Госоркестр имени Е.Ф.Светланова, Владимир Юровский, Рудольф Бухбиндер
Каталог концертов

Госоркестр имени Е.Ф.Светланова, Владимир Юровский, Рудольф Бухбиндер

Год выхода:
2016
Страна производитель:
Россия
Длительность:
136 мин.

Владимир Юровский об Александре Вустине:

«Музыку Александра Вустина я знаю и изучаю уже давно. Его положение в современной музыкальной жизни особое. О нём с восхищением говорят и музыканты, и музыковеды, и критики и коллеги-композиторы. Он открыт самым разным течениям, но при этом неизменно сохраняет собственное лицо. Для меня его творчество находится на стыке российских и европейских традиций […]

Сейчас публика филармоническая и публика, интересующаяся современной музыкой академического толка, к сожалению, пересекаются достаточно редко. Велика ещё настороженность, которую питают и слушатели, и исполнители по отношению к новым произведениям. Присутствие в одной программе давно признанных шедевров и буквально только что созданных выдающихся опусов как раз и призвано помочь решить эту насущную задачу. Госоркестр берёт на себя задачу целенаправленно пропагандировать творчество одного из современных композиторов, причём композитора такого значения, что играть его музыку для нас будет честью и радостью».

Рудольф Бухбиндер

Австрийский пианист и дирижер Рудольф Бухбиндер имеет репутацию одного из выдающихся музыкантов современности. Более полвека он широко востребован во всем мире, сотрудничает с лучшими оркестрами и дирижерами. В декабре 2016 года артист отмечает свое 70-летие. В честь этого события пройдут его выступления на таких престижных концертных площадках, как Карнеги-холл в Нью-Йорке, Сантори-холл в Токио, Венский Музикферайн и Берлинская филармония. Среди наиболее значительных мероприятий юбилейного года – гастроли с Дрезденской государственной капеллой и Венским филармоническим оркестром под управлением Зубина Меты и Франца Вельзер-Мёста, концерты с Берлинским филармоническим оркестром под управлением Кристиана Тилеманна. В Венском Музикферайне произойдет чествование юбиляра. По приглашению Мариса Янсонса, Рудольф Бухбиндер станет «артистом в резиденции» Симфонического оркестра Баварского радио.

Основу колоссального репертуара Рудольфа Бухбиндера, включающего музыку от Баха до наших дней, составляют произведения венских классиков и композиторов-романтиков. Музыкант записал более 100 компакт-дисков, многие из которых удостоены различных премий. Его трактовки сочинений Бетховена задали новые стандарты в исполнительском искусстве. Исполнением цикла 32 бетховенских сонат он внес свой вклад в историю исполнения этих произведений на несколько десятилетий вперед.

На сегодняшний день Бухбиндер сыграл цикл более 50 раз, в том числе в Берлине, Буэнос-Айресе, Дрездене, Милане, Пекине, Санкт-Петербурге и Цюрихе, а также четырежды повторил его в Вене и Мюнхене. В 2014 году пианист представил полное собрание бетховенских сонат на Зальцбургском фестивале — впервые в истории форума. Все семь концертов были засняты на видео фирмой Unitel. В 2015 году артист исполнил полный цикл сонат Бетховена на Эдинбургском фестивале.

В числе последних работ Бухбиндера в области звукозаписи – альбом с фортепианными концертами Моцарта, которые артист исполняет с Дрезденской государственной капеллой, причем одновременно как пианист и дирижер. Осенью 2016 года выходит аудио- и видеозапись фортепианных концертов Брамса с Венским филармоническим оркестром под управлением Зубина Меты.

Интерпретации Бухбиндера основаны на скрупулезном исследовании первоисточников. Страстный коллекционер исторических публикаций, он собрал 39 полных изданий фортепианных сонат Бетховена, обширную коллекцию первых изданий и авторских оригиналов, автографы фортепианных партий обоих концертов для фортепиано с оркестром Брамса и копии их авторских партитур.

Рудольф Бухбиндер — основатель (в 2007 году) и художественный руководитель музыкального фестиваля в Граффенеге, который под его руководством стал одним из ведущих оркестровых фестивалей в Европе. Он также является автором нескольких книг.: автобиографии «DaCapo» (2008) и «MeinBeethoven — LebenmitdemMeister» («Мой Бетховен — жизнь с мастером»).

Не так давно Бухбиндер заметил: «Никто не знает, куда его приведет карьера. Я был бы рад к концу жизни достичь вершины как пианист. Но в таком случае я, к сожалению, никогда не узнаю, как моя карьера могла бы продолжиться».

Владимир Юровский

Родился в 1972 г. в Москве. Представитель российской музыкальной династии: сын дирижера Михаила Юровского, внук композитора Владимира Юровского, правнук дирижера Давида Блока (создателя Государственного симфонического оркестра кинематографии).

Музыкальное образование получил в Академическом музыкальном училище при Московской консерватории, Дрезденской Высшей школе музыки им. К. М. фон Вебера и Берлинской Высшей школе музыки им. Г. Эйслера.

Дирижированию обучался у своего отца, затем у Александра фон Брюка, Рольфа Ройтера и сэра Колина Дэвиса, был ассистентом Геннадия Рождественского. В 1995 г. с триумфом дебютировал на международной сцене — в рамках оперного фестиваля в Уэксфорде (опера «Майская ночь» Римского-Корсакова). В дальнейшем сотрудничал с крупнейшими театрами, в их числе: Ковент-Гарден (Лондон), Опера Бастий (Париж), Метрополитен-опера (Нью-Йорк), Комише Опер (Берлин), «Ла Фениче» (Венеция), «Ла Скала» (Милан) и Большой театр России. Выступал с ведущими симфоническими коллективами: филармоническими оркестрами Берлина, Вены и Нью-Йорка, Филадельфийским, Кливлендским, Чикагским и Бостонским симфоническими оркестрами, Государственной капеллой Дрездена, оркестрами Гевандхауса, Консертгебау и Баварского радио и многими другими. В 2001—2013 гг. — музыкальный руководитель оперного фестиваля в Глайндборне. В 2005—2009 гг. — главный приглашенный дирижер Российского национального оркестра. С 2007 г. — главный дирижер Лондонского филармонического оркестра и один из трех постоянных дирижеров Оркестра Эпохи Просвещения (наряду с сэром Саймоном Рэттлом и Иваном Фишером). С 2009 г. сотрудничает с Камерным оркестром Европы.

С 2011 г. — художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова. Выступал с коллективом на фестивалях «Площадь искусств» (Санкт-Петербург) и «Другое пространство» (Москва), на III симфоническом форуме России (Екатеринбург), в концертах, посвященных памяти Е. Светланова и 100-летию начала Первой мировой войны, в симфонических собраниях для студентов Московского университета и Российской академии музыки им. Гнесиных, в городах России и Германии; осуществил мировые премьеры оперы «Король Лир» С. Слонимского, «Песни Лукерьи» А. Вустина и «Наваждения» С. Прокофьева в оркестровке Г. Гладкова, а также российские премьеры Симфонии № 3 В. Сильвестрова, «Гейлигенштадтского завещания Бетховена» Р. Щедрина, Симфоний № 5 и 9 Л. ван Бетховена в редакции Г. Малера, оперы «Прометей» К. Орфа, мюзикла «Обыкновенное чудо» Г. Гладкова в редакции для солистов, хора и симфонического оркестра и полной версии «Предварительного действа» А. Скрябина — А. Немтина. По инициативе дирижера в 2012 г. была возрождена традиция посвящения в студенты первокурсников Академического музыкального колледжа при Московской консерватории (в Музее-заповеднике П. Чайковского в Клину). В 2016 г. в Концертном зале им. П. И. Чайковского в четвертый раз прошел ежегодный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает».

Юровский осуществил музыкальное руководство постановками опер «Дон Жуан» и «Волшебная флейта» Моцарта, «Тристан и Изольда», «Нюрнбергские майстерзингеры» и «Парсифаль» Вагнера, «Отелло», «Фальстаф» и «Макбет» Верди, «Борис Годунов» Мусоргского, «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» Чайковского, «Ариадна на Наксосе» и «Женщина без тени» Р. Штрауса, «Приключения лисички-плутовки» Яначека, «Похождения повесы» Стравинского, «Моисей и Аарон» Шёнберга, «Воццек» Берга, «Огненный ангел» Прокофьева, Vita Nuova В. Мартынова и других.

Дискография Юровского включает записи симфоний Бетховена, Брамса, Чайковского, Малера, Шостаковича, Шнитке, симфонических произведений Гайдна, Вагнера, Р. Штрауса, Рахманинова, Равеля, Холста, Онеггера, Бриттена, Дж. Андерсона, опер Хумпердинка, Россини, Мейербера, Массне, Пуччини, Рахманинова, Прокофьева, А. Семёнова.

В 2000 г. Юровский стал обладателем «Abbiati Prize» как «лучший дирижер года», в 2015 г. – «BBC Music Magazine Award» за запись оперы «Нюрнбергские майстерзингеры» Вагнера; в 2007 г. отмечен Королевским филармоническим обществом Великобритании как «дирижер года», в 2012 и 2014 гг. назван российской газетой «Музыкальное обозрение» «персоной года», в 2013 г. номинирован на премию Grammy. Критика отмечает масштабность творческих замыслов и отточенность интерпретаций музыканта, просветительскую направленность его деятельности. В 2016 г. Юровский удостоен званий почетного доктора Королевского колледжа музыки (Лондон) и почетного профессора Московского государственного университета.

Дмитрий Шостакович

Дмитрий Шостакович, чье 110-летие музыкальный мир отмечает в 2016 году, – яркий пример художника ХХ столетия, лучшие произведения которого неотделимы от обстоятельств их создания. Говоря об опере «Леди Макбет Мценского уезда», невозможно обойти статью «Сумбур вместо музыки», из-за которой опера не исполнялась долгие годы и возродилась лишь много позже в новой редакции. Говоря о Четвертой симфонии, невозможно не сказать о том, что ее премьера была отменена и состоялась с опозданием на четверть века. Музыкантов, писателей, поэтов, артистов с трагическими судьбами в тоталитарных государствах ХХ века, увы, немало; и все же судьба Шостаковича – на редкость яркий пример старого, как мир конфликта «художник и власть».

По-видимому, Шостакович – автор симфоний «Октябрю» и «Первомайская», балетов на спортивную, заводскую и колхозную тематику – вполне искренне надеялся быть «заодно с правопорядком» в новом государстве, не претендуя на какую бы то ни было оппозиционность. Однако совесть художника говорила ему о том, что методы, которыми государство укрепляет свою мощь и расправляется с неугодными, полностью противоречат лозунгам, начертанных на его знаменах. Так Шостакович стал автором уникальной музыкальной хроники столетия, хотя едва ли оценивал себя подобным образом. Как пишет музыковед Светлана Савенко, «Гениальный дар художника-пророка сочетался у Шостаковича, по-видимому, с полным отсутствием каких-либо притязаний на подобное предназначение… можно предположить, что творческий гений приносил ему не только радости, но и мучения. Не исключено даже, что как человек он порой страдал оттого, что не мог изменить своему дару – а изменить ему он действительно не был способен, дар был сильнее его человеческой сущности».

Сегодня, хотим мы того или нет, сочинения Шостаковича воспринимаются нами как хроника столетия, в первую очередь его симфонии: Четвертая и Пятая – Большой террор, Седьмая и Восьмая – Великая Отечественная, Девятая – Победа и связанные с ней надежды на либерализацию, Десятая – смерть Сталина, Тринадцатая – оттепель, Четырнадцатая – застой… Между тем, в последние годы всё сильнее тенденция освободить произведения Шостаковича от привычных внемузыкальных смыслов, интерпретировать их как чистую музыку. Вопрос в том, возможно ли это. По мнению Светланы Савенко, музыка Шостаковича «в очень сильной степени воспринимается как речь. Ведь вообще-то уподобление музыки языку, речи – не более чем метафора, поскольку музыка лишена главного свойства речи точных значений-понятий. Однако в отношении творчества Шостаковича эта метафора кажется буквальностью. Его музыка действительно говорит, или, точнее, нам кажется, что она говорит о совершенно определенных вещах. И тот факт, что эти вещи, укорененные в культуре своего времени и места, уже уходят одновременно со сменой поколений, по-видимому, ничего не меняет: будущим слушателям она скажет что-то иное, но, как нам представляется, скажет в любом случае».

Схожую мысль высказывает выдающийся дирижер Дмитрий Китаенко, несколько лет назад записавший полный цикл симфоний Шостаковича: «Почему в них такое количество разных соло? И тромбон, и виолончель, и фагот, и флейта, и кларнет, и контрабас... в стране, где не было открытого слова, где нельзя было говорить, он вложил в каждый инструмент чей-то голос: всё это – люди! Совершенно понятно, почему там или тут звучит кларнет: это голос из далекого города России, откуда-то из глубинки, но здесь он высказывается. Почему в Девятой симфонии фагот рассказывает о трагедии, которая произошла в Хиросиме? Это же написано в 1945 году: такая легкая, веселая симфония, которая искрится юмором, и вдруг появляется этот страшный раздел, где звучат тромбон и соло фагота! А сказать об этом раньше было нельзя. Эти замаскированные, невидимые, но слышимые характеры людей - они в музыке Шостаковича очень слышны».

Говоря от лица стольких безымянных людей, Шостакович не избегал и более прямых высказываний от собственного имени: рядом с пятнадцатью симфониями в его наследии – пятнадцать струнных квартетов. И если симфонии, напрямую адресованные публике, во многом – история страны, то квартеты Шостаковича – история его жизни, личный дневник, разговор с самим собой, автобиография, подлинное Свидетельство. Впрочем, и масштабы иных его квартетов – симфонические, не случайно многие из них исполняются в обработках для камерного оркестра. Пятнадцать квартетов – пятнадцать шедевров: Третий, первая часть которого поражает гениальной красотой и несходством с последующими четырьмя; Двенадцатый, где автор как будто грозит кулаком своим врагам, приговаривая «Уж будьте покойны»; Четвертый, поначалу кажущийся бесконфликтным и завершающийся надрывной еврейской мелодией; не говоря уже про легендарный Восьмой, название которого «Памяти жертв фашизма и войны» было лишь прикрытием для подлинного авторского замысла.

Вот что Шостакович писал об этом своему другу Исааку Гликману: «Дорогой Исаак Давидович... Я вернулся из поездки в Дрезден. Меня там хорошо устроили для создания творческой обстановки. Как я ни пытался выполнить вчерне задания по кинофильму, пока не смог. А вместо этого написал никому не нужный и идейно порочный квартет. Я размышлял о том, что если я когда-нибудь помру, то вряд ли кто напишет произведение, посвященное моей памяти. Поэтому я сам решил написать таковое. Можно было бы на обложке так и написать: «Посвящается памяти автора этого квартета»… Приехавши домой, два раза пытался его сыграть, и опять лил слезы. Но тут уже не только по поводу его псевдотрагедийности, но и по поводу удивления прекрасной цельностью формы. Но, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет и наступит похмелье критического отношения к самому себе». Так даже в контексте, далеком от комического, Шостакович сохранял чувство юмора, наполняющее его музыку в не меньшей степени, нежели чувство исторической и художественной правды.

В репертуаре коллективов и солистов Филармонии Шостакович присутствует постоянно, в нынешнем сезоне приношение его памяти получится особенно масштабным. Первую симфонию Шостаковича и Пять антрактов из оперы «Катерина Измайлова» недавно сыграл Государственный академический симфонический оркестр России под управлением Владимира Юровского, 9 октября в их исполнении прозвучит Восьмая симфония. Десятую симфонию 27 сентября представит Академический симфонический оркестр Московской филармонии под управлением Юрия Симонова. 18 октября Вадим Репин сыграет Первый скрипичный концерт, 16 декабря Павел Милюков исполнит Второй. 7 февраля своей интерпретацией Четвертой симфонии поделится Михаил Плетнев, 16 марта Александр Князев сыграет Второй виолончельный концерт. Двумя сюитами для джаз-оркестра 5 апреля порадует публику Валерий Полянский – и это лишь избранные симфонические концерты. Помимо них, музыка Шостаковича будет постоянно звучать в камерных и фортепианных программах сезона.

Илья Овчинников

Людвиг ван Бетховен

Музыкальная Европа еще была полна слухами о гениальном чудо-ребенке — В. А. Моцарте, когда в Бонне, в семье тенориста придворной капеллы, родился Людвиг ван Бетховен. Крестили его 17 декабря 1770 г., назвав в честь деда, почтенного капельмейстера, выходца из Фландрии. Первые музыкальные знания Бетховен получил от отца и его сослуживцев. Отец хотел, чтобы он стал «вторым Моцартом», и заставлял сына упражняться даже по ночам. Вундеркиндом Бетховен не стал, однако довольно рано обнаружил композиторское дарование.

Большое воздействие на него оказал К. Нефе, обучавший его композиции и игре на органе, — человек передовых эстетических и политических убеждений. Из-за бедности семьи Бетховен был вынужден очень рано поступить на службу: в 13 лет он был зачислен в капеллу как помощник органиста; позднее работал концертмейстером в боннском Национальном театре. В 1787 г. он посетил Вену и познакомился со своим кумиром, Моцартом, который, прослушав импровизацию юноши, сказал: «Обратите на него внимание; он когда-нибудь заставит мир говорить о себе». Стать учеником Моцарта Бетховену не удалось: тяжкая болезнь и смерть матери вынудили его спешно вернуться в Бонн. Там Бетховен обрел моральную поддержку в просвещенной семье Брейнингов и сблизился с университетской средой, разделявшей самые прогрессивные взгляды. Идеи Французской революции были с энтузиазмом встречены боннскими друзьями Бетховена и оказали сильное влияние на формирование его демократических убеждений.

В Бонне Бетховен написал целый ряд крупных и мелких сочинений: 2 кантаты для солистов, хора и оркестра, 3 фортепианных квартета, несколько фортепианных сонат (называемых ныне сонатинами). Следует отметить, что известные всем начинающим пианистам сонатины соль и фа мажор Бетховену, по мнению исследователей, не принадлежат, а только приписываются, зато другая, подлинно бетховенская Сонатина фа мажор, обнаруженная и опубликованная в 1909 г., остается как бы в тени и никем не играется. Большую часть боннского творчества составляют также вариации и песни, предназначенные для любительского музицирования. Среди них — всем знакомая песня «Сурок», трогательная «Элегия на смерть пуделя», бунтарски—плакатная «Свободный человек», мечтательная «Вздох нелюбимого и счастливая любовь», содержащая прообраз будущей темы радости из Девятой симфонии, «Жертвенная песня», которую Бетховен настолько любил, что возвращался к ней 5 раз (посл. ред. — 1824 г.). Несмотря на свежесть и яркость юношеских сочинений, Бетховен понимал, что ему необходимо серьезно учиться. В ноябре 1792 г. он окончательно покинул Бонн и переехал в Вену — крупнейший музыкальный центр Европы. Здесь он занимался контрапунктом и композицией у И. Гайдна, И. Шенка, И. Альбрехтсбергера и А. Сальери. Хотя ученик отличался строптивостью, учился он ревностно и впоследствии с благодарностью отзывался о всех своих учителях. Одновременно Бетховен начал выступать как пианист и вскоре завоевал славу непревзойденного импровизатора и ярчайшего виртуоза. В первой и последней своей длительной гастрольной поездке (1796) он покорил публику Праги, Берлина, Дрездена, Братиславы. Покровительство молодому виртуозу оказывали многие знатные любители музыки — К. Лихновский, Ф. Лобковиц, Ф. Кинский, русский посол А. Разумовский и другие, в их салонах впервые звучали бетховенские сонаты, трио, квартеты, а впоследствии даже симфонии. Их имена можно обнаружить в посвящениях многих произведений композитора. Однако манера Бетховена держаться со своими покровителями была почти неслыханной для того времени. Гордый и независимый, он никому не прощал попыток унизить свое достоинство. Известны легендарные слова, брошенные композитором оскорбившему его меценату: «Князей было и будет тысячи, Бетховен же только один». Из многочисленных аристократок — учениц Бетховена — его постоянными друзьями и пропагандистами его музыки стали Эртман, сестры Т. и Ж. Брунс, М. Эрдеди. Не любивший преподавать, Бетховен все же был учителем К. Черни и Ф. Риса по фортепиано (оба они завоевали впоследствии европейскую славу) и эрцгерцога Австрии Рудольфа по композиции.

В первое венское десятилетие Бетховен писал преимущественно фортепианную и камерную музыку. В 1792-1802 гг. были созданы 3 фортепианных концерта и 2 десятка сонат. Из них только Соната № 8 («Патетическая») имеет авторское название. Сонату № 14, носящую подзаголовок соната-фантазия, назвал «Лунной» поэт-романтик Л. Рельштаб. Устойчивые наименования укрепились также за сонатами № 12 («С Траурным маршем»), № 17 («С речитативами») и более поздними: № 21 («Аврора») и № 23 («Аппассионата»). К первому венскому периоду относятся, помимо фортепианных, 9 (из 10) скрипичных сонат (в том числе № 5 — «Весенняя», № 9 — «Крейцерова»; оба названия также неавторские); 2 виолончельные сонаты, 6 струнных квартетов, ряд ансамблей для различных инструментов (в том числе жизнерадостно-галантный Септет). С началом XIX в. начался и Бетховен как симфонист: в 1800 г. он закончил свою Первую симфонию, а в 1802 — Вторую. В это же время была написана его единственная оратория «Христос на Масличной горе». Появившиеся в 1797 г. первые признаки неизлечимой болезни — прогрессирующей глухоты и осознание безнадежности всех попыток лечения недуга привело Бетховена к душевному кризису 1802 г., который отразился в знаменитом документе — «Гейлигенштадтском завещании». Выходом из кризиса стало творчество: «...Недоставало немногого, чтобы я покончил с собой», — писал композитор. — «Только оно, искусство, оно меня удержало». 1802—12 гг. — время блестящего расцвета гения Бетховена. Глубоко выстраданные им идеи преодоления страдания силой духа и победы света над мраком после ожесточенной борьбы оказались созвучными основным идеям Французской революции и освободительных движений начала XIX в. Эти идеи воплотились в Третьей («Героической») и Пятой симфониях, в тираноборческой опере «Фиделио», в музыке к трагедии И. В. Гете «Эгмонт» в Сонате № 23 («Аппассионате»). Композитора вдохновляли также философские и этические идеи эпохи Просвещения, воспринятые им в юности. Мир природы предстает полным динамичной гармонии в Шестой («Пасторальной») симфонии, в Скрипичном концерте, в фортепианной (№ 21) и скрипичной (№ 10) сонатах. Народные или близкие к народным мелодии звучат в Седьмой симфонии и в квартетах №№ 7-9 (так называемых «русских» — они посвящены А. Разумовскому; Квартет №8 содержит 2 мелодии русских народных песен: использованную много позднее также и Н. Римским-Корсаковым «Славу» и «Ах, талан ли мой, талан»). Мощным оптимизмом полна Четвертая симфония, юмором и слегка иронической ностальгией по временам Гайдна и Моцарта пронизана Восьмая. Эпически и монументально трактуется виртуозный жанр в Четвертом и Пятом фортепианных концертах, а также в Тройном концерте для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром. Во всех этих произведениях нашел самое полное и окончательное воплощение стиль венского классицизма с его жизнеутверждающей верой в разум, добро и справедливость, выраженной на концепционном уровне как движение «через страдание — к радости» (из письма Бетховена к М. Эрдеди), а на композиционном — как равновесие между единством и многообразием и соблюдение строгих пропорций при самых крупных масштабах сочинения.

1812-15 гг. — переломные в политической и духовной жизни Европы. За периодом наполеоновских войн и подъемом освободительного движения последовал Венский конгресс (1814-15), после которого во внутренней и внешней политике европейских стран усилились реакционно—монархические тенденции. Стиль героического классицизма, выражавший дух революционного обновления конца XVIII в. и патриотические настроения начала XIX в., должен был неминуемо или превратиться в помпезно-официозное искусство, или уступить место романтизму, который стал ведущим направлением в литературе и успел заявить о себе в музыке (Ф. Шуберт). Эти сложные духовные проблемы пришлось решать и Бетховену. Он отдал дань победному ликованию, создав эффектную симфоническую фантазию «Битва при Виттории» и кантату «Счастливое мгновение», премьеры которых были приурочены к Венскому конгрессу и принесли Бетховену неслыханный успех. Однако в других сочинениях 1813—17 гг. отразились настойчивые и порой мучительные поиски новых путей. В это время были написаны виолончельные (№№ 4, 5) и фортепианные (№№ 27, 28) сонаты, несколько десятков обработок песен разных народов для голоса с ансамблем, первый в истории жанра вокальный цикл «К далекой возлюбленной» (1815). Стиль этих сочинений — как бы экспериментальный, со множеством гениальных находок, однако не всегда столь же цельный, как в период «революционного классицизма».

Последнее десятилетие жизни Бетховена было омрачено как общей гнетущей политической и духовной атмосферой в меттерниховской Австрии, так и личными невзгодами и потрясениями. Глухота композитора стала полной; с 1818 г. он был вынужден пользоваться «разговорными тетрадями», в которых собеседники писали обращенные к нему вопросы. Потеряв надежду на личное счастье (имя «бессмертной возлюбленной», к которой обращено прощальное письмо Бетховена от 6-7 июля 1812 г., остается неизвестным; одни исследователи считают ею Ж. Брунсвик-Дейм, другие — А. Брентано), Бетховен принял на себя заботы по воспитанию племянника Карла, сына умершего в 1815 г. младшего брата. Это привело к долголетней (1815-20) судебной тяжбе с матерью мальчика о правах на единоличное опекунство. Способный, но легкомысленный племянник доставлял. Бетховену много огорчений. Контраст между печальными, а порою и трагическими жизненными обстоятельствами и идеальной красотой создаваемых произведений — проявление того духовного подвига, который сделал Бетховена одним из героев европейской культуры Нового времени.

Творчество 1817-26 гг. ознаменовало новый взлет гения Бетховена и одновременно стало эпилогом эпохи музыкального классицизма. До последних дней сохранив верность классическим идеалам, композитор нашел новые формы и средства их воплощения, граничащие с романтическими, но не переходящие в них. Поздний стиль Бетховена — уникальный эстетический феномен. Центральная для Бетховена идея диалектической взаимосвязи контрастов, борьбы света и мрака обретает в позднем творчестве подчеркнуто философское звучание. Победа над страданием дается уже не через героическое действие, а через движение духа и мысли. Великий мастер сонатной формы, в которой прежде развивались драматические конфликты, Бетховен в поздних сочинениях нередко обращается к форме фуги, наиболее подходящей для воплощения постепенного становления обобщенной философской идеи. 5 последних фортепианных сонат (№№ 28-32) и 5 последних квартетов (№№ 12-16) отличаются особо сложным и утонченным музыкальным языком, требующим от исполнителей величайшей искусности, а от слушателей — проникновенного восприятия. 33 вариации на вальс Диабелли и Багатели ор. 126 также являются подлинными шедеврами, несмотря на различие в масштабах. Позднее творчество Бетховена долгое время вызывало споры. Из современников лишь немногие смогли понять и оценить его последние сочинения. Одним из таких людей стал H. Голицын, по заказу которого написаны и которому посвящены квартеты №№ 12, 13 и 15. Ему же посвящена увертюра «Освящение дома» (1822).

В 1823 г. Бетховен закончил «Торжественную мессу», которую сам считал своим величайшим произведением. Эта месса, рассчитанная скорее на концертное, чем на культовое исполнение, стала одним из этапных явлений в немецкой ораториальной традиции (Г. Шютц, И. С. Бах, Г. Ф. Гендель, В. А. Моцарт, И. Гайдн). Первая месса (1807) не уступала мессам Гайдна и Моцарта, однако не стала новым словом в истории жанра, как «Торжественная», в которой претворилось все мастерство Бетховена—симфониста и драматурга. Обратившись к каноническому латинскому тексту, Бетховен выделил в нем идею самопожертвования во имя счастья людей и внес в финальную мольбу о мире страстный пафос отрицания войны как величайшего зла. При содействии Голицына «Торжественная месса» впервые была исполнена 7 апреля 1824 г. в Петербурге. Месяцем позже в Вене состоялся последний бенефисный концерт Бетховена, в котором, помимо частей из мессы, прозвучала его итоговая, Девятая симфония с заключительным хором на слова «Оды к радости» Ф. Шиллера. Идея преодоления страдания и торжества света последовательно проведена через всю симфонию и с предельной ясностью выражена в конце благодаря введению поэтического текста, который Бетховен еще в Бонне мечтал положить на музыку. Девятая симфония с ее финальным призывом — «Обнимитесь, миллионы!» — стала идейным завещанием Бетховена человечеству и оказала сильнейшее воздействие на симфонизм XIX и XX вв. Традиции Бетховена восприняли и так или иначе продолжили Г. Берлиоз, Ф. Лист, И. Брамс, А. Брукнер, Г. Малер, С Прокофьев, Д. Шостакович. Как своего учителя чтили Бетховена и композиторы нововенской школы — «отец додекафонии» А. Шёнберг, страстный гуманист А. Берг, новатор и лирик А. Веберн. В декабре 1911 г. Веберн писал Бергу: «Мало вещей столь чудесных, как праздник Рождества. ... Не так ли надо праздновать и день рождения Бетховена?» Немало музыкантов и любителей музыки согласились бы с этим предложением, потому что для тысяч (а может, и миллионов) людей Бетховен остается не только одним из величайших гениев всех времен и народов, но и олицетворением немеркнущего этического идеала, вдохновителем угнетенных, утешителем страждущих, верным другом в скорби и радости.

Л. Кириллина

Александр Вустин

Александр Вустин (1943) закончил Московскую консерваторию им. П.И. Чайковского по классу композиции В. Фере. В 1969-1974 работал музыкальным редактором на Всесоюзном радио, с 1974 — в Издательском доме «Композитор». Музыкальный язык Вустина развивает идеи 12-тоновости. Сочинения композитора включаются в программы многих известных фестивалей, среди которых Дни новой музыки в Цюрихе и Ноlland Festival, Рrеsеnces-93 в Париже и фестиваль в Донауэшингене (Германия), фестиваль камерной музыки в Локенхаусе (Австрия), «Московский форум» и «Московская осень». Среди исполнителей его музыки — Г. Кремер, Ф. Липс, дирижеры Р. де Леу, Л. Маркиз, Э. Клас, А. Лазарев, М. Браббинс, К. Хагель; камерные коллективы и оркестры — Ансамбль солистов Большого театра, ансамбль ударных Марка Пекарского, «Студия новой музыки», Шёнберг-ансамбль, Radio Philharmonic Orchestra и Nieuw Sinfonietta Amsterdam (Нидерланды), ВВС Symphony orchestra (Великобритания) и многие другие.

Среди сочинений: «Блаженны нищие духом» (1988), «Влюбленный дьявол, сцены для голосов и инструментов» (1989), «Героическая колыбельная» (1991), Agnus Dei (1993).

«Музыка для десяти» на тексты Ж.Ф. Лагарпа (1991). Сочинение написано по заказу Шёнберг-ансамбля (Амстердам) и посвящено его директору — Эльмеру Шенбергеру. Произведение существует в 2-х видах — как «Музыка для десяти» и в качестве антракта в опере «Влюбленный дьявол». Главным героем «Музыки…» является Жак Казот, по книге которого написано либретто оперы. Г-н Казот выступает в роли прорицателя в воспоминании Лагарпа, предсказывая всем присутствующим грядущее событие, в котором он и его друзья станут участниками — Французскую революцию. (Александр Вустин).

Госоркестр России имени Е.Ф. Светланова

5 октября 2016 г. Госоркестру России имени Е. Ф. Светланова, одному из старейших симфонических коллективов страны, исполняется 80 лет. Первое выступление оркестра, прошедшее под управлением Александра Гаука и Эриха Клайбера, состоялось 5 октября 1936 г. в Большом зале Московской консерватории.

В разные годы Госоркестром руководили выдающиеся музыканты Александр Гаук (1936—1941), Натан Рахлин (1941—1945), Константин Иванов (1946—1965) и Евгений Светланов (1965—2000). 27 октября 2005 г. коллективу было присвоено имя Е. Ф. Светланова. В 2000—2002 гг. оркестр возглавлял Василий Синайский, в 2002—2011 гг. — Марк Горенштейн.

24 октября 2011 г. художественным руководителем коллектива назначен Владимир Юровский, всемирно известный дирижер, сотрудничающий с крупнейшими оперными театрами и симфоническими оркестрами. С сезона 2016/17 г. главным приглашенным дирижером Госоркестра России имени Е. Ф. Светланова является Василий Петренко.

Концерты оркестра проходили на самых известных концертных площадках мира, в том числе в Большом зале Московской консерватории, Концертном зале имени П. И. Чайковского и Государственном Кремлевском дворце в Москве, Карнеги-холле в Нью-Йорке, Кеннеди-центре в Вашингтоне, Музикферайне в Вене, Альберт-холле в Лондоне, зале Плейель в Париже, Национальном оперном театре Колон в Буэнос-Айресе, Сантори-холле в Токио. В 2013 г. оркестр впервые выступил на Красной площади в Москве.

За дирижерским пультом коллектива стояли Г. Абендрот, Э. Ансерме, Л. Блех, Н. Голованов, К. Зандерлинг, О. Клемперер, К. Кондрашин, Л. Маазель, К. Мазур, Н. Малько, И. Маркевич, Е. Мравинский, Ш. Мюнш, М. Ростропович, С. Сондецкис, И. Стравинский, А. Янсонс, А. Борейко, А. Ведерников, В. Гергиев, Ш. Дютуа, А. Лазарев, И. Марин, Г. Ринкявичюс, Г. Рождественский, А. Сладковский, Л. Слаткин, Ю. Темирканов, М. Юровский и другие замечательные дирижеры.

С оркестром выступали выдающиеся музыканты — певцы И. Архипова, Г. Вишневская, С. Лемешев, Е. Образцова, М. Гулегина, П. Доминго, М. Кабалье, Й. Кауфман, Д. Хворостовский, пианисты Э. Гилельс, В. Клиберн, Г. Нейгауз, Н. Петров, С. Рихтер, М. Юдина, В. Афанасьев, Б. Березовский, Э. Вирсаладзе, Е. Кисин, Н. Луганский, Д. Мацуев, Г. Соколов, скрипачи Л. Коган, И. Менухин, Д. Ойстрах, М. Венгеров, В. Пикайзен, В. Репин, В. Спиваков, В. Третьяков, альтист Ю. Башмет, виолончелисты М. Ростропович, Н. Гутман, А. Князев, А. Рудин. В последние годы список солистов, сотрудничающих с коллективом, пополнился именами певцов В. Майер, А. Нетребко, Х. Герзмавы, А. Пендачанской, И. Абдразакова, Д. Корчака, В. Ладюка, Р. Папе, пианистов М. Учиды, Р. Бухбиндера, скрипачей Л. Кавакоса, П. Копачинской, Ю. Фишер, Д. Хоупа, Н. Цнайдера. Значительное внимание уделяется также совместной работе с молодыми музыкантами, среди которых дирижеры С. Кочановский, А. Пога, М. Стравинский, Ф. Чижевский, пианисты Л. Дебарг, Ф. Копачевский, Я. Лисецкий, Д. Маслеев, А. Романовский, скрипачи А. Баева, А. Притчин, В. Соколов, П. Милюков, виолончелист А. Рамм.

Впервые побывав за рубежом в 1956 г., оркестр с тех пор представлял русское искусство в Австралии, Австрии, Бельгии, Гонконге, Дании, Италии, Канаде, Китае, Ливане, Мексике, Новой Зеландии, Польше, США, Таиланде, Франции, Чехословакии, Швейцарии, Южной Корее, Японии и многих других странах.

Дискография коллектива насчитывает сотни грампластинок и CD, выпущенных ведущими фирмами России и зарубежья («Мелодия», «Бомба-Питер», Deutsche Grammophon, EMI Classics, BMG, Naxos, Chandos, Musikproduktion Dabringhaus und Grimm, Toccata Classics, Fancymusic и другие). Особое место в этом собрании занимает «Антология русской симфонической музыки», которая включает аудиозаписи сочинений русских композиторов от Глинки до Стравинского (дирижер Евгений Светланов). Записи концертов оркестра осуществлены телеканалами Mezzo, Medici, «Россия 1» и «Культура», радио «Орфей».

В недавнем времени Госоркестр выступил на фестивалях в Графенегге (Австрия), Kissinger Sommer в Бад-Киссингене (Германия), «Площадь искусств» в Санкт-Петербурге, VI фестивале Мстислава Ростроповича в Москве, III симфоническом форуме России в Екатеринбурге, Платоновском фестивале искусств в Воронеже; осуществил мировые премьеры сочинений А. Вустина, С. Слонимского, А. Батагова, А. Семёнова и Ю. Шерлинга, а также российские премьеры произведений Л. ван Бетховена — Г. Малера, В. Сильвестрова, Р. Щедрина, Дж. Тавенера, А. Скрябина — А. Немтина, К. Орфа, Г. Гладкова, В. Тарнопольского, Ж.-Д. Бонтемпу; принял участие в XV Международном конкурсе имени П. И. Чайковского и I Международном конкурсе молодых пианистов Grand Piano Competition; четырежды представил ежегодный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает»; посетил города России, Австрии, Аргентины, Бразилии, Чили, Германии, Испании, Турции, Китая.

С января 2016 г. Госоркестр реализует особый проект по поддержке профессионального композиторского творчества, предполагающий тесное сотрудничество коллектива с современными российскими авторами. Первым в истории «композитором в резиденции» оркестра стал Александр Вустин. За выдающиеся творческие достижения коллектив с 1972 г. носит почетное звание «академический», в 1986 г. он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 2006 и 2011 гг. удостоен благодарности Президента Российской Федерации.