Госоркестр имени Е.Ф.Светланова, Владимир Юровский, Сергей Крылов, Надежда Гулицкая
Каталог концертов

Госоркестр имени Е.Ф.Светланова, Владимир Юровский, Сергей Крылов, Надежда Гулицкая

Год выхода:
2016
Страна производитель:
Россия

Надежда Гулицкая

Надежда Гулицкая родилась в Ухте (Республика Коми). Окончила дирижерско-хоровое отделение Сыктывкарского училища искусств (2000) и вокальное и дирижерско-хоровое отделения Академии хорового искусства имени В. С. Попова в Москве (2005). Будучи студенткой, принимала участие в концертах и гастролях хора Академии, выступлениях под управлением выдающихся дирижеров — Владимира Спивакова, Юрия Темирканова, Владимира Федосеева, Хельмута Риллинга, Кшиштофа Пендерецкого и других.

По окончании учебы работала хормейстером в Оперном театре Московской консерватории, с 2005 по 2012 год была артисткой и солисткой Академического Большого хора «Мастера хорового пения» Российского государственного музыкального телерадиоцентра (художественный руководитель — Лев Конторович).

С 2008 года является актрисой Театра музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой, принимает участие в спектаклях «Грезы», «Абсент», «Времена…Года…», «Победа. Реквием» (режиссер Иван Поповски), которые были удостоены театральных премий «Хрустальная Турандот», «Театрал», «Хрустальный гвоздь» и других. Автор сольных концертных программ.

С 2010 года Надежда совершенствует вокальное мастерство у Е. С. Новиковой, профессора и художественного руководителя Оперного театра-студии имени С. С. Прокофьева. Посещала мастер-классы Анны Маргулис, Яна Латам-Кёнига и Кристы Людвиг. В 2011 году получила Гран-при на III Независимом международном конкурсе оперных исполнителей в Москве.

В июне 2013 года Надежда Гулицкая дебютировала в Большом театре в партии Царицы ночи в опере В. А. Моцарта «Волшебная флейта» (дирижер — Кристофер Мулдс).

Певица часто сотрудничает с Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Е. Ф. Светланова. Под управлением художественного руководителя коллектива Владимира Юровского участвовала в исполнении «Прометея» К. Орфа в рамках фестивалей «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает» и «Другое пространство» (2014) и в музыкально-литературной композиции «Чайковский и Шекспир» (2015) на сцене Концертного зала имени П. И. Чайковского, а также в «Предварительном действе» А. Скрябина — А. Немтина в Московском международном Доме музыки (2015). Летом 2015 и 2016 годов вновь выступала на фестивалях «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает», принимала участие в мировой премьере оперы С. Слонимского «Король Лир», в исполнении музыки Д. Шостаковича к спектаклю театра имени Е. Вахтангова «Гамлет», а также музыки композиторов, жертв нацизма — П. Хааса, Г. Кляйна и И. Вебер.

В рамках VII Большого фестиваля Российского национального оркестра (художественный руководитель — Михаил Плетнёв) Надежда Гулицкая участвовала в концертном исполнении оперы «Семирамида» Дж. Россини под управлением маэстро Альберто Дзедды (2015).

Сергей Крылов

Сергей Крылов — один из самых талантливых и востребованных скрипачей своего поколения. Он родился в 1970 году в Москве в семье музыкантов: выдающегося скрипичного мастера Александра Крылова и пианистки, преподавателя Центральной музыкальной школы при Московской консерватории Людмилы Крыловой.

Начав заниматься на скрипке с 4 лет, Сергей вскоре поступил в ЦМШ, где обучался у Сергея Кравченко и Абрама Штерна. В 10 лет он дебютировал с оркестром. Еще в годы учебы много гастролировал в России, Китае, Польше, Финляндии, Германии. В 16 лет вместе с Литовским камерным оркестром под управлением Саулюса Сондецкиса записал пластинку на фирме «Мелодия», а также ряд программ для радио и телевидения.

После победы на Международном конкурсе скрипачей имени Р. Липицера в Гориции (Италия, 1989) С. Крылов продолжил обучение в Италии, в Walter Stauffer Academy у знаменитого скрипача и педагога Сальваторе Аккардо.

Музыкальному миру Сергея Крылова открыл Мстислав Ростропович, не раз выступавший с ним как дирижер и сказавший о своем молодом коллеге: «Я считаю, что Сергей Крылов сегодня входит в пятерку лучших скрипачей мира». В свою очередь, С. Крылов неоднократно отмечал, что опыт общения с гениальным мастером значительно изменил его как музыканта.

Скрипач также стал обладателем первых премий на Международном конкурсе имени А. Страдивари в Кремоне (1998) и Международном конкурсе имени Ф. Крейслера в Вене (2000). В 1993 и 1997 годах был удостоен ежегодного Приза чилийских критиков как лучший иностранный интерпретатор классической музыки.

Сергей Крылов выступает в лучших залах Европы, Северной и Южной Америки, Азии, на самых престижных фестивалях. Он играл со всемирно известными оркестрами под управлением выдающихся дирижеров, среди которых Валерий Гергиев, Юрий Темирканов, Владимир Ашкенази, Юрий Башмет, Дмитрий Китаенко, Саулюс Сондецкис, Михаил Плетнёв, Андрей Борейко, Владимир Юровский, Дмитрий Лисс, Никола Луизотти, Джеймс Конлон, Ютака Садо, Золтан Кочиш, Омер Меир Уэллбер, Гюнтер Хербиг, Рафаэль Фрюбек де Бургос. В числе оркестров, с которыми сотрудничал скрипач, — Лондонский Королевский филармонический оркестр, филармонические оркестры Ла Скала, Немецкого радио, Гамбурга, Копенгагена, симфонические оркестры Дрезденской Государственной капеллы, Берлина, Атланты, NHK (Токио), Франкфуртского радио, оркестр Чешской филармонии, Будапештский фестивальный оркестр, Венский симфонический, оркестры Академии Санта Чечилия в Риме, имени Джузеппе Верди в Милане, Filarmonica Toscanini в Парме, Камерата Зальцбург, Английский камерный оркестр, Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии, оркестр Мариинского театра, Государственный симфонический оркестр «Новая Россия», Российский национальный оркестр, Уральский академический филармонический оркестр, Камерный ансамбль «Солисты Москвы».

Уделяя большое внимание камерному музицированию, Сергей Крылов постоянно выступает в ансамбле с такими прославленными артистами, как пианисты Ефим Бронфман, Денис Мацуев, Лилия Зильберштейн, Итамар Голан, Михаил Рудь, Бруно Канино, Золтан Кочиш, Александр Маджар, Стефания Мормоне, скрипач Максим Венгеров, альтисты Юрий Башмет, Нобуко Имаи, Максим Рысанов, виолончелисты Александр Князев, Миша Майский, Александр Бузлов, певица Элина Гаранча, ансамбль Belcea Quartet.

С 2008 года Сергей Крылов совмещает карьеру скрипача с дирижерской деятельностью. Он является главным дирижером Литовского камерного оркестра, был приглашенным дирижером Английского камерного оркестра, камерного оркестра Accademia Orchestra Mozart (Болонья), симфонических оркестров Regionale Toscana, Magna Grecia, оркестра Teatro Lirico в Кальяри, оркестра города Раанана (Израиль), Новосибирского академического симфонического оркестра и ряда других коллективов.

Первое выступление Сергея Крылова с Уральским академическим филармоническим оркестром состоялось в 2004 году на 23-м Музыкальном фестивале в Льивии (Испания). А в 2006 году, после долгого перерыва, скрипач выступил в России, дав концерт в Екатеринбурге с УАФО под управлением Дмитрия Лисса. Сергей Крылов так отзывался о совместном выступлении: «После 16 лет отсутствия на российских сценах мы сыграли концерт Паганини № 5 в России с фантастическим дирижером Дмитрием Лиссом и с прекрасным Уральским академическим филармоническим оркестром. Этот концерт навсегда останется в моей памяти. Мы послушали standing ovation! Спасибо».

С тех пор скрипач регулярно концертирует на родине и поддерживает тесные творческие связи с УАФО, выступая в Свердловской филармонии, встречаясь с оркестром на гастролях и международных фестивалях — «Коган-фестивале» (Екатеринбург, 2007) и Crescendo (Москва, 2008). В сезоне 2013/14 Сергей Крылов участвовал в собственном абонементе Уральского оркестра в Концертном зале Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В 2013 году именно Сергею Крылову было предоставлено право открыть исполнением Скрипичного концерта Филипа Гласса с Уральским филармоническим оркестром II Международный музыкальный фестиваль «Евразия».

Среди других крупных российских фестивалей, в которых музыкант принимал участие, — Большой фестиваль РНО (2009), I Международный фестиваль мастер-классов «Слава Маэстро!», проводившийся Центром оперного пения Галины Вишневской в честь Мстислава Ростроповича (2009), I Московский международный фестиваль «Неделя Ростроповича», где Сергей Крылов выступил как солист и дирижер с Английским камерным оркестром (2010), V Международный музыкальный фестиваль «Звезды на Байкале» (2010).

Много времени Сергей Крылов уделяет преподавательской деятельности. Вместе с матерью-пианисткой он организовал в Кремоне музыкальную академию Gradus ad Parnassum. С 2012 года является профессором Консерватории в Лугано (Швейцария).

Дискография скрипача включает альбомы (в том числе 24 каприса Паганини) для звукозаписывающих фирм EMI Classics, Agora и «Мелодия». В сотрудничестве со Стингом он записал DVD Twin Spirits, посвященный Роберту Шуману.

Сергей Крылов играет на скрипке А. Страдивари Scotland University (1734), предоставленной ему «Фондом Страдивари» в Кремоне.

Владимир Юровский

Родился в 1972 г. в Москве. Представитель российской музыкальной династии: сын дирижера Михаила Юровского, внук композитора Владимира Юровского, правнук дирижера Давида Блока (создателя Государственного симфонического оркестра кинематографии).

Музыкальное образование получил в Академическом музыкальном училище при Московской консерватории, Дрезденской Высшей школе музыки им. К. М. фон Вебера и Берлинской Высшей школе музыки им. Г. Эйслера.

Дирижированию обучался у своего отца, затем у Александра фон Брюка, Рольфа Ройтера и сэра Колина Дэвиса, был ассистентом Геннадия Рождественского. В 1995 г. с триумфом дебютировал на международной сцене — в рамках оперного фестиваля в Уэксфорде (опера «Майская ночь» Римского-Корсакова). В дальнейшем сотрудничал с крупнейшими театрами, в их числе: Ковент-Гарден (Лондон), Опера Бастий (Париж), Метрополитен-опера (Нью-Йорк), Комише Опер (Берлин), «Ла Фениче» (Венеция), «Ла Скала» (Милан) и Большой театр России. Выступал с ведущими симфоническими коллективами: филармоническими оркестрами Берлина, Вены и Нью-Йорка, Филадельфийским, Кливлендским, Чикагским и Бостонским симфоническими оркестрами, Государственной капеллой Дрездена, оркестрами Гевандхауса, Консертгебау и Баварского радио и многими другими. В 2001—2013 гг. — музыкальный руководитель оперного фестиваля в Глайндборне. В 2005—2009 гг. — главный приглашенный дирижер Российского национального оркестра. С 2007 г. — главный дирижер Лондонского филармонического оркестра и один из трех постоянных дирижеров Оркестра Эпохи Просвещения (наряду с сэром Саймоном Рэттлом и Иваном Фишером). С 2009 г. сотрудничает с Камерным оркестром Европы.

С 2011 г. — художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова. Выступал с коллективом на фестивалях «Площадь искусств» (Санкт-Петербург) и «Другое пространство» (Москва), на III симфоническом форуме России (Екатеринбург), в концертах, посвященных памяти Е. Светланова и 100-летию начала Первой мировой войны, в симфонических собраниях для студентов Московского университета и Российской академии музыки им. Гнесиных, в городах России и Германии; осуществил мировые премьеры оперы «Король Лир» С. Слонимского, «Песни Лукерьи» А. Вустина и «Наваждения» С. Прокофьева в оркестровке Г. Гладкова, а также российские премьеры Симфонии № 3 В. Сильвестрова, «Гейлигенштадтского завещания Бетховена» Р. Щедрина, Симфоний № 5 и 9 Л. ван Бетховена в редакции Г. Малера, оперы «Прометей» К. Орфа, мюзикла «Обыкновенное чудо» Г. Гладкова в редакции для солистов, хора и симфонического оркестра и полной версии «Предварительного действа» А. Скрябина — А. Немтина. По инициативе дирижера в 2012 г. была возрождена традиция посвящения в студенты первокурсников Академического музыкального колледжа при Московской консерватории (в Музее-заповеднике П. Чайковского в Клину). В 2016 г. в Концертном зале им. П. И. Чайковского в четвертый раз прошел ежегодный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает».

Юровский осуществил музыкальное руководство постановками опер «Дон Жуан» и «Волшебная флейта» Моцарта, «Тристан и Изольда», «Нюрнбергские майстерзингеры» и «Парсифаль» Вагнера, «Отелло», «Фальстаф» и «Макбет» Верди, «Борис Годунов» Мусоргского, «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» Чайковского, «Ариадна на Наксосе» и «Женщина без тени» Р. Штрауса, «Приключения лисички-плутовки» Яначека, «Похождения повесы» Стравинского, «Моисей и Аарон» Шёнберга, «Воццек» Берга, «Огненный ангел» Прокофьева, Vita Nuova В. Мартынова и других.

Дискография Юровского включает записи симфоний Бетховена, Брамса, Чайковского, Малера, Шостаковича, Шнитке, симфонических произведений Гайдна, Вагнера, Р. Штрауса, Рахманинова, Равеля, Холста, Онеггера, Бриттена, Дж. Андерсона, опер Хумпердинка, Россини, Мейербера, Массне, Пуччини, Рахманинова, Прокофьева, А. Семёнова.

В 2000 г. Юровский стал обладателем «Abbiati Prize» как «лучший дирижер года», в 2015 г. – «BBC Music Magazine Award» за запись оперы «Нюрнбергские майстерзингеры» Вагнера; в 2007 г. отмечен Королевским филармоническим обществом Великобритании как «дирижер года», в 2012 и 2014 гг. назван российской газетой «Музыкальное обозрение» «персоной года», в 2013 г. номинирован на премию Grammy. Критика отмечает масштабность творческих замыслов и отточенность интерпретаций музыканта, просветительскую направленность его деятельности. В 2016 г. Юровский удостоен званий почетного доктора Королевского колледжа музыки (Лондон) и почетного профессора Московского государственного университета.

Дмитрий Шостакович

Дмитрий Шостакович, чье 110-летие музыкальный мир отмечает в 2016 году, – яркий пример художника ХХ столетия, лучшие произведения которого неотделимы от обстоятельств их создания. Говоря об опере «Леди Макбет Мценского уезда», невозможно обойти статью «Сумбур вместо музыки», из-за которой опера не исполнялась долгие годы и возродилась лишь много позже в новой редакции. Говоря о Четвертой симфонии, невозможно не сказать о том, что ее премьера была отменена и состоялась с опозданием на четверть века. Музыкантов, писателей, поэтов, артистов с трагическими судьбами в тоталитарных государствах ХХ века, увы, немало; и все же судьба Шостаковича – на редкость яркий пример старого, как мир конфликта «художник и власть».

По-видимому, Шостакович – автор симфоний «Октябрю» и «Первомайская», балетов на спортивную, заводскую и колхозную тематику – вполне искренне надеялся быть «заодно с правопорядком» в новом государстве, не претендуя на какую бы то ни было оппозиционность. Однако совесть художника говорила ему о том, что методы, которыми государство укрепляет свою мощь и расправляется с неугодными, полностью противоречат лозунгам, начертанных на его знаменах. Так Шостакович стал автором уникальной музыкальной хроники столетия, хотя едва ли оценивал себя подобным образом. Как пишет музыковед Светлана Савенко, «Гениальный дар художника-пророка сочетался у Шостаковича, по-видимому, с полным отсутствием каких-либо притязаний на подобное предназначение… можно предположить, что творческий гений приносил ему не только радости, но и мучения. Не исключено даже, что как человек он порой страдал оттого, что не мог изменить своему дару – а изменить ему он действительно не был способен, дар был сильнее его человеческой сущности».

Сегодня, хотим мы того или нет, сочинения Шостаковича воспринимаются нами как хроника столетия, в первую очередь его симфонии: Четвертая и Пятая – Большой террор, Седьмая и Восьмая – Великая Отечественная, Девятая – Победа и связанные с ней надежды на либерализацию, Десятая – смерть Сталина, Тринадцатая – оттепель, Четырнадцатая – застой… Между тем, в последние годы всё сильнее тенденция освободить произведения Шостаковича от привычных внемузыкальных смыслов, интерпретировать их как чистую музыку. Вопрос в том, возможно ли это. По мнению Светланы Савенко, музыка Шостаковича «в очень сильной степени воспринимается как речь. Ведь вообще-то уподобление музыки языку, речи – не более чем метафора, поскольку музыка лишена главного свойства речи точных значений-понятий. Однако в отношении творчества Шостаковича эта метафора кажется буквальностью. Его музыка действительно говорит, или, точнее, нам кажется, что она говорит о совершенно определенных вещах. И тот факт, что эти вещи, укорененные в культуре своего времени и места, уже уходят одновременно со сменой поколений, по-видимому, ничего не меняет: будущим слушателям она скажет что-то иное, но, как нам представляется, скажет в любом случае».

Схожую мысль высказывает выдающийся дирижер Дмитрий Китаенко, несколько лет назад записавший полный цикл симфоний Шостаковича: «Почему в них такое количество разных соло? И тромбон, и виолончель, и фагот, и флейта, и кларнет, и контрабас... в стране, где не было открытого слова, где нельзя было говорить, он вложил в каждый инструмент чей-то голос: всё это – люди! Совершенно понятно, почему там или тут звучит кларнет: это голос из далекого города России, откуда-то из глубинки, но здесь он высказывается. Почему в Девятой симфонии фагот рассказывает о трагедии, которая произошла в Хиросиме? Это же написано в 1945 году: такая легкая, веселая симфония, которая искрится юмором, и вдруг появляется этот страшный раздел, где звучат тромбон и соло фагота! А сказать об этом раньше было нельзя. Эти замаскированные, невидимые, но слышимые характеры людей - они в музыке Шостаковича очень слышны».

Говоря от лица стольких безымянных людей, Шостакович не избегал и более прямых высказываний от собственного имени: рядом с пятнадцатью симфониями в его наследии – пятнадцать струнных квартетов. И если симфонии, напрямую адресованные публике, во многом – история страны, то квартеты Шостаковича – история его жизни, личный дневник, разговор с самим собой, автобиография, подлинное Свидетельство. Впрочем, и масштабы иных его квартетов – симфонические, не случайно многие из них исполняются в обработках для камерного оркестра. Пятнадцать квартетов – пятнадцать шедевров: Третий, первая часть которого поражает гениальной красотой и несходством с последующими четырьмя; Двенадцатый, где автор как будто грозит кулаком своим врагам, приговаривая «Уж будьте покойны»; Четвертый, поначалу кажущийся бесконфликтным и завершающийся надрывной еврейской мелодией; не говоря уже про легендарный Восьмой, название которого «Памяти жертв фашизма и войны» было лишь прикрытием для подлинного авторского замысла.

Вот что Шостакович писал об этом своему другу Исааку Гликману: «Дорогой Исаак Давидович... Я вернулся из поездки в Дрезден. Меня там хорошо устроили для создания творческой обстановки. Как я ни пытался выполнить вчерне задания по кинофильму, пока не смог. А вместо этого написал никому не нужный и идейно порочный квартет. Я размышлял о том, что если я когда-нибудь помру, то вряд ли кто напишет произведение, посвященное моей памяти. Поэтому я сам решил написать таковое. Можно было бы на обложке так и написать: «Посвящается памяти автора этого квартета»… Приехавши домой, два раза пытался его сыграть, и опять лил слезы. Но тут уже не только по поводу его псевдотрагедийности, но и по поводу удивления прекрасной цельностью формы. Но, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет и наступит похмелье критического отношения к самому себе». Так даже в контексте, далеком от комического, Шостакович сохранял чувство юмора, наполняющее его музыку в не меньшей степени, нежели чувство исторической и художественной правды.

В репертуаре коллективов и солистов Филармонии Шостакович присутствует постоянно, в нынешнем сезоне приношение его памяти получится особенно масштабным. Первую симфонию Шостаковича и Пять антрактов из оперы «Катерина Измайлова» недавно сыграл Государственный академический симфонический оркестр России под управлением Владимира Юровского, 9 октября в их исполнении прозвучит Восьмая симфония. Десятую симфонию 27 сентября представит Академический симфонический оркестр Московской филармонии под управлением Юрия Симонова. 18 октября Вадим Репин сыграет Первый скрипичный концерт, 16 декабря Павел Милюков исполнит Второй. 7 февраля своей интерпретацией Четвертой симфонии поделится Михаил Плетнев, 16 марта Александр Князев сыграет Второй виолончельный концерт. Двумя сюитами для джаз-оркестра 5 апреля порадует публику Валерий Полянский – и это лишь избранные симфонические концерты. Помимо них, музыка Шостаковича будет постоянно звучать в камерных и фортепианных программах сезона.

Илья Овчинников

Сергей Прокофьев

Прокофьев стремительно ворвался в бурный, изменчивый ХХ век как неповторимое и ярко новаторское явление. Его искусство вызывало споры и непонимание, восторг и преклонение, оно ошеломляло и даже коробило. Лишь немногим современникам было суждено распознать тогда в начале столетия за броней новаторства и эпатажности подлинного классика ХХ века.

Прокофьев был равнодушен к веяниям музыкальной моды. Он всегда двигался своим путем, стремился утвердить и отстоять свою независимость как художник. В зарубежный период (1918-1933) он не примкнул ни к одному художественному течению, что потребовало бы от мастера жесточайших ограничений; не смогли сломить его и чудовищные реалии советского строя со зловещей тенью сталинизма и борьбой с формализмом в искусстве.

Искусство Прокофьева выдержало все натиски судьбы и прошло проверку временем. Его музыка содержит в себе удивительную жизнестойкость, мощный заряд энергии, напитанный солнцем и оптимизмом. И эту позитивность мышления композитор пронес через всю свою нелегкую жизнь. Классичность Прокофьева заключена в его универсализме. Искания композитора охватили культурные накопления несколько эпох – от барокко и классицизма до современности с ее радикализмом и стремлением к возведению новых звуковых миров. В стиле композитора соединились тяга к лирическим откровениям романтизма и его же резкое и последовательное отрицание вплоть до откровенной пародии и гротеска, постоянное переосмысление общепринятых норм и традиционализм, поиски новой выразительности в области гармонии, ритма, оркестровки и утверждение неувядаемого мелодического начала, опирающегося на народно-песенные истоки.

Его творчество стало встречей эпох и обновлением русских музыкальных традиций. За каждым парадоксом новаторства Прокофьева всегда был виден «хвост» традиций русской школы. Его гений не смог бы реализоваться без учителей Римского-Корсакова и Лядова, Глазунова и Черепнина. Еще глубже связь – с традициями Мусоргского и Бородина.

Эволюция Прокофьева шла как бы в «обратной» перспективе – через дерзкие завоевания, варварство и «скифство» к обретению новой простоты, мудрой человечности искусства. Любопытно, что еще недавнего ниспровергателя музыкальных законов современники зачисляли в ранг консерваторов. При всей неоднозначности оценок его творчество стало неотъемлемой частью культурного пространства ХХ века. Открывая мир заново, Прокофьев продолжает великие традиции музыкального искусства прошлого, связанные с поисками гуманистического начала, осмыслением жгучих проблем современности через призму истории.

Альбан Берг

Один из виднейших представителей экспрессионизма в музыке, Берг выразил в своем творчестве характерные для художников—экспрессионистов мысли, чувства и образы: неудовлетворенность социальной жизнью, ощущения бессилия и одиночества. Герой его произведений — маленький человек, доведенный до отчаяния враждебным окружением буржуазного общества. Почву для подобных художественных представлений о мире щедро давала композитору сама жизнь.

Берг родился 9 февраля 1885 года в Вене в семье военнослужащего. Первые столкновения с жизнью Берг перенес в юности: смерть отца, ухудшение материального положения семьи, обострение болезни (с пятнадцатилетнего возраста он страдал астмой) — все это привело восемнадцатилетнего юношу к мысли о самоубийстве.

К счастью, тяжелый душевный кризис был преодолен. Судьба свела его с уже признанным композитором и педагогом Арнольдом Шёнбергом. Берг был на 13 лет моложе, но композиторов всю жизнь связывала глубокая дружба. Оба, кстати, не имели систематического музыкального образования. Учителем Берга был сам Шёнберг, вечерние курсы которого молодой композитор посещал.

Вот как он вспоминал о Берге:

«Уже в ранних композициях Берга, как ни были они неловки, можно заметить следующее. Во—первых, что музыка была для него языком, на котором он изъяснялся; и, во—вторых, что в ней была заключена захватывающая сила теплого чувства. Ему едва минуло тогда восемнадцать лет, это было давно, и я не могу сказать, признал ли я уже тогда его оригинальность. Заниматься с ним было одно удовольствие. Он проявлял прилежание, усердие и делал все наилучшим образом. И он был, как все одаренные молодые люди той эпохи, весь пропитан музыкой, жил в музыке. Он посещал и знал все оперы и концерты, играл дома в четыре руки на рояле, скоро научился читать партитуру, легко воодушевлялся, был некритичен, но чувствителен к старой и новой красоте, будь то музыка, литература, живопись, изобразительное искусство, театр или опера.

Весьма показательна для Берга была его совестливость и отходчивость. Все, за что он брался, он исполнял с удручающей точностью, основательно изучая и испытывая вдоль и поперек. Какую ценность при этом имела его деятельность в «Обществе частных музыкальных исполнений», можно легко себе представить».

Первые произведения Берга написаны в додекафонной технике. К ним относятся «Фортепианная соната» (1908), «Первый квартет для струнных» (1910), пьесы для кларнета и фортепиано (1913), в которых применяется и так называемый всеинтерваль—ный ряд. В «Трех отрывках для оркестра» (1914) автор уже овладевает всеми характерными особенностями оркестровой композиции новой венской школы.

Альбан Берг был одним из наиболее просвещенных пропагандистов идей Шёнберга. Он разбирал его произведения в ряде статей, куда включал и клавираусцуг (цитаты из музыки в переложении для фортепиано). В то время как Шёнберг был рациональным музыкантом, Альбан Берг никогда не скрывал своей спонтанности и склонности к чувственному постижению мира, что отразилось в его произведениях. Он не всегда был последователен как сторонник додекафонии и тональной музыки, если чувствовал, что конкретное музыкальное выражение требует нарушения этих строгих композиционных принципов. Примкнув к теоретическому основоположнику додекафонии — своему учителю, Альбан Берг не стал его абсолютным последователем, он сумел сохранить свой индивидуальный талант, связанный с редкой по силе эмоциональностью музыкального высказывания, не порвал с поздним романтизмом в языке и образном содержании своих сочинений. Поэтому Берга иногда называли «романтиком додекафонии».

С 1915 по 1918 год Берг находился на военной службе — работал в Вене писарем, поскольку как астматик не подлежал отправке на фронт. Но он узнал о войне достаточно, чтобы прочувствовать трагедию жизни денщика в драме Бюхнера «Воццек». Этот прозаический текст он превратил в известную во всем мире оперу «Воццек», написанную им в 1917-1921 годы.

Обращение композитора к шедевру Георга Бюхнера было смелым поступком: впервые в мировой оперной литературе героем стал маленький забитый человек! Даже русские композиторы, представители оперного реализма, прошли мимо этой острейшей проблемы. Известно, что Бюхнер создал свою драму на основе личных впечатлений от материалов уголовного дела об убийстве парикмахером Войцеком в порыве ревности своей возлюбленной. Слухи об этом громком деле ходили не один год. Оттолкнувшись от реальных событий, драматург дал им высокое художественное обобщение.

Впервые композитор увидел пьесу Бюхнера на сцене весной 1914 года и пришел от нее в восторг. В своей опере Берг изменил имя бюхнеровского героя Войцек на Воццек.

«Я никогда не ставил себе задачу реформировать структуру оперы через посредство «Воццека», — писал композитор. — Ни приступая к этой работе, ни завершая ее, я не считал ее образцом для будущих сочинений композиторов. Я никогда не предполагал, что «Воццек» должен служить основанием какой—то школы.

Я просто хотел написать хорошую музыку, пересказать музыкальным языком содержание бессмертной драмы Георга Бюхнера, переложить на музыку ее поэтические идеи. Помимо того, когда я решил написать оперу, то в отношении техники композиции у меня было единственное намерение: дать театру то, что принадлежит театру. Музыка должна быть такой, чтобы она все время выполняла свое назначение, то есть служила действию. Даже больше, музыка должна быть готова выполнять все, что требуется для реальности сценического действия. Задача композитора заключается в решении задач, стоящих перед идеальным режиссером—постановщиком. С другой стороны, эта цель не должна препятствовать развитию музыки как единого целого, абсолютного, чисто музыкального. Ничто внешнее не должно вмешиваться в ее индивидуальное существование.

То, что я достиг этой цели, используя более или менее старинные музыкальные формы (а критики считали это самой явной реформой оперного творчества), было естественным следствием моего метода. Прежде всего, необходимо было выбрать для либретто то, что нужно, из двадцати пяти во многом фрагментарных, разбросанных сцен у Бюхнера. Были исключены повторы, не требующие музыкального воплощения. В конце концов, сцены были сведены воедино и разбиты на акты. Поэтому задача сделалась более музыкальной, чем литературной, и надо было решить ее по законам музыкальной композиции, а не по правилам драматургии.

Я считаю моей особенной удачей следующее. Ни один из слушателей, как бы хорошо он ни был осведомлен о музыкальной форме этой оперы, о точности и логичности ее построения, ни один с момента поднятия занавеса и до окончательного его закрытия не обращает никакого внимания на различные фуги, инвенции, сюиты, сонатные формы, вариации и пассакальи, о которых так много написано. Никто не замечает ничего, кроме большого социального значения оперы, далеко превосходящего личную судьбу Воццека. Это, я считаю, и есть мое достижение». Берг создал яркую социальную драму вопреки установкам своего учителя, отстаивавшего независимость художественного творчества от идеологии и политики. Опера «Воццек» сосредоточила самые характерные черты стиля Берга.

Суть художественной концепции оперы «Воццек» в характерной для экспрессионизма двуплановости: драма задавленных жизнью маленьких людей и фатальная предопределенность их поступков и событий. Воццек бессмысленно прозябает в мещанской среде немецкого мелкого городка, которая его губит, персонифицируясь в образах тупого Тамбурмажора, Доктора и Капитана.

Музыка — чуткий барометр состояний и настроений героев. Великолепно удались композитору главные характеры — Воццека и Марии. Все оттенки их жизнеощущений, внутренний душевный мир и поступки предельно эмоционально, выразительно переданы в музыке.

Музыка оперы в целом не подчинена тональному принципу и изобилует резкими, предельно динамичными, характерными интонациями. Музыкальная речь Берга не похожа на песенную, ариозную или даже декламационную манеру. Это мелодия нового типа, тесно связанная со словом и выпукло воплощающая речевую мелодику от интонации стона, мольбы до крика, возбужденного бреда. Композитор придает большое значение выразительности вокальной интонации и детализирует в ремарках характер вокального исполнения.

Экспрессивность музыкальных средств, повышенная эмоциональная возбужденность интонаций направлены на убедительное раскрытие образов, поворотов сюжета и вовлекают слушателя в сопереживание; он словно сам чувствует и испытывает все, что происходит на сцене.

Премьера «Воццека» Берга состоялась в Берлине в 1925 году; позднее опера стала ключевым музыкально—драматическим произведением XX века. Опера прозвучала на сцене многих театров Европы, в том числе СССР (в Ленинграде), Америки.

Однако она сталкивалась и с неприятием со стороны различных консерваторов, которые не хотели смириться с новым видом художественной правды, представленной несколько шокирующим образом.

Признание Берга на родине и за рубежом постепенно расширялось и закреплялось. В 1930 году он был избран членом Прусской академии искусств.

Образцами зрелого творчества Берга являются камерные инструментальные сочинения; камерный концерт для фортепиано, скрипки и духовых (1925), «Лирическая сюита» для струн, квартета (1926). В 1928 году композитор начал работать над оперой «Лулу» (по пьесам «Дух земли» и «Ящик Пандоры» Ведекинда), но, к сожалению, не успел ее завершить. «Лулу», как и концерт для скрипки с оркестром (1935), были исполнены после его смерти. В опере «Лулу» проявилась свойственная Бергу тяга к лиризму, по сравнению с «Воццеком» острота драматических ситуаций смягчена, более развита мелодика вокальных партий. Но композитору не удалось преодолеть декадентский характер сюжета, «поэтизацию порока».

Вершиной инструментального творчества Берга является скрипичный концерт — произведение крупного симфонического плана. Сопоставление народной танцевальной мелодии с темой траурного хорала, взятой композитором из кантаты И. С. Баха, служит средством ярко выразительного, драматического воплощения программного замысла: скорбь расставания с жизнью, прощание с миром, полным красоты и поэзии. Наряду с «Воццеком» этот концерт стал произведением, наиболее часто исполняемым и наиболее приемлемым для восприятия широкой публикой.

В последний год своей жизни в одной из бесед Берг, осознавая надвигавшуюся угрозу фашизма, горестно сказал: «Хорошо, что Гендель и Бах родились... не двумя столетиями позднее! Ведь теперь одного в той же мере обвинили бы в отсутствии оседлости, как музыку второго нашли бы культурбольшевистской».

Альбан Берг, певец человеческих страданий, ценен прежде всего как убежденный гуманист. Произведения Берга трогают сердца и пробуждают мысль о гуманном предназначении человека.

Берг умер, немного не дожив до пятидесяти лет — 24 декабря 1935 года.

Госоркестр России имени Е. Ф. Светланова

5 октября 2016 г. Госоркестру России имени Е. Ф. Светланова, одному из старейших симфонических коллективов страны, исполняется 80 лет. Первое выступление оркестра, прошедшее под управлением Александра Гаука и Эриха Клайбера, состоялось 5 октября 1936 г. в Большом зале Московской консерватории.

В разные годы Госоркестром руководили выдающиеся музыканты Александр Гаук (1936—1941), Натан Рахлин (1941—1945), Константин Иванов (1946—1965) и Евгений Светланов (1965—2000). 27 октября 2005 г. коллективу было присвоено имя Е. Ф. Светланова. В 2000—2002 гг. оркестр возглавлял Василий Синайский, в 2002—2011 гг. — Марк Горенштейн.

24 октября 2011 г. художественным руководителем коллектива назначен Владимир Юровский, всемирно известный дирижер, сотрудничающий с крупнейшими оперными театрами и симфоническими оркестрами. С сезона 2016/17 г. главным приглашенным дирижером Госоркестра России имени Е. Ф. Светланова является Василий Петренко.

Концерты оркестра проходили на самых известных концертных площадках мира, в том числе в Большом зале Московской консерватории, Концертном зале имени П. И. Чайковского и Государственном Кремлевском дворце в Москве, Карнеги-холле в Нью-Йорке, Кеннеди-центре в Вашингтоне, Музикферайне в Вене, Альберт-холле в Лондоне, зале Плейель в Париже, Национальном оперном театре Колон в Буэнос-Айресе, Сантори-холле в Токио. В 2013 г. оркестр впервые выступил на Красной площади в Москве.

За дирижерским пультом коллектива стояли Г. Абендрот, Э. Ансерме, Л. Блех, Н. Голованов, К. Зандерлинг, О. Клемперер, К. Кондрашин, Л. Маазель, К. Мазур, Н. Малько, И. Маркевич, Е. Мравинский, Ш. Мюнш, М. Ростропович, С. Сондецкис, И. Стравинский, А. Янсонс, А. Борейко, А. Ведерников, В. Гергиев, Ш. Дютуа, А. Лазарев, И. Марин, Г. Ринкявичюс, Г. Рождественский, А. Сладковский, Л. Слаткин, Ю. Темирканов, М. Юровский и другие замечательные дирижеры.

С оркестром выступали выдающиеся музыканты — певцы И. Архипова, Г. Вишневская, С. Лемешев, Е. Образцова, М. Гулегина, П. Доминго, М. Кабалье, Й. Кауфман, Д. Хворостовский, пианисты Э. Гилельс, В. Клиберн, Г. Нейгауз, Н. Петров, С. Рихтер, М. Юдина, В. Афанасьев, Б. Березовский, Э. Вирсаладзе, Е. Кисин, Н. Луганский, Д. Мацуев, Г. Соколов, скрипачи Л. Коган, И. Менухин, Д. Ойстрах, М. Венгеров, В. Пикайзен, В. Репин, В. Спиваков, В. Третьяков, альтист Ю. Башмет, виолончелисты М. Ростропович, Н. Гутман, А. Князев, А. Рудин. В последние годы список солистов, сотрудничающих с коллективом, пополнился именами певцов В. Майер, А. Нетребко, Х. Герзмавы, А. Пендачанской, И. Абдразакова, Д. Корчака, В. Ладюка, Р. Папе, пианистов М. Учиды, Р. Бухбиндера, скрипачей Л. Кавакоса, П. Копачинской, Ю. Фишер, Д. Хоупа, Н. Цнайдера. Значительное внимание уделяется также совместной работе с молодыми музыкантами, среди которых дирижеры С. Кочановский, А. Пога, М. Стравинский, Ф. Чижевский, пианисты Л. Дебарг, Ф. Копачевский, Я. Лисецкий, Д. Маслеев, А. Романовский, скрипачи А. Баева, А. Притчин, В. Соколов, П. Милюков, виолончелист А. Рамм.

Впервые побывав за рубежом в 1956 г., оркестр с тех пор представлял русское искусство в Австралии, Австрии, Бельгии, Гонконге, Дании, Италии, Канаде, Китае, Ливане, Мексике, Новой Зеландии, Польше, США, Таиланде, Франции, Чехословакии, Швейцарии, Южной Корее, Японии и многих других странах.

Дискография коллектива насчитывает сотни грампластинок и CD, выпущенных ведущими фирмами России и зарубежья («Мелодия», «Бомба-Питер», Deutsche Grammophon, EMI Classics, BMG, Naxos, Chandos, Musikproduktion Dabringhaus und Grimm, Toccata Classics, Fancymusic и другие). Особое место в этом собрании занимает «Антология русской симфонической музыки», которая включает аудиозаписи сочинений русских композиторов от Глинки до Стравинского (дирижер Евгений Светланов). Записи концертов оркестра осуществлены телеканалами Mezzo, Medici, «Россия 1» и «Культура», радио «Орфей».

В недавнем времени Госоркестр выступил на фестивалях в Графенегге (Австрия), Kissinger Sommer в Бад-Киссингене (Германия), «Площадь искусств» в Санкт-Петербурге, VI фестивале Мстислава Ростроповича в Москве, III симфоническом форуме России в Екатеринбурге, Платоновском фестивале искусств в Воронеже; осуществил мировые премьеры сочинений А. Вустина, С. Слонимского, А. Батагова, А. Семёнова и Ю. Шерлинга, а также российские премьеры произведений Л. ван Бетховена — Г. Малера, В. Сильвестрова, Р. Щедрина, Дж. Тавенера, А. Скрябина — А. Немтина, К. Орфа, Г. Гладкова, В. Тарнопольского, Ж.-Д. Бонтемпу; принял участие в XV Международном конкурсе имени П. И. Чайковского и I Международном конкурсе молодых пианистов Grand Piano Competition; четырежды представил ежегодный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает»; посетил города России, Австрии, Аргентины, Бразилии, Чили, Германии, Испании, Турции, Китая.

С января 2016 г. Госоркестр реализует особый проект по поддержке профессионального композиторского творчества, предполагающий тесное сотрудничество коллектива с современными российскими авторами. Первым в истории «композитором в резиденции» оркестра стал Александр Вустин. За выдающиеся творческие достижения коллектив с 1972 г. носит почетное звание «академический», в 1986 г. он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 2006 и 2011 гг. удостоен благодарности Президента Российской Федерации.