посещает с гастролями США, во время которых укрепляются его творческие связи с этой страной. В 1937 году в Метрополитен-опера был поставлен балет «Игра в карты», год спустя — исполнен концерт «Дамбартон-Окс», Стравинского приглашают прочитать курс лекций в Гарвардском университете. Наконец, в связи с начавшейся войной, Стравинский решает переехать в США. Композитор поселяется сначала в Сан-Франциско, а затем в Лос-Анджелесе. Произведения этого периода — опера «Похождения повесы» (1951) — ставшая апофеозом неоклассического периода, балеты «Орфей» (1948), Симфония in C (1940) и Симфония в трёх частях (1945), Эбони-концерт для кларнета и джаз ансамбля (1945, посвящён Бенни Гудмену), а также множество других сочинений.

В январе 1944 г. в связи с исполнением необычной аранжировки гимна США в Бостоне местная полиция предупредила Стравинского, что существует ответственность в виде штрафа за искажение гимна. В связи с этим появился миф, что Стравинский был арестован за искажение гимна.

С начала 1950-х годов Стравинский начинает использовать в своих сочинениях серийный принцип. Переходом стало сочинение Кантаты на стихи английских анонимов, в которой со всей очевидностью обозначилась тенденция тотальной полифонизации музыки, к которой Стравинский тяготел всегда. Первым серийным сочинением стал Септет (1953). Полностью серийным сочинением, в котором Стравинский совершенно отказался от тональности, как таковой, стали Threni (Плач пророка Иеремии; 1958). Произведение, в котором серийный принцип абсолютен, — это «Движения» для фортепиано с оркестром (1959). Итоговое музыкальное произведение серийного периода — Вариации памяти Олдоса Хаксли для оркестра.

Апофеозом всего творчества Стравинского является Requiem Canticles («Заупокойные песнопения», Реквием) для контральто и баса соло, хора и оркестра (1966): «… „Заупокойные песнопения“ завершили всю мою творческую картину…», «…Реквием в моём возрасте слишком задевает за живое…», «…сочиняю шедевр своих последних лет» — И.Стравинский.
Стравинский очень активно гастролировал в Европе и мире как дирижёр и пианист. Осенью 1962 года впервые после долгого перерыва он приезжает с концертами в СССР, где дирижирует в Москве и Ленинграде. Последнее завершённое его произведение — обработка для камерного оркестра двух духовных песен Гуго Вольфа (1968), но он ещё успеет задумать и начать оркестровку четырёх прелюдий и фуг из ХТК И. С. Баха (1968—1970), а также начнёт вынашивать замысел, и представит себе эскизы фортепианного сольного произведения, которых называл — инвенции, этюды, соната (которую образовывали эти инвенции и этюды).

Умер 6 апреля 1971 года, похоронен на кладбище Сан-Микеле в Венеции (Италия), на так называемой «русской» его части, вместе со своей женой Верой, недалеко от могилы Сергея Дягилева.

В честь Стравинского назван кратер на Меркурии и музыкальная школа в Ораниенбауме. Также существует Фонтан Стравинского на одноименной площади перед Центром Жоржа Помпиду в Париже, Франция.

Георгий Свиридов

Георгий Васильевич Свиридов (3 (16) декабря 1915, Фатеж, Курская губерния — 6 января 1998, Москва) — русский композитор, пианист. Ученик Дмитрия Шостаковича.

Георгий Васильевич Свиридов родился в 1915 году в городе Фатеже Курской губернии Российской империи. Его отец был почтовым служащим, а мать — учителем. Его отец, Василий Свиридов, сторонник большевиков в гражданской войне, был убит, когда Георгию было 4 года.

В 1924 году, когда Георгию было 9 лет, семья переехала в Курск. В Курске Георгий Свиридов продолжал учиться в начальной школе, где началось его страстное увлечение книгами. Постепенно на первое место в кругу его интересов стала выдвигаться музыка. Там, в начальной школе, Георгий Свиридов учился играть на своем первом музыкальном инструменте, балалайке. Учась подбирать на слух, он демонстрировал такой талант и способность, что был принят в местный ансамбль народных инструментов. С 1929 по 1932 год он учился в Курской музыкальной школе у Веры Уфимцевой и Мирона Крутянского. По совету последнего переехал в Ленинград в 1932 году, где он занимался по классу фортепиано у Исайи Браудо и классу композиции у Михаила Юдина в Центральном музыкальном техникуме, который он закончил в 1936 году.

С 1936 по 1941 он учился в Ленинградской консерватории у Петра Рязанова и Дмитрия Шостаковича (с 1937 года).

В 1937 году Георгий Свиридов был принят в Союз композиторов СССР.

Мобилизированный в Советские Вооруженные силы в 1941году, несколько дней спустя окончания консерватории, Свиридов был отправлен в военную академию в Уфе, но был комиссован в конце года по состоянию здоровья.

До 1944 года жил в Новосибирске, куда была эвакуирована Ленинградская филармония. Как и другие композиторы, он начинает писать военные песни, из которых самой известной стала, пожалуй, «Песня смелых» на стихи А. Суркова. Кроме того, он писал музыку для спектаклей эвакуированных в Сибирь театров.

В 1944 году Свиридов возвратился в Ленинград, а в 1956 году поселился в Москве. Он пишет симфонии, концерты, оратории, кантаты, песни и романсы.

C 1957 года член правления Союза композиторов СССР, в 1962 году избран секретарем правления Союза. В 1963 году Георгию Свиридову было присвоено почетное звание народного артиста РСФСР, а в 1970 году — народного артиста СССР. В 1965 году был награжден орденом Ленина. Свиридов — лауреат Ленинской премии (1960 за «Патетическую ораторию») и Государственной премии СССР (1946).

В июне 1974 года на фестивале русской и советской песни, проходившем во Франции, местная печать представила Свиридова своей искушенной публике как «наиболее поэтичного из современных советских композиторов».

В последние годы Георгий Свиридов много болел. 6 января 1998 года он скончался. Гражданская панихида и похороны Георгия Свиридова состоялись 9 января в Москве. После отпевания в храме Христа Спасителя состоялись похороны. Композитор похоронен на Новодевичьем кладбище.

Свои первые сочинения Свиридов написал еще в 1935 году — ставший знаменитым цикл лирических романсов на слова Пушкина. Пока он учился в Ленинградской консерватории, с 1936 по 1941, Свиридов экспериментировал с разными жанрами и разными типами композиции. Он написал Концерт для фортепиано № 1 (1936—1939), Симфонию № 1 и камерную симфонию для струнных (1940).

Стиль Свиридова значительно менялся на ранних этапах его творчества. Его ранние вещи были написаны в стиле классической романтической музыки и были похожи на работы немецких романтиков. Позже многие сочинения Свиридова писались под влиянием его учителя Дмитрия Шостаковича, но также, например в Первой партите для фортепиано, заметно внимание композитора к музыкальному языку Пауля Хиндемита. Начиная с середины 50-х годов, Свиридов обрел свой яркий самобытный стиль, и старался писать произведения, которые носили исключительно русский характер. Музыка Свиридова долго оставалась малоизвестна на Западе, но в России его работы пользовались грандиозным успехом у критиков и слушателей за их простые, но тонкие по форме лирические мелодии, масштаб, мастерскую инструментовку и ярко выраженный, но оснащенный мировым опытом национальный характер высказывания.

Свиридов продолжал и развивал опыт русских классиков, прежде всего Модеста Мусоргского, обогащая его достижениями XX столетия. Он использует традиции старинного канта, обрядовых попевок, знаменного пения, а в то же время — и современной городской массовой песни. Творчество Свиридова сочетает в себе новизну, самобытность музыкального языка, отточенность, изысканную простоту, глубокую духовность и выразительность.

Ян Сибелиус

Ян Сибелиус (8 декабря 1865, Хямеэнлинна, Великое княжество Финляндское — 20 сентября 1957, Ярвенпяя, Финляндия) — финский композитор.

Ян Сибелиус родился 8 декабря 1865 в Хямеэнлинне в Великом княжестве Финляндском. Был вторым из троих детей доктора Кристиана Густава Сибелиуса и Марии Шарлотты Борг. Он рано потерял отца, провёл детские годы с матерью, братом и сестрой в доме бабушки в своём родном городе.

В семье говорили на шведском и поддерживали шведские культурные традиции. Однако родители отдали Яна в финноязычную среднюю школу. С 1876 года по 1885 он учился в Нормальном лицее Хямеэнлинны.
Следуя семейной традиции, детей обучали игре на музыкальных инструментах. Сестра Линда занималась на рояле, брат Христиан — на виолончели, Ян — вначале на рояле, но после предпочёл скрипку. Уже в десять лет Ян сочиняет небольшую пьесу. Впоследствии, его влечение к музыке возрастает и он начинает систематические занятия под руководством руководителя местного духового оркестра Густава Левандера. Полученные практические и теоретические знания позволили написать юноше несколько камерно-инструментальных сочинений.

В 1885 год поступил на юридический факультет Императорского университета в Хельсинки, но его не привлекала профессия юриста, и вскоре он перешёл в Музыкальный институт, где стал самым блестящим учеником Мартина Вегелиуса. Многие из его ранних сочинений для камерных ансамблей исполнялись студентами и преподавателями института.

В 1889 Сибелиус получил государственную стипендию для обучения композиции и теории музыки у Альберта Беккера в Берлине. В следующем году брал уроки у Карла Гольдмарка и Роберта Фукса в Вене.

По возвращении Сибелиуса в Финляндию состоялся его официальный дебют как композитора: была исполнена симфоническая поэма «Куллерво» (Kullervo), ор. 7, для солистов, мужского хора и оркестра — по одному из сказаний финского народного эпоса Калевала. Это были годы невиданного патриотического подъёма, и Сибелиуса немедленно провозгласили музыкальной надеждой нации. Вскоре он женился на Айно Ярнефельт, отцом которой был знаменитый генерал-губернатор, возглавлявший национальное движение.

За Куллерво последовали симфоническая поэма «Сказка» (En Saga), ор. 9 (1892); сюита «Карелия» (Karelia), ор. 10 и 11 (1893); «Весенняя песня», ор. 16 (1894) и сюита «Лемминкяйнен» (Lemminkissarja), ор. 22 (1895). В 1897 Сибелиус участвовал в конкурсе на замещение должности преподавателя музыки в университете, но потерпел неудачу, после чего друзья убедили сенат учредить для него ежегодную стипендию в 3000 финских марок.

Заметное влияние на раннее творчество Сибелиуса оказали два финских музыканта: искусству оркестровки его обучал Роберт Каянус, дирижёр и основатель Ассоциации хельсинкских оркестров, а наставником в области симфонической музыки был музыкальный критик Карл Флодин. Премьера Первой симфонии Сибелиуса состоялась в Хельсинки (1899). В этом жанре композитор написал ещё 6 сочинений — последней была Седьмая симфония (одночастная Fantasia sinfonica), ор. 105, впервые исполненная в 1924 в Стокгольме. Международную известность Сибелиус приобрёл именно благодаря симфониям, но популярностью пользуются и его скрипичный концерт, и многочисленные симфонические поэмы, такие, как «Дочь Похьёлы» (фин. Pohjolan tytär), «Ночная скачка и восход солнца» (швед. Nattlig ritt och soluppgang), «Туонельский лебедь» (Tuonelan joutsen) и «Тапиола» (Tapiola).

Большинство сочинений Сибелиуса для драматического театра (всего их шестнадцать) — свидетельство его особой склонности к театральной музыке: в частности, это симфоническая поэма «Финляндия» (Finlandia) (1899) и «Грустный вальс» (Valse triste) из музыки к пьесе шурина композитора Арвида Ярнефельта «Смерть» (Kuolema); пьеса была впервые поставлена в Хельсинки в 1903. Многие песни и хоровые произведения Сибелиуса часто звучат у него на родине, но за её пределами почти неизвестны: очевидно, их распространению мешает языковой барьер, а кроме того, они лишены характерных достоинств его симфоний и симфонических поэм. Сотни фортепианных и скрипичных пьес и несколько сюит для оркестра также уступают лучшим сочинениям композитора.

Особое положение в финской национальной культуре занимает симфоническая поэма «Финляндия», являющаяся музыкальной иллюстрацией истории народа и имевшая антироссийскую направленность. Мелодия имела успех и стала национальным гимном. Её исполнение, в том числе и насвистывание мелодии в общественных местах, каралось русскими властями заключением.

Творческая деятельность Сибелиуса фактически завершилась в 1926 симфонической поэмой «Тапиола», ор. 112. Более 30 лет музыкальный мир ждал от композитора новых сочинений — особенно его Восьмой симфонии, о которой столько говорилось (в 1933 г. была даже анонсирована её премьера); однако ожидания не сбылись. В эти годы Сибелиус писал лишь небольшие пьесы, в том числе масонскую музыку и песни, ничем не обогатившие его наследие. Впрочем, существуют свидетельства, что в 1945 г. композитор уничтожил большое количество бумаг и рукописей, — возможно, среди них были и не дошедшие до окончательного воплощения поздние сочинения.

Его творчество получает признание главным образом в англо-саксонских странах. В 1903-1921 он пять раз приезжал в Англию дирижировать своими произведениями, а в 1914 посетил США, где под его управлением в рамках музыкального фестиваля в Коннектикуте прошла премьера симфонической поэмы Океаниды (Aallottaret). Популярность Сибелиуса в Англии и США достигла своего пика к середине 1930-х годов. Такие крупные английские писатели, как Роза Ньюмарч, Сесил Грей, Эрнест Ньюмен и Констант Ламберт, восхищались им как выдающимся композитором своего времени, достойным преемником Бетховена. Среди наиболее пылких приверженцев Сибелиуса в США были О. Даунс, музыкальный критик «Нью-Йорк Таймс», и С. Кусевицкий, дирижёр Бостонского симфонического оркестра; в 1935, когда музыка Сибелиуса прозвучала по радио в исполнении Нью-йоркского филармонического оркестра, слушатели избрали композитора своим «любимым симфонистом».

С 1940 интерес к музыке Сибелиуса заметно падает: раздаются голоса, подвергающие сомнению его новаторство в области формы. Сибелиус не создал своей школы и не оказал прямого влияния на композиторов следующего поколения. В наши дни его обычно ставят в один ряд с такими представителями позднего романтизма, как Р. Штраус и Э. Элгар. При этом в Финляндии ему отводили и отводят гораздо более важную роль: здесь он признан великим национальным композитором, символом величия страны.

Еще при жизни Сибелиус удостоился почестей, которые воздавались лишь немногим художникам. Достаточно упомянуть многочисленные улицы Сибелиуса, парки Сибелиуса, ежегодный музыкальный фестиваль «Неделя Сибелиуса». В 1939 «альма матер» композитора, Музыкальный институт, получил название Академии имени Сибелиуса (фин. Sibelius-Akatemia).

Умер Сибелиус в Ярвенпяя 20 сентября 1957.

Арам Хачатурян

Один из самых известных композиторов ХХ века, А.И. Хачатурян вместе с С.С. Прокофьевым и Д.Д. Шостаковичем вошел в блистательную триаду композиторов, ставших гордостью отечественной музыки ХХ века и определивших на многие годы ее облик. Творчество выдающегося мастера обогатило современную композиторскую школу новыми образами, стилевыми элементами, средствами музыкальной выразительности.

Одаренность Хачатуряна была феноменальной. Он родился 6 июня 1903 года в семье переплетчика в Коджори, предместье Тифлиса (Тбилиси того времени был самым «интернациональным» городом с развитой музыкальной культурой). До 19 лет не занимался профессионально музыкой. Будущий композитор учился сначала в русском частном пансионе С.В. Аргутинской-Долгоруковой (в разное время его окончило немало видных деятелей армянской и грузинской культуры), затем в Коммерческом училище Тифлиса. Пел в хоре, играл на трубе в духовом оркестре, сам научился играть на фортепиано и вскоре прослыл среди друзей и родных пианистом. В Москву приехал в 1921-м, обучался на биологическом отделении физико-математического факультета Московского университета и одновременно поступил в Музыкальный техникум имени Гнесиных в класс виолончели С.Ф. Бычкова, а затем к профессору А.А. Борисяку. За короткий срок Хачатурян не только наверстал упущенное, но и выдвинулся в число лучших учеников. В 1925 году в техникуме был открыт класс композиции и Хачатурян стал одним из первых учеников М.Ф. Гнесина. Блестящую европейскую выучку будущий композитор получил в консерватории (1929–1934) и аспирантуре (1936). Молодой музыкант занимался под руководством Р.М. Глиэра и С.Н. Василенко (инструментовка), Н.Я. Мясковского (сочинение).

Благодаря старшему брату Сурену Ильичу Хачатурову (режиссёру 1-й Студии МХТ, создателю Армянской драматической студии), Хачатурян познакомился с Е.Б. Вахтанговым, М.А. Чеховым, слушал игру пианистов К.Н. Игумнова, Н.А. Орлова, посещал студию художника П.П. Кончаловского. Знакомство в Москве с композитором А.А. Спендиаровым, который поддержал молодого Хачатуряна, встречи с дирижёром К.С. Сараджевым, участниками квартета имени Комитаса скрипачом А.К. Габриэляном и виолончелистом С.З. Асламазяном сыграли значительную роль в раскрытии национально самобытных черт в творчестве Хачатуряна. Еще в 20-е годы, находясь уже в Москве, музыкант старался быть ближе к «родным корням»: пел в хоре армянской церкви, некоторое время был заведующим музыкальной частью 2-й Армянской драматической студии при московском ДК Советской Армении, где был поставлен ряд драматических спектаклей с его музыкой.

Музыкальный язык композитора синтезировал великие традиции европейской и русской классики и многовековую культуру армянского (шире – восточного) народа. Органичное слияние разных культур и миров стало стилевым признаком музыки Хачатуряна. Этот сплав охватил все параметры музыкальной речи композитора. В его мелосе соединились многовековые традиции армянской монодии и культура европейской кантилены и русской песенности. В композиционных формах произошло сближение жанровых и структурных закономерностей, сложившихся в восточной и европейской музыке. Элементы восточного инструментария и образности слышны в оркестровке произведений. «Пиршество звуков», «рубенсовская сытность оркестровой палитры», – так характеризовал колористичность музыки Хачатуряна академик Б.Асафьев.

Искусство Хачатуряна, глубоко самобытное и национальное, часто сравнивают с живописью Мартироса Сарьяна. «Солнечные», жизнеутверждающие полотна, яркая и декоративная манера письма этого художника перекликаются с лучезарной музыкой композитора, с его многоцветными, ослепительно праздничными оркестровыми красками.

Стилю Хачатуряна свойственны яркая театральность, зримость, живописность, пластичность, склонность к «крупному штриху». Его музыкальные образы полны жизни, движения, они конкретны и осязаемы. Недаром в его творчестве большое место отведено сценическим жанрам – балетам, музыке к спектаклям и кино.

Творческая жизнь Хачатуряна протекала в условиях борьбы и смен направлений в искусстве, появления различных школ, стилей, систем. На памяти его были годы всеобщего увлечения Скрябиным, импрессионистами, молодым Стравинским, Прокофьевым и Шостаковичем, появление музыкального урбанизма, конструктивизма, экспрессионизма, «нововенской школы», неоклассицизма, авангардистских течений. Мимо его сознания не проходило ни одно из явлений культуры ХХ века. В этих условиях он сумел сохранить непреходящую ценность мелодического начала и опору на тональную систему.

Хачатуряна можно, безусловно, причислить к гуманистам ХХ века. Его герой – человек современности, но человек глубоко чувствующий и озаренный мечтой. Его музыка проникнута всепоглощающим лирическим чувством и вместе с тем по-восточному горделивой сдержанностью.

Популярность музыки А.И. Хачатуряна громадна, а его «Танец с саблями» из балета «Гаянэ» – одно из самых исполняемых произведений нашего времени. Уже ранние сочинения Хачатуряна, такие как Трио для кларнета, скрипки и фортепиано (1932) и Первая симфония (1934), сразу обнаружили необычайно яркое дарование композитора и особенности его композиторского почерка.

Мировую известность композитору принесла знаменитая триада инструментальных концертов – для фортепиано (1936), для скрипки (1940) и для виолончели (1946). В репертуар десятков виднейших исполнителей вошла и триада концертов-рапсодий для скрипки (1961), виолончели (1963) и фортепиано (1968). Балеты «Гаянэ» и «Спартак» составили целую эпоху в хореографии ХХ века. Крупным достижением стала Вторая симфония (1943), посвященная событиям Великой Отечественной войны. Неотъемлемой частью творческой деятельности Xачатуряна была работа в области музыки для театра и кино (к спектаклям «Маскарад» Лермонтова, «Валенсианская вдова» Лопе де Веги, к фильмам «Пэпо», «Зангезур» и др.). Он является также автором массовых песен и музыки Государственного гимна Армянской ССР (1944). В 1947 году после исполнения Третьей симфонии-поэмы для оркестра, органа и 15 труб, посвящённой 30-летию Октябрьской революции, композитор, как и большинство крупнейших советских композиторов того времени, подвергся официальной критике и обвинению в «антинародном формализме».

Многогранный талант Хачатуряна проявился в его чрезвычайно разносторонней деятельности. В возрасте 47 лет он становится за пульт и дирижирует своими произведениями в разных городах Советского Союза, на концертных эстрадах многих стран мира.

Много сил отдавал музыкант педагогике: с 1950 года Хачатурян преподавал композицию в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных, а с 1951 он профессор Московской консерватории. Среди его учеников – А. Эшпай, М. Таривердиев, Р. Бойко, И. Якушенко, Э. Оганесян, Н. Габуния, А. Виеру и другие известные композиторы.

Разнообразной была и общественная работа композитора. В 1939-48 годы он был заместителем председателя, а в 1957-78 – секретарем Союза композиторов. Кроме этого он плодотворно работал как член Всемирного и Советского комитета защиты мира, президент Советской ассоциации дружбы и культурного сотрудничества со странами Латинской Америки и многих других.

За высокие заслуги в развитии отечественной культуры А.Хачатурян был удостоен почетных званий: Героя Социалистического Труда (1973), Народного артиста СССР (1954), лауреата Ленинской (1959), пяти Государственных премий СССР (1941, 1943, 1946, 1950, 1971), Армянской ССР (1965), члена Академии наук Армянской ССР. Высоко оценили деятельность композитора и зарубежные художественные организации. Он был избран почетным академиком «Санта Чечилии» в Риме, почетным профессором Мексиканской консерватории, членом-корреспондентом Академии искусств ГДР и т.д.

Антонин Дворжак

Антонин Леопольд Дворжак (8 сентября 1841 — 1 мая 1904) — чешский композитор, автор знаменитой оперы «Русалка», симфонии «Из Нового Света» (написанной в США, где Дворжак долгое время работал), восьми других симфоний, концертов, многих других сочинений. В его произведениях широко используются мотивы и элементы народной музыки Моравии и Богемии.

Антонин Дворжак родился в 1841 году в местечке Нелагозевес близ Праги, где и прожил большую часть своей жизни. Его отец Франтишек Дворжак был мясником, трактирщиком и профессиональным исполнителем на цитре. Родители рано распознали музыкальное дарование ребенка, и решили как можно раньше начать развитие его таланта. С шести лет Дворжак начал посещать деревенскую музыкальную школу. С 1857 по 1859 гг. он учится в Пражской школе органистов, где постепенно становится виртуозным исполнителем на скрипке и альте.

В течение 1860-х Дворжак служит альтистом в оркестре Чешского провизионного театра. С 1866 года этот оркестр принимает под управление Бедржих Сметана. Постоянная необходимость в дополнительном заработке оставляла молодому музыканту мало времени, и в 1871 году он покидает оркестр ради написания музыки.

В это время Дворжак влюбляется в одну из своих учениц — Жозефину Чермякову, которой посвящает один из своих вокальных сборников «Кипарисы». После ее женитьбы на другом кавалере, Антонин делает предложение ее сестре Анне. В его супружестве с Анной родились девять детей.

В эти годы получает широкое признание композиторский талант Дворжака. Став органистом в церкви св. Адальберта в Праге, он с головой погружается в плодотворную композиторскую работу. В 1875 году он заканчивает работу над вторым струнным квинтетом. В 1877 году критик Эдуард Ганслик сообщил Дворжаку, что его работы привлекли внимание Брамса, с которым они позднее стали друзьями. Именно Брамс решил дать толчок развитию творчества Дворжака, связавшись с музыкальным издателем Ф. Зимроком, который заказал Дворжаку первый сборник «Славянских танцев». Опубликованный в 1878 году, он сразу же воспользовался популярностью. Первое произведение Дворжака, исполненное за границей — Stabat Mater (1880 г.).

После успеха этого произведения у британских слушателей в 1883 году, Дворжак был приглашен в Лондон, где в 1884 году выступил с большим успехом. Его симфония № 7 была написана специально для британской столицы, где состоялась ее премьера в 1885 году. В общей сложности, Дворжак посещал Великобританию девять раз, зачастую он лично дирижировал оркестрами, исполнявшими его произведения. Под влиянием П. И. Чайковского он посещает Россию в 1890 году. В Москве и Санкт-Петербурге он дирижирует оркестрами, исполняющими его музыку.

В 1891 году Дворжак получает почетное звание от Кембриджского университета. В этом же году состоялась премьера его Реквиема на музыкальном триеннале в Бирмингеме.

С 1892 по 1895 гг. Дворжак является дирижёром Национальной консерватории в Нью-Йорке. Здесь он встречает одного из первых афроамериканских композиторов - Харли Берлея, который знакомит Дворжака с американской музыкой в стиле Спиричуэл.

В течение зимы и весны 1893 года Дворжак создаёт свою знаменитую Симфонию № 9 «Из Нового света». Летом того же года он посещает чешскую диаспору в Спиллвилле, штат Айова. Здесь, будучи окружённым эмигрировавшими родственниками и земляками, он создаёт 2 струнных квартета и сонатину для фортепиано со скрипкой. В течение трёх месяцев 1895-го года он работает над скрипичным концертом в си-бемоль миноре.

Материальная неопределенность, наряду с растущей популярностью в Европе и тоской по дому, подвигли Дворжака вернуться в Чехию.

В свои последние годы Дворжак сконцентрировался на написании оперной и камерной музыки. В 1896 году он в последний раз посетил Лондон, где присутствовал на премьере своего скрипичного концерта в си-бемоль-миноре.

Дворжак сменил Антонина Бенневица на посту дирижера Пражской консерватории, который и занимал до своей смерти. 60-летие композитора отмечалось с размахом национального праздника.

Он скончался в 1904 году от сердечного приступа.

Дворжак оставил множество незаконченных произведений, в том числе концерт для скрипки в ля-мажоре.

Иоганнес Брамс

По масштабу творческой личности Иоганнеса Брамса часто сравнивают с двумя другими великими фигурами немецкой музыки – Бахом и Бетховеном – ибо искусство каждого их них знаменует кульминацию целой эпохи в истории музыки.

Во второй половине 19-го века Брамс явился наиболее глубоким и последовательным продолжателем классических традиций, обогатившим их новым романтическим содержанием.

В сочинениях композитора обобщается музыкальный опыт нескольких столетий. Нити, соединяющие произведения Брамса с музыкой предшествующих эпох, тянутся не только к классике, но и проникают в глубь значительно дальше. Средневековые церковные лады, канонические ухищрения старых нидерландцев, стиль Палестрины – все это воскресает в композициях Брамса. Фугами, мотетами a cappella, хоральными прелюдиями и пассакалиями он приближается к творениям Баха, грандиозной «Триумфальной песнью» – к ораториям Генделя. Музыка Брамса, наследующая романтический психологизм Шумана, вбирает в себя и правдивую простоту народной песни, и по-новому «выстроенную» шубертовскую первозданность, и мудрость откровений позднего Бетховена. Выбирая жизнеспособное и устойчивое, Брамс никому не подражает, а создает синтез, живой и перспективный, рассчитанный «на вечные времена».

Приверженность Брамса к старым формам привела к тому, что радикальная «новонемецкая веймарская школа», члены которой группировались вокруг Листа и Вагнера, упрекала его в реакционном образе мыслей. Действительно, Брамсу было многое чуждо в творчестве его современников-новаторов. Увлечение театром и музыкальной драмой не стало близким его одухотворенной, ушедшей в себя натуре. Программная музыка осталась тоже вне интересов композитора. Не стал он продолжателем «лейпцигской школы», которая после деятельности ярких представителей Шумана и Мендельсона стала оплотом рутины и академизма.

Композитор отразил в своих произведениях сложный душевный мир современника. Его музыка воспевает свободу личности, нравственную стойкость, мужество, она полна тревоги за судьбу человека, проникнута беспокойной порывистостью, мятежным чувством, ей присущи душевная отзывчивость, порой она обретает эпическую мощь. В музыке Брамса как бы два полюса – бурно протестующее, «взрывчатое» начало и интимная задушевная лирика широкого дыхания. Страсть и нежность, порыв и отчаяние сплетаются в единый клубок противоречий. Но верный ученик и последователь венских классиков, Брамс поставил перед собой трудную задачу – кипящую лаву романтических чувств облечь в стройные классические формы, умерить лирическую взволнованность рациональным, взвешенным наблюдением. В этом сочетании классического с романтическим, в его усложненном претворении заключается своеобразие творчества Брамса.

Академический симфонический оркестр Московской филармонии

Академический симфонический оркестр Московской филармонии на протяжении всей своей истории входит в число лучших отечественных симфонических оркестров и достойно представляет российскую музыкальную культуру за рубежом. Свидетельство тому – горячий приём публики, неизменно сопровождающий выступления коллектива, и восторженные отклики журналистов и критиков.

Оркестр создан в сентябре 1951 года при Всесоюзном радиокомитете, а в 1953 году вошёл в штат Московской филармонии. Художественный облик и исполнительская манера коллектива формировались под руководством прославленных отечественных дирижёров. Первым художественным руководителем и главным дирижёром коллектива был Самуил Самосуд (1951–1957). В 1957–1959 гг. под руководством Натана Рахлина за коллективом закрепилась слава одного из лучших в СССР. В 1958 году на I Международном конкурсе имени П. И. Чайковского оркестр под руководством Кирилла Кондрашина сопровождал триумфальное выступление Вана Клиберна, а затем, в 1960 году, первым из отечественных симфонических коллективов совершил гастроли по США. Кирилл Кондрашин возглавлял Симфонический оркестр Московской филармонии 16 лет (1960–1976). В 1973 году оркестру было присвоено почётное звание «академический». В дальнейшем Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии руководили Дмитрий Китаенко (1976–1990), Василий Синайский (1991–1996), Марк Эрмлер (1996–1998).

Коллектив выступал под управлением лучших дирижёров мира, среди которых Герман Абендрот, Курт Зандерлинг, Андре Клюитанс, Лорин Маазель, Игорь Маркевич, Зубин Мета, Шарль Мюнш и многие другие, а также крупнейших композиторов: Игоря Стравинского, Бенджамина Бриттена, Кшиштофа Пендерецкого. С филармоническим оркестром связан единственный дирижёрский опыт Святослава Рихтера.

С оркестром Московской филармонии играли практически все крупнейшие солисты второй половины XX – начала XXI вв.: Артуро Бенедетти Микеланджели, Эмиль Гилельс, Гленн Гульд, Леонид Коган, Владимир Крайнев, Иегуди Менухин, Давид Ойстрах, Николай Петров, Святослав Рихтер, Мстислав Ростропович, Артур Рубинштейн, Исаак Стерн, Наум Штаркман; Элисо Вирсаладзе, Наталия Гутман, Маурицио Поллини.
В 1998 году оркестр возглавил народный артист СССР Юрий Симонов. Под его руководством коллектив добился выдающихся творческих достижений. «Такой оркестровой музыки в этом зале давно не звучало – живописно-зримой, строго выверенной драматургически, насыщенной тончайшими оттенками чувств... Знаменитый оркестр предстал преображённым, чутко воспринимающим каждое движение Юрия Симонова»,– такие отзывы можно было прочесть в прессе спустя всего лишь год после начала совместной работы дирижёра и оркестра.

Маэстро Симонов и оркестр Московской филармонии часто выступают в России (за последние десять лет они дали концерты в 38 городах), участвуют в престижных музыкальных форумах. В первой половине сезона 2017/18 оркестр выступит в Челябинске и Снежинске, совершит гастроли в Южной Корее и Гонконге, примет участие в XVIII Международном телевизионном конкурсе юных музыкантов «Щелкунчик».
Одним из приоритетов оркестра Московской филармонии является работа с новым поколением музыкантов. В рамках абонемента «Звезды XXI века» прославленный коллектив сотрудничает с одарёнными солистами, начинающими путь на большую сцену, а также приглашает в свои филармонические абонементы молодых артистов.

Деятельность дирижёра и оркестра в значительной степени направлена на воспитание юных слушателей. Огромную популярность завоевал абонементный цикл «Сказки с оркестром», проходящий в Москве и во многих городах России с участием звёзд российского театра и кино.

Среди них – Марина Александрова, Мария Аронова, Алена Бабенко, Сергей Безруков, Анна Большова, Ольга Будина, Валерий Гаркалин, Сергей Гармаш, Нонна Гришаева, Екатерина Гусева, Евгения Добровольская, Михаил Ефремов, Евгений Князев, Авангард Леонтьев, Павел Любимцев, Дмитрий Назаров, Александр Олешко, Ирина Пегова, Михаил Пореченков, Евгения Симонова, Григорий Сиятвинда, Даниил Спиваковский, Юрий Стоянов, Виктория Толстоганова, Михаил Трухин, Геннадий Хазанов, Чулпан Хаматова, Сергей Шакуров. Этот проект принёс маэстро Симонову звание лауреата Премии мэрии Москвы в области литературы и искусства за 2008 год. В 2010 году Юрий Симонов и Академический симфонический оркестр Московской филармонии стали лауреатами Премии национальной газеты «Музыкальное обозрение» в номинации «Дирижёр и оркестр».

Под руководством Юрия Симонова оркестр с огромным успехом гастролирует по всему миру, будучи желанным гостем в самых престижных залах Европы, Азии, Северной Америки. «Гастроли Симфонического оркестра Московской филармонии, кроме прочего, постоянно вызывают в памяти те времена, когда некоторые дирижёры буквально царствовали над музыкальными коллективами, а известнейшие оркестры мира имели в своем арсенале неизменный идеал звука… Почти необъятный объём медных и пленительные переливы смычковых заставляли всех снова и снова изумляться», – писала о выступлениях оркестра франкфуртская Allgemeine Zeitung. Комментатор американской The New York World–Telegram & Sun отметил: «Это было потрясающе. И музыка, и исполнение. Оркестр продемонстрировал чудеса виртуозности».

Известный британский музыкальный критик Дэвид Ферриби высказался об одном из концертов оркестра во время гастролей весной 2014 года как о «сенсационном вечере, во время которого мы наслаждались Московским филармоническим оркестром… Аутентично русский звук: насыщенное vibrato струнных, дерзкие медные, деликатные деревянные духовые, соблазнительные арфы и подавляющий массив ударных… Как результат – захватывающее звучание всех групп оркестра…»

В последние годы с оркестром выступали выдающиеся музыканты современности: Валерий Афанасьев, Юрий Башмет, Борис Березовский, Юджа Ванг, Максим Венгеров, Штефан Владар, Хибла Герзмава, Давид Герингас, Барри Дуглас, Суми Йо, Лора Клейкомб, Александр Князев, Николай Луганский, Олег Майзенберг, Денис Мацуев, Екатерина Мечетина, Виктория Муллова, Вадим Репин, Сергей Ролдугин, Дмитрий Ситковецкий, Виктор Третьяков; дирижёры Лучано Акочелла, Семён Бычков, Александр Ведерников, Михаэль Гюттлер, Александр Дмитриев, Марко Замбелли, Томас Зандерлинг, Александр Лазарев, Андрес Мустонен, Василий Петренко, Владимир Понькин, Бенжамин Пьоннье, Гинтарас Ринкявичюс, Александр Сладковский, Саулюс Сондецкис, Антонино Фольяни, Марис Янсонс и многие другие.

Оркестр записал более 350 пластинок и компакт-дисков, многие из которых удостоены высших международных наград в области аудиозаписи.