Языческие мотивы
Каталог концертов

Языческие мотивы

Год выхода:
2015
Страна производитель:
Россия
Длительность:
105 мин.

Валерий Полянский

Валерий Полянский – музыкант многогранного дарования, высочайшей культуры, глубокой эрудиции. Его дирижерская харизма в равной степени проявляется как в сфере хорового искусства, так и за пультом симфонического оркестра, а творческие поиски блестяще реализуются в самых разных жанрах – будь то оперы, сочинения для хора a cappella, монументальные кантатно-ораториальные произведения, симфонии, современные сочинения.

Валерий Полянский родился в 1949 году в Москве. Его призвание определилось очень рано: оканчивая музыкальную школу, он в 13 лет уже дирижировал хором. Затем последовали годы учебы у Е. Зверевой в училище при Московской консерватории, которое В. Полянский заканчивает за три года; в Московской государственной консерватории молодой музыкант занимался одновременно на двух факультетах: дирижерско-хоровом (класс профессора Б. Куликова) и оперно-симфонического дирижирования (класс О. Димитриади).

В аспирантуре судьба свела В. К. Полянского с Г. Н. Рождественским, который оказал большое влияние на дальнейшую творческую деятельность молодого дирижера.

Важнейшей вехой в жизни Валерия Полянского стал 1971 год, когда он организовал Камерный хор из студентов Московской консерватории, а также стал дирижером Московского театра оперетты.

В 1975 году в Италии, на крупнейшем Международном конкурсе «Гвидо д’Ареццо» Валерий Полянский и его Камерный хор стали безоговорочными победителями. Впервые хор из России получил Золотую медаль в номинации «академическое пение», удостоившись также «Золотого колокола» — символа лучшего хора конкурса. Валерию Полянскому был присужден специальный приз как лучшему дирижеру конкурса. Итальянцы тогда писали о музыканте: «Это подлинный Караян хорового дирижирования, обладающий исключительно яркой и гибкой музыкальностью».

В 1977 году В. Полянский, не оставляя хор, становится дирижером Большого театра СССР, где в том числе участвует вместе с Г. Рождественским в постановке оперы Шостаковича «Катерина Измайлова», ведет другие спектакли.

В те же годы начинается сотрудничество с Союзом композиторов: Валерий Полянский смело берется за освоение новых партитур, становится постоянным участником фестиваля современной музыки «Московская осень». Ему посвящают свои сочинения лучшие российские композиторы – Н. Сидельников, Э. Денисов, А. Шнитке, С. Губайдулина, Д. Кривицкий, А. Виеру. «…Необходимо, чтобы звучали произведения наших дней. Мы живем в мире, который полон самых различных эмоциональных красок, душевных настроений, переживаний, противоборства страстей. Все это отражено так или иначе в богатейшей сокровищнице мировой музыки, все должно быть представлено на современной концертной сцене. Поддерживать современных композиторов – наш долг», — говорит дирижер.

Возглавляя Государственный камерный хор, Валерий Полянский параллельно плодотворно сотрудничал с ведущими симфоническими коллективами России и зарубежных стран, неоднократно выступал с оркестрами Белоруссии, Исландии, Финляндии, Германии, Голландии, США, Тайваня, Турции. Им осуществлена постановка оперы Чайковского «Евгений Онегин» в Гетеборгском музыкальном театре (Швеция), на протяжении нескольких лет он являлся главным дирижером фестиваля «Оперные вечера» в Гетеборге.

С 1992 года Валерий Полянский – художественный руководитель и главный дирижер Государственной академической симфонической капеллы России.

Дирижером осуществлено свыше 100 записей на ведущих звукозаписывающих фирмах, как в России, так за рубежом. Среди них – произведения Чайковского, Танеева, Глазунова, Скрябина, Брукнера, Дворжака, Регера, Шимановского, Прокофьева, Шостаковича, Шнитке (Восьмая симфония Шнитке, выпущенная английской фирмой Сhandos records в 2001 году, признана лучшей записью года). Нельзя не сказать о записи всех хоровых концертов замечательного русского композитора Д. Бортнянского и о возрождении музыки А. Гречанинова, почти не исполнявшейся в России.

Дирижер также является одним из лучших интерпретаторов наследия Рахманинова, в его дискографии – все симфонии композитора, все его оперы в концертном исполнении, все хоровые сочинения. Валерий Полянский – Президент Рахманиновского Общества, возглавляет Международный конкурс пианистов имени Рахманинова.

В настоящее время внимание дирижера отдано Г. Малеру: силами Госкапеллы впервые в России проводится уникальный цикл «Густав Малер и его время», рассчитанный на несколько лет. В 2015 году, когда широко отмечался юбилей Чайковского, В. Полянский и Капелла провели фестиваль «Музыка на все времена», названный в СМИ «беспрецедентным». В рамках фестиваля прозвучали все симфонии композитора, Девять духовных хоров, «Литургия св. Иоанна Златоуста» и опера «Пиковая дама» в концертном исполнении.

С 2000 года в программах Госкапеллы отчетливо выделяется тяготение к жанру оперы в концертном исполнении. К настоящему моменту В. Полянский исполнил около 30 опер. Это – и русская классика (Чайковский, Римский-Корсаков, Гречанинов), и зарубежные авторы, в частности Верди, которому маэстро уже несколько сезонов подряд посвящает специальные абонементы. Среди представленных капеллой вердиевских шедевров — оперы «Луиза Миллер», «Трубадур», «Риголетто», «Сила судьбы», «Фальстаф», «Макбет» и другие. К 200-летию со дня рождения Верди на исторический сцене Большого театра В. Полянский с Госкапеллой провел гала-концерт “Viva, Verdi”, в который вошли фрагменты из 13 опер и «Реквиема» композитора. Проект оказался настолько востребован, что был затем неоднократно повторен в абонементах Московской филармонии и на закрытии фестиваля «Янтарное ожерелье» (Калининград, 2015).

Постоянно в поле зрения дирижера современные партитуры, им осуществлен ряд российских и мировых премьер, среди которых: «Джезуальдо» А. Шнитке (2000), «Последние дни Пушкина» А. Николаева (2007), «Легенда о граде Ельце, Деве Марии и Тамерлане» А. Чайковского (2011), «Альберт и Жизель» А. Журбина (2012), оратория «Государево дело» А. Чайковского (2013).

Валерий Полянский стремится представить оперу в исторически точной интерпретации, использует оригинальные авторские редакции, привлекает к реализации опер в концертном исполнении музыкантов Госкапеллы и ведущих певцов известных российских театров. Сотрудничество с Капеллой позволило многим певцам творчески реализовать себя в операх, которых нет в афише их театров, и, таким образом, расширить и обогатить свой репертуар. Полянскому удалось собрать команду единомышленников, выработать свой оригинальный стиль в трактовке формы концертного исполнения оперы.

Вклад дирижера в музыкальную культуру высоко отмечен государственными наградами. Валерий Полянский – народный артист России (1996), лауреат Государственных премий России (1994, 2010), кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2007).

Анатолий Лядов

Анатолий Константинович Лядов (29 апреля (11 мая) 1855, Санкт-Петербург — 15 (28) августа 1914, усадьба Полыновка, близ Боровичей, ныне Новгородская область) — русский композитор, дирижер и педагог, профессор Петербургской консерватории.

Будущий композитор родился в семье известного русского дирижера Константина Лядова. Первые уроки музыки начал получать в пять лет от отца, а в 1870 году поступил в Петербургскую консерваторию в классы фортепиано и скрипки. Вскоре Лядов заинтересовался теоретическими дисциплинами и стал усиленно изучать контрапункт и фугу. К этому же времени относятся его первые композиторские опыты. Талант молодого музыканта высоко ценил Модест Мусоргский. Лядов перевелся в класс теории композиции к Римскому-Корсакову, однако в 1876 году был отчислен из консерватории за непосещаемость. Два года спустя Лядов восстановился в консерватории и успешно ее окончил. В том же году композитор получил приглашение на должность преподавателя элементарной теории музыки, гармонии и инструментовки в консерватории, где и работал до самой смерти. А. К. Лядов был одним из членов Беляевского кружка.

А. К. Лядов был известен тем, что очень медленно работал над своими произведениями. Так Сергей Лифарь вспоминал, что Сергей Дягилев в первую очередь обратился к Лядову с просьбой написать музыку для балета «Жар-птица». Однако, когда он задержал выполнение заказа, Дягилев был вынужден передать этот заказ молодому Игорю Стравинскому. Большим поклонником творчества А. К. Лядова и специалистом по его музыкальному наследию был композитор и педагог Н. Н. Вилинский, также написавший «Четыре миниатюры памяти А. Лядова», соч. 40 (1956).

Преподавал в Петербургской консерватории, причем преподавательская деятельность композитора началась сразу по его окончании этой же консерватории. Среди учеников: Б. В. Асафьев, М. Ф. Гнесин, Н. Я. Мясковский, С. С. Прокофьев, В. М. Беляев, И. И. Чекрыгин, А. В. Оссовский, А. А. Оленин, Майкапар и другие.

Значительная часть сочинений Лядова написана для фортепиано: «Бирюльки», «Арабески», «Про старину», «Идиллия», пьесы, прелюдии, вальсы. Композитор считается одним из мастеров жанра миниатюры — многие его произведения написаны в простых формах и длятся несколько минут (Музыкальная табакерка). Среди самых известных сочинений Лядова — симфонические поэмы «Баба-Яга», «Волшебное озеро», «Кикимора», «Танец Амазонки», «Скорбная песнь». Лядов также известен как фольклорист — он составил несколько сборников русских народных песен. Для голоса и ф-но: 18 детских песен на народные слова, сборники народных песен, романсы и др. Для хора а cappella: «10 русских народных песен», «15 русских народных песен», 10 переложений из Обихода и т. д.

Прокофьев стремительно ворвался в бурный, изменчивый ХХ век как неповторимое и ярко новаторское явление. Его искусство вызывало споры и непонимание, восторг и преклонение, оно ошеломляло и даже коробило. Лишь немногим современникам было суждено распознать тогда в начале столетия за броней новаторства и эпатажности подлинного классика ХХ века.

Прокофьев был равнодушен к веяниям музыкальной моды. Он всегда двигался своим путем, стремился утвердить и отстоять свою независимость как художник. В зарубежный период (1918-1933) он не примкнул ни к одному художественному течению, что потребовало бы от мастера жесточайших ограничений; не смогли сломить его и чудовищные реалии советского строя со зловещей тенью сталинизма и борьбой с формализмом в искусстве.

Искусство Прокофьева выдержало все натиски судьбы и прошло проверку временем. Его музыка содержит в себе удивительную жизнестойкость, мощный заряд энергии, напитанный солнцем и оптимизмом. И эту позитивность мышления композитор пронес через всю свою нелегкую жизнь. Классичность Прокофьева заключена в его универсализме. Искания композитора охватили культурные накопления несколько эпох – от барокко и классицизма до современности с ее радикализмом и стремлением к возведению новых звуковых миров. В стиле композитора соединились тяга к лирическим откровениям романтизма и его же резкое и последовательное отрицание вплоть до откровенной пародии и гротеска, постоянное переосмысление общепринятых норм и традиционализм, поиски новой выразительности в области гармонии, ритма, оркестровки и утверждение неувядаемого мелодического начала, опирающегося на народно-песенные истоки.

Его творчество стало встречей эпох и обновлением русских музыкальных традиций. За каждым парадоксом новаторства Прокофьева всегда был виден «хвост» традиций русской школы. Его гений не смог бы реализоваться без учителей Римского-Корсакова и Лядова, Глазунова и Черепнина. Еще глубже связь – с традициями Мусоргского и Бородина.

Эволюция Прокофьева шла как бы в «обратной» перспективе – через дерзкие завоевания, варварство и «скифство» к обретению новой простоты, мудрой человечности искусства. Любопытно, что еще недавнего ниспровергателя музыкальных законов современники зачисляли в ранг консерваторов. При всей неоднозначности оценок его творчество стало неотъемлемой частью культурного пространства ХХ века. Открывая мир заново, Прокофьев продолжает великие традиции музыкального искусства прошлого, связанные с поисками гуманистического начала, осмыслением жгучих проблем современности через призму истории.

Игорь Стравинский

Игорь Фёдорович Стравинский (5 (17) июня 1882, Ораниенбаум — 6 апреля 1971, Нью-Йорк; похоронен в Венеции на кладбище Сан-Микеле) — русский композитор, дирижёр и пианист, один из крупнейших представителей мировой музыкальной культуры XX века.

Стравинский родился в 1882 году на Швейцарской улице в Ораниенбауме на даче, которую снимал его отец — российский певец польского происхождения-бас, солист Мариинского театра Фёдор Стравинский. Род Стравинских происходит из Волыни (Украина). С девяти лет начал частным образом брать уроки фортепиано, в восемнадцать лет по настоянию родителей поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, одновременно приступив к самостоятельному изучению музыкально-теоретических дисциплин. С 1904 по 1906 годы (по другим сведениям с 1902 по 1908) Стравинский брал частные уроки у Н. А. Римского-Корсакова, который предложил композитору занятия два раза в неделю, параллельно с его уроками с В. П. Калафати. Это была единственная композиторская школа Стравинского, благодаря которой он овладел в совершенстве композиторской профессией.

Под руководством Римского-Корсакова были написаны первые сочинения — скерцо и соната для фортепиано, сюита для голоса с оркестром «Фавн и пастушка», Симфония Es-dur, «Фейерверк» для оркестра. На премьере последнего присутствовал Сергей Дягилев, высоко оценивший талант молодого композитора. Через некоторое время Дягилев предложил ему создать балет для постановки в «Русских сезонах» в Париже. В течение трёх лет сотрудничества с труппой Дягилева Стравинский написал три балета, принесших ему мировую известность — «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911) и «Весна священная» (1913). В эти годы Стравинский периодически ездит из России в Париж и обратно, а в 1914 году, перед самым началом Первой мировой войны едет в Швейцарию, где и остаётся на ближайшие четыре года. Среди сочинений этого времени — оперы «Соловей» (по сказке Андерсена, 1914) и «История солдата» («сказка о беглом солдате и чёрте, читаемая, играемая и танцуемая»; 1918). Этим же временем датируется сближение Стравинского с французской Шестёркой и эксцентричным авангардным композитором Эриком Сати, ядовитый характер и музыка которого вызывали неизменное восхищение «князя Игоря». Некоторые произведения Сати (в особенности, балет «Парад» (1917) и симфоническая драма «Сократ» (1918)) оставили заметный след в творчестве Стравинского.

После окончания войны Стравинский принимает решение не возвращаться в Россию, и спустя некоторое время переезжает во Францию. В 1919 году композитор по заказу Дягилева пишет балет «Пульчинелла», поставленный год спустя.

Стравинский жил во Франции с 1920 по 1940 год. Здесь состоялись премьеры его оперы «Мавра» (1922), «Свадебки» (1923) — итогового произведения русского периода, а также оперы-оратории «Царь Эдип» (1927), знаменовавшей собой начало нового периода в творчестве композитора, который принято называть «неоклассическим».

В 1924 году состоялся дебют Стравинского в качестве пианиста: он исполнил собственный концерт для фортепиано и духового оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. Как дирижёр Стравинский выступал с 1915 года. В этот период Стравинский создаёт многочисленные произведения в разных жанрах: Симфонии духовых памяти Дебюсси, сочинения для камерных ансамблей, фортепиано и голоса. 1926 год отмечен первым обращением композитора к духовной музыке — «Отче наш» для хора a capella. В 1928 году появляются новые балеты — «Аполлон Мусагет» и «Поцелуй феи», а два года спустя — знаменитая и грандиозная Симфония псалмов на латинские тексты Ветхого Завета.

В начале 1930-х годов Стравинский обращается к жанру концерта — он создаёт Концерт для скрипки с оркестром и Концерт для двух фортепиано. В 1933—1934 годах по заказу Иды Рубинштейн совместно с Андре Жидом Стравинский пишет мелодраму «Персефона». Тогда же он окончательно решает принять французское гражданство и пишет автобиографическую книгу «Хроника моей жизни».

С 1936 года Стравинский периодически посещает с гастролями США, во время которых укрепляются его творческие связи с этой страной. В 1937 году в Метрополитен-опера был поставлен балет «Игра в карты», год спустя — исполнен концерт «Дамбартон-Окс», Стравинского приглашают прочитать курс лекций в Гарвардском университете. Наконец, в связи с начавшейся войной, Стравинский решает переехать в США. Композитор поселяется сначала в Сан-Франциско, а затем в Лос-Анджелесе. Произведения этого периода — опера «Похождения повесы» (1951) — ставшая апофеозом неоклассического периода, балеты «Орфей» (1948), Симфония in C (1940) и Симфония в трёх частях (1945), Эбони-концерт для кларнета и джаз ансамбля (1945, посвящён Бенни Гудмену), а также множество других сочинений.

В январе 1944 г. в связи с исполнением необычной аранжировки гимна США в Бостоне местная полиция предупредила Стравинского, что существует ответственность в виде штрафа за искажение гимна.[6][7][8] В связи с этим появился миф, что Стравинский был арестован за искажение гимна.

С начала 1950-х годов Стравинский начинает использовать в своих сочинениях серийный принцип. Переходом стало сочинение Кантаты на стихи английских анонимов, в которой со всей очевидностью обозначилась тенденция тотальной полифонизации музыки, к которой Стравинский тяготел всегда. Первым серийным сочинением стал Септет (1953). Полностью серийным сочинением, в котором Стравинский совершенно отказался от тональности, как таковой, стали Threni (Плач пророка Иеремии; 1958). Произведение, в котором серийный принцип абсолютен, — это «Движения» для фортепиано с оркестром (1959). Итоговое музыкальное произведение серийного периода — Вариации памяти Олдоса Хаксли для оркестра.

Апофеозом всего творчества Стравинского является Requiem Canticles («Заупокойные песнопения», Реквием) для контральто и баса соло, хора и оркестра (1966): «… „Заупокойные песнопения“ завершили всю мою творческую картину…», «…Реквием в моём возрасте слишком задевает за живое…», «…сочиняю шедевр своих последних лет» — И.Стравинский.

Стравинский очень активно гастролировал в Европе и мире как дирижёр и пианист. Осенью 1962 года впервые после долгого перерыва он приезжает с концертами в СССР, где дирижирует в Москве и Ленинграде. Последнее завершённое его произведение — обработка для камерного оркестра двух духовных песен Гуго Вольфа (1968), но он ещё успеет задумать и начать оркестровку четырёх прелюдий и фуг из ХТК И. С. Баха (1968—1970), а также начнёт вынашивать замысел, и представит себе эскизы фортепианного сольного произведения, которых называл — инвенции, этюды, соната (которую образовывали эти инвенции и этюды).

Умер 6 апреля 1971 года, похоронен на кладбище Сан-Микеле в Венеции (Италия), на так называемой «русской» его части, вместе со своей женой Верой, недалеко от могилы Сергея Дягилева.

В честь Стравинского назван кратер на Меркурии и музыкальная школа в Ораниенбауме. Также существует Фонтан Стравинского на одноименной площади перед Центром Жоржа Помпиду в Париже, Франция.

Морис Равель

Жозеф Морис Равель (7 марта 1875 — 28 декабря 1937) — французский композитор-импрессионист, дирижер, один из реформаторов музыки XX века.

Морис Равель родился 7 марта 1875 года в городе Сибур на юге Франции (ныне департамент Атлантические Пиренеи). В 1882 году начал заниматься фортепиано у Анри Гиза, с 1887 года занимался гармонией у Шарля Рене. Город Сибур находился на самой границе с Испанией, где в это время служил его отец инженер-путеец, страстный любитель музыки, прививший эту любовь своему сыну.

В 1889 году Равель поступил в Парижскую консерваторию, которую закончил по классу фортепиано. Молодому музыканту очень много помогал его учитель Шарль де Берио, известный пианист того времени. Однако интерес к импровизации, созданию композиции появился у Равеля после знакомства с творчеством «подпольного» родоначальника музыкального импрессионизма и просто экстравагантного композитора Эрика Сати, а также личной встречи с другим композитором и пианистом Рикардо Виньесом. Именно после этого у Мориса появилась страсть к сочинительству. Спустя двадцать и тридцать лет, несмотря на сложные личные отношения, Равель неоднократно подчеркивал, сколь многим в своем творчестве он обязан Сати и называл его не иначе, как своим «Предтечей» (или Прекурсором).

На последнем году обучения он попал в класс к крупному французскому композитору Габриэлю Форе. По его инициативе Равель сочинил цикл произведений на испанские мелодии — «Хабанеру», «Павана на смерть инфанты», «Античный менуэт». После окончания консерватории за период 1900-1914 гг он пишет множество сочинений.

Когда слушаешь музыку этого композитора, то создается впечатление, будто наблюдаешь за работой художника создающего свое полотно. Однако, как и у большинства новаторов, творчество Мориса Равеля некоторое время не было признано в профессиональных академических кругах. Так, Морис Равель целых три раза подряд участвовал в конкурсе на получение Римской Премии: в 1901, 1902 и 1903 году. Первый раз он проиграл состязание Андре Капле (получив так называемую «Малую римскую премию»), второй раз — ученику профессора Шарля Леневе со знаменитым композиторским именем Эме Кунцу, и наконец, в третий раз его затмевает великий композитор по имени Рауль Лапарра, также ученик Леневе… В 1904 году Равель уже сознательно воздерживается от участия в конкурсе, чтобы собраться с силами для последней попытки. Это был последний возможный для него год, поскольку в дальнейшем он уже не мог претендовать на соискание премии ввиду того, что приближался к установленному для участников конкурса предельному возрасту — тридцати годам. Наконец, в 1905 году Морис Равель, уже широко исполняемый и известный в Париже музыкант-новатор (по совету симпатизировавшего ему Габриэля Форе) в последний раз просит допустить его к участию в конкурсе.
И вот, в результате этого, четвертого и последнего выдвижения разразилось так называемое «скандальное дело Равеля», немало укрепившее славу молодого музыканта и одновременно, покрывшее исторической позолотой французских академиков от музыки… В ответ на свою заявку Морис Равель получает уклончивый официальный отказ в допущении к конкурсу с формальной ссылкой на возрастные ограничения (которые к тому моменту еще не наступили). Таким образом, Морис Равель не смог поставить свой возрастной рекорд получения Римской Премии (и стать «самым старым» лауреатом, в противовес члену жюри и самому молодому лауреату Эмилю Паладилю). Равель не стал самым старшим (или старым) лауреатом Римской Премии. Однако истинная причина недопущения его к конкурсу лежала, разумеется, не в возрасте, а в раздражении членов жюри его «разрушительной, антимузыкальной» деятельностью, вернее говоря, импрессионистской эстетикой его ярких произведений, к тому времени уже пользовавшихся известностью (к примеру, уже много раз была исполнена его знаменитая «Игра воды»).[1] Комментируя решение жюри, маститый академик Эмиль Паладиль ворчал: «Мсье Равель волен считать нас бездарными рутинерами, но пусть не думает, что нас можно принимать за дураков…» Это решение Музыкального совета Академии искусств, в состав которого входили композиторы Ксавье Леру, Жюль Массне, Эмиль Паладиль, Эрнест Рейер, Шарль Леневе и директор консерватории Теодор Дюбуа, вызвало целую бурю негодования и протестов как среди музыкантов, так и около-музыкальной печати. Скандал приобрел особенно острый, «антикоррупционный» характер, когда кроме всего прочего выяснилось, что абсолютно все кандидаты на Большую Римскую Премию, допущенные к конкурсу 1905 года — являлись учениками одного и того же профессора — Шарля Леневе.

«Беспрецедентный цинизм жюри!», «Позорное решение пристрастных судей!» — примерно под такими заголовками большинство парижских газет напечатало возмущенные отклики композиторов, писателей, художников и просто любителей музыки. Сам Равель, впрочем, воспринял решение академиков внешне спокойно и почти не высказывался по этому поводу. Но известный музыкальный критик Жан Марнольд, все симпатии которого находились в сфере постепенно набирающего силу импрессионизма, выступил с разгромной статьей, кончавшейся следующей гневной тирадой:

Набор трех фамилий, названных Жаном Марнольдом по существу не был случайным, но представлял собой собрание трех символов: «Академия, Консерватория и Профессура» — вечно противостоящих всему новому и живому в искусстве. Скандал получил настолько широкий общественный резонанс, что содействовал не только резкому повышению авторитета и популярности самого Мориса Равеля, но и некоторому обновлению музыкальной жизни Парижа. В результате — многолетний директор консерватории, консерватор и ретроград Теодор Дюбуа был вынужден уйти со своего поста. На его место был назначен Габриэль Форе. Этим было положено начало нового времени в парижской консерватории, несколько освежившей затхлую атмосферу этого учреждения и одновременно встряхнувшей музыкальную жизнь Парижа.

Весной 1905 года, после «скандального дела Равеля» в жизни композитора прошла строгая черта. Равель окончательно порвал с консерваторией и академическими кругами. Не допущенный к конкурсу, он, тем не менее, вышел победителем в глазах всего музыкального и интеллектуального общества. К нему приковано всеобщее внимание, его известность возрастает буквально с каждым днем, его сочинения издаются нарасхват, исполняются в концертах, о нем говорят и спорят. Впервые Равель становится вторым лидером музыкального импрессионизма и выходит на одну высоту с Клодом Дебюсси, композитором, которого он прежде всегда уважал.

В первый же месяц войны с Германией Морис Равель попал в число мобилизуемых в действующую армию. Однако, несмотря на хорошее состояние здоровья, медицинская комиссия не приняла его ни в один род войск. Причиной тому был слишком маленький рост Равеля, не подходивший ни под один из армейских стандартов, и, как следствие, явно недостаточный для солдата вес тела. В течение трех месяцев Равель, используя все свои связи, упорно добивался, чтобы его все же приняли в действующую армию. В конце концов, в октябре 1914 года он добился своего и был принят добровольцем в автомобильный дивизион, где и прослужил шофером грузовика чуть более трех лет, сначала при инфантерии, а потом при авиационном полку. В начале 1918 года, совершенно подорвав на службе свое здоровье, он был комиссован по болезни. Патриотический порыв Равеля уже после войны не раз служил предметом для ехидных подтруниваний его вечного «учителя» и соперника, Эрика Сати, поскольку оба они, и Равель, и Сати относились к государству чрезвычайно недоверчиво и скептически.

После войны в музыке Равеля стало преобладать эмоциональное начало. Поэтому от сочинения опер он переходит к созданию инструментальных пьес и пишет сюиту «Гробница Куперена». Примерно в это же время Морис Равель знакомится со знаменитым русским продюсером и постановщиком С. Дягилевым, ставящим в Париже «Русские сезоны». Специально по его заказу ставится балет на музыку Равеля «Дафнис и Хлоя», в главной партии — В. Нижинский — великий русский танцовщик. Затем будет поставлен еще один балет, «Вальс». Сочинение после премьеры стало использоваться как отдельное произведение. Наступает время рассвета славы Мориса Равеля.

Однако популярность и известность гнетут композитора, и он переезжает из Парижа в местечко Монфор-Ламори, что в принципе не означает отказ от дальнейшей музыкальной деятельности.

Равель много гастролирует: выступает с турами в Италии, Голландии и Англии. И всюду его встречал восторженный прием благодарных почитателей. По заказу русского дирижера С. Кусевицкого Равель выполняет оркестровку «Картинок с выставки» М. П. Мусоргского. Все это происходит во время работы Мориса над самым известным его произведением «Болеро». В нем композитор пытался соединить классические традиции с ритмами испанской музыки. Замысел этого произведения принадлежит знаменитой балерине Иде Рубинштейн.

Сорасположенность частей, их строгая последовательность в развитии главной темы позволили передать танцевальную стихию испанской музыки. Знаменитая русская балерина Анна Павлова включила «Болеро» в свой репертуар. В 1925 году М. Равель завершил работу над новаторским произведением «Дитя и чудеса (волшебство)». Оно было названо оперой-балетом. Наряду с традиционными инструментами впервые прозвучал, при исполнении этого произведения, инструмент композитора — элиофон, искусно имитирующий порывы ветра.

В 1932 году Равель вновь совершает турне по Европе вместе с выдающейся пианисткой Маргаритой Лонг. В это же время он начинает работы над новым произведением — балетом «Жанна д’Арк». Однако попадает в автомобильную катастрофу, и работа прекращается. Начиная с 1933 года Равель страдал от серьезного неврологического заболевания, ставшего, возможно, последствием черепно-мозговой травмы, которую он получил в автокатастрофе. Последним произведением тяжело больного композитора были «Три песни» к первому звуковому фильму «Дон Кихот». Они были написаны для русского певца Ф. И. Шаляпина.
Композитор умер 28 декабря 1937 года в Париже после неудачно проведенной операции на головном мозге, предпринятой с целью лечения афазии. Похоронен на кладбище парижского пригорода Леваллуа-Перре.

Государственная академическая симфоническая капелла России

Государственная академическая симфоническая капелла России – уникальный коллектив, насчитывающий свыше 200 артистов. Он объединяет хор, оркестр и солистов-вокалистов, которые, существуя в органичном единстве, сохраняют в то же время определенную творческую самостоятельность.

Госкапелла была образована в 1991 году при слиянии Государственного камерного хора СССР под руководством Валерия Полянского и Государственного симфонического оркестра Министерства культуры СССР, возглавляемого Геннадием Рождественским.

Оба коллектива прошли славный творческий путь. Оркестр возник в 1957 году и до 1982 года был оркестром Всесоюзного радио и телевидения, с 1982 года – Государственным симфоническим оркестром Министерства культуры СССР. В разное время им руководили С. Самосуд, Ю. Аранович и М. Шостакович. Камерный хор был создан В. Полянским в 1971 году. С 1980 года коллектив получил новый статус и стал именоваться Государственным камерным хором Министерства культуры СССР.

С хором Валерий Полянский объездил все республики СССР, стал инициатором фестиваля в Полоцке, в котором участвовали Ирина Архипова, Олег Янченко, Ансамбль солистов Большого театра СССР… В 1986 году, по приглашению Святослава Рихтера, Валерий Полянский и его хор представили программу из сочинений П. И. Чайковского на фестивале «Декабрьские вечера», а в 1994 году – «Всенощное бдение» С. В. Рахманинова. В то же время Государственный камерный хор заявил о себе и за рубежом, триумфально выступив с Валерием Полянским на фестивалях «Поющий Вроцлав» (Польша), в Мерано и Сполето (Италия), Измире (Турция), в Нардене (Голландия); памятно участие в знаменитых «Променад-концертах» в Альберт-холле (Великобритания), выступления в исторических соборах Франции – в Бордо, Амьене, Альби.

День рождения Госкапеллы – 27 декабря 1991 года: тогда в Большом зале Консерватории прозвучала кантата Антонина Дворжака «Свадебные рубашки» под управлением Геннадия Рождественского. В 1992 году художественным руководителем и главным дирижером ГАСК России стал Валерий Полянский. Деятельность хора и оркестра Капеллы осуществляется как в совместных выступлениях, так и параллельно. Коллектив и его главный дирижер – желанные гости на лучших площадках Москвы, постоянные участники абонементов Московской филармонии, Московской консерватории и Московского международного Дома музыки, выступали с финалистами международных конкурсов имени Чайковского и имени Рахманинова. Капелла с триумфом гастролировала в США, Англии, Италии, Германии, Нидерландах, в странах Юго-Восточной Азии.

Основу репертуара коллектива составляют кантатно-ораториальные жанры: мессы, оратории, реквиемы всех эпох и стилей — Баха, Генделя, Гайдна, Моцарта, Шуберта, Берлиоза, Листа, Верди, Дворжака, Рахманинова, Регера, Стравинского, Бриттена, Шостаковича, Шнитке, Эшпая. Валерий Полянский постоянно проводит монографические симфонические циклы, посвященные Бетховену, Брамсу, Рахманинову, Малеру и другим великим композиторам.

С Капеллой сотрудничают многие российские и зарубежные исполнители. Особо тесная и многолетняя творческая дружба связывает коллектив с Геннадием Николаевичем Рождественским, который ежегодно представляет с Госкапеллой России свой персональный филармонический абонемент.

За последние годы у коллектива выработалась своя схема в построении сезона. Его крайние точки посвящены выступлениям в малых городах. С 2009 года в Тарусе Капелла проводит фестиваль «Сентябрьские вечера» (совместно с фондом Святослава Рихтера), знакомит с шедеврами симфонической и хоровой музыки жителей Торжка, Твери, Калуги. В 2011 году прибавился Елец, где триумфально прошла мировая премьера оперы Александра Чайковского «Легенда о граде Ельце, Деве Марии и Тамерлане» в постановке режиссера Георгия Исаакяна. «Не надо много слов о патриотизме, – сформулировал свою позицию В. Полянский, – молодежь просто должна слышать эту музыку, внушающую любовь к родине. Преступление, что есть города, где люди никогда не слышали живой симфонический оркестр, не видели оперных постановок. Мы стараемся исправить эту несправедливость».

В репертуарной политике Госкапеллы находят отражение и важнейшие даты мировой истории. К 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года состоялось концертное исполнение оперы «Война и мир» Прокофьева (в Торжке и Калуге), к 400-летию династии Романовых была приурочена мировая премьера оратории «Государево дело» А. Чайковского (2013, Липецк, Москва), а на Новой сцене Большого театра России прозвучала «Жизнь за царя» М. Глинки.

Знаковым событием 2014 года стало концертное исполнение Госкапеллой редко звучащей оперы «Семен Котко» Прокофьева, которое состоялось на Новой сцене Большого театра и в Центральном академическом театре Российской армии и было приурочено к 100-летию начала Первой мировой войны. На этих же площадках коллектив отметил 70-летие Великой Победы исполнением оперы К. Молчанова «А зори здесь тихие».

Интенсивно протекает гастрольная деятельность Госкапеллы. Высочайшему исполнительскому мастерству оркестра аплодировала британская публика во время осеннего турне 2014 года. «Есть дирижеры, считающие Пятую симфонию Чайковского слишком известной и исполняющие ее как на автопилоте, но Полянский и его оркестр были просто великолепны. Музыка Чайковского, конечно, вошла в плоть и кровь этого коллектива; Полянский сыграл этот бессмертный шедевр так, как, уверен, его хотел бы слышать сам Чайковский», – отмечал британский критик и композитор Роберт Мэтью-Уокер.

В 2015 году с триумфом прошли концерты коллектива в США, Белоруссии (фестиваль духовной музыки «Могутны Божа») и Японии, где публика по достоинству оценила интерпретации В. Полянским трех последних симфоний Чайковского.