Борис Березовский
Каталог концертов

Борис Березовский

Год выхода:
2015
Страна производитель:
Россия
Длительность:
80 мин.

Борис Березовский

Борис Березовский — один из самых востребованных пианистов мира. Его искусство отличается феноменальной виртуозностью, совершенным звуком с богатейшим спектром динамических оттенков, убедительными интерпретациями произведений самых разных эпох и стилей.

Пианист родился в Москве в 1969 году. Учился в Московской консерватории у Элисо Вирсаладзе и частным образом у Александра Саца. В 1987 году восемнадцатилетний музыкант получил IV премию на конкурсе пианистов в Лидсе (Великобритания). После его блестящего дебюта в лондонском WigmorHall в 1988 году газета The Times охарактеризовала его как «исключительно многообещающего артиста». Ярким подтверждением тому стала Первая премия и Золотая медаль на IX Международном конкурсе имени П.И. Чайковского в Москве, завоеванная Березовским в 1990 году.

Пианист регулярно выступает с лучшими оркестрами, среди которых Нью-Йоркский филармонический и Филадельфийский симфонический, Лондонская «Филармония» и Симфонический оркестр ВВС, Резиденц-оркестр Гааги и Филармонический оркестр Роттердама, Мюнхенский филармонический оркестр и Симфонический оркестр радио Франкфурта, Национальный оркестр Датского радио и Филармонический оркестр Осло, Оркестр Амстердамского Консертгебау и Национальный оркестр Франции, Симфонические оркестры Бирмингема и Сиднея, Берлинский филармонический оркестр, Российский национальный оркестр и Государственный симфонический оркестр «Новая Россия», Московский камерный оркестр Musica Viva, Уральский академический филармонический оркестр, Шведский камерный оркестр, Новый Японский филармонический оркестр и другие.

Выступления музыканта проходят под управлением Курта Мазура, Шарля Дютуа, Вольфганга Заваллиша, Эндрю Литтона, Антонио Паппано, Владимира Ашкенази, Александра Лазарева, Михаила Плетнёва, Юрия Башмета, Дмитрия Китаенко, Александра Рудина, Дмитрия Лисса и многих других известных дирижеров.

Березовский дает сольные концерты в таких прославленных музыкальных центрах, как Берлинская филармония, амстердамский Консертгебау, лондонский Royal Festival Hall, Театр Елисейских полей в Париже, венский Концертхаус, Дворец изящных искусств в Брюсселе, зал «Мегарон» в Афинах, Большой зал Московской консерватории, Концертный зал имени П. И. Чайковского.

В области камерной музыки пианист постоянно сотрудничает с такими выдающимися музыкантами, как Вадим Репин, Дмитрий Махтин, Александр Князев и другими.

Пианист — участник крупнейших международных музыкальных фестивалей в России, Германии, Франции, Швейцарии, Австрии, Словакии, Японии, США. По инициативе Бориса Березовского в городах России (Москва, Екатеринбург, Владимир) с 2006 по 2011 гг. проходил «Метнер-фестиваль».

Обширная дискография Бориса Березовского включает около 40 сольных и ансамблевых CD и DVD. На лейбле Teldec пианист записал произведения Шопена, Шумана, Рахманинова, Мусоргского, Балакирева, Метнера, Равеля и все «Трансцендентные этюды» Листа. На лейбле Mirare Harmonia Mundi — все Прелюдии Рахманинова, все фортепианные концерты Рахманинова (с Уральским филармоническим оркестром под управлением Дмитрия Лисса) и сочинения Рахманинова для двух фортепиано (в ансамбле с Брижитт Анжерер). Одна из последних записей музыканта — диск с музыкой Листа (с сольных концертов пианиста в Royal Festival Hall в Лондоне и La Grange de Meslay в Туре).

Березовский — обладатель многих премий в области звукозаписи. Так, запись сонат Рахманинова получила Премию немецких критиков, а диск с сочинениями Равеля был отмечен экспертами изданий Le Monde de la Musique, Diapason, BBC Music Magazin и Independent on Sunday.
DVD с сочинениями П.И. Чайковского для фортепиано, скрипки и виолончели и Элегическим трио «Памяти великого артиста», записанный Б. Березовским, Д. Махтиным и А. Князевым, был удостоен престижной французской премии Diapason d'Or. Диск с Трио № 2 Шостаковича и Элегическим трио № 2 Рахманинова, записанный тем же ансамблем, стал выбором журналов Le Monde de la Musique и Gramophone и получил премию «EchoKlassik» в номинации «Лучшая запись года в области камерной музыки. Ансамбль XIX века» (2004). Еще одну премию «EchoKlassik» в номинации «Лучшая сольная запись года. Музыка XX—XXI века» он получил в 2007 за запись диска «Хиндемит П. Ludus Tonalis; Сюита “1922”» (на лейбле Warner).

Концертная запись этюдов Шопена в транскрипции Годовского (2006) была удостоена премий Diapason d'Or и RTL d'Or.

Диск с записью «Карнавал животных» Сен-Санса с Брижитт Анжерер и Анри Демаркеттом получил премию CHOC.

В 2006 году Березовский был удостоен премии BBC Music Magazine.

Пианист активно концертирует в России: в Екатеринбурге, Оренбурге, Новосибирске, Белгороде и многих других городах, проводит именные фестивали. В декабре 2012 года прошел Первый, а в апреле 2014 года — Второй фестиваль Бориса Березовского в Екатеринбурге, идею которого сам музыкант определил как «музыкально-географическое путешествие».

Схожими идеями вдохновлен и новый проект пианиста: «Музыка Земли», прошедший в Москве с 26 по 30 ноября 2014 года в Светлановском зале Дома музыки и Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства и гармонично вписавшийся в концепцию перекрестного Года культуры России и Великобритании. Как и форум в Екатеринбурге, московский фестиваль Б. Березовского объединил два направления — классику и фольклор. Фестиваль станет ежегодным и будет посвящен музыкальным культурам разных стран.
В сентябре 2015 Березовский участвовал в Первом фестивале «Безумные дни в Екатеринбурге».

Борис Березовский носит звание Steinway Artist.

О пианисте сняты два документальных фильма: Boris Berezovsky — Change of Plans: Interview & Performance. Концертнаясъемка 14 июля 2006 годавЭссененаРурскоммузыкальномфестивале (DVD — Naxos 2007) и Boris Berezovsky — Pianist und Virtuose (ARTE, ZDF, SoundingImages & Fernsehbüro 2007).

Летом 2015 года Борис Березовский был членом жюри состязания пианистов на XV международном конкурсе им. П. И. Чайковского. На телеканале «Россия — Культура» он вел программу «Вспоминая великие страницы», посвященную выступлениям пианистов на Конкурсе им. Чайковского с 1958 по 2011 гг.

Борис Березовский — лауреат премии национальной газеты «Музыкальное обозрение» в номинации «Персона года» (2013). В 2015 г. удостоен Премии города Москвы в номинации «Музыкальное искусство».

Игорь Фёдорович Стравинский

Игорь Фёдорович Стравинский (5 (17) июня 1882, Ораниенбаум — 6 апреля 1971, Нью-Йорк; похоронен в Венеции на кладбище Сан-Микеле) — русский композитор, дирижёр и пианист, один из крупнейших представителей мировой музыкальной культуры XX века.

Стравинский родился в 1882 году на Швейцарской улице в Ораниенбауме на даче, которую снимал его отец — российский певец польского происхождения-бас, солист Мариинского театра Фёдор Стравинский. Род Стравинских происходит из Волыни (Украина). С девяти лет начал частным образом брать уроки фортепиано, в восемнадцать лет по настоянию родителей поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, одновременно приступив к самостоятельному изучению музыкально-теоретических дисциплин. С 1904 по 1906 годы (по другим сведениям с 1902 по 1908) Стравинский брал частные уроки у Н. А. Римского-Корсакова, который предложил композитору занятия два раза в неделю, параллельно с его уроками с В. П. Калафати. Это была единственная композиторская школа Стравинского, благодаря которой он овладел в совершенстве композиторской профессией.

Под руководством Римского-Корсакова были написаны первые сочинения — скерцо и соната для фортепиано, сюита для голоса с оркестром «Фавн и пастушка», Симфония Es-dur, «Фейерверк» для оркестра. На премьере последнего присутствовал Сергей Дягилев, высоко оценивший талант молодого композитора. Через некоторое время Дягилев предложил ему создать балет для постановки в «Русских сезонах» в Париже. В течение трёх лет сотрудничества с труппой Дягилева Стравинский написал три балета, принесших ему мировую известность — «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911) и «Весна священная» (1913). В эти годы Стравинский периодически ездит из России в Париж и обратно, а в 1914 году, перед самым началом Первой мировой войны едет в Швейцарию, где и остаётся на ближайшие четыре года. Среди сочинений этого времени — оперы «Соловей» (по сказке Андерсена, 1914) и «История солдата» («сказка о беглом солдате и чёрте, читаемая, играемая и танцуемая»; 1918). Этим же временем датируется сближение Стравинского с французской Шестёркой и эксцентричным авангардным композитором Эриком Сати, ядовитый характер и музыка которого вызывали неизменное восхищение «князя Игоря». Некоторые произведения Сати (в особенности, балет «Парад» (1917) и симфоническая драма «Сократ» (1918)) оставили заметный след в творчестве Стравинского.
После окончания войны Стравинский принимает решение не возвращаться в Россию, и спустя некоторое время переезжает во Францию. В 1919 году композитор по заказу Дягилева пишет балет «Пульчинелла», поставленный год спустя.

Стравинский жил во Франции с 1920 по 1940 год. Здесь состоялись премьеры его оперы «Мавра» (1922), «Свадебки» (1923) — итогового произведения русского периода, а также оперы-оратории «Царь Эдип» (1927), знаменовавшей собой начало нового периода в творчестве композитора, который принято называть «неоклассическим».

В 1924 году состоялся дебют Стравинского в качестве пианиста: он исполнил собственный концерт для фортепиано и духового оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. Как дирижёр Стравинский выступал с 1915 года. В этот период Стравинский создаёт многочисленные произведения в разных жанрах: Симфонии духовых памяти Дебюсси, сочинения для камерных ансамблей, фортепиано и голоса. 1926 год отмечен первым обращением композитора к духовной музыке — «Отче наш» для хора a capella. В 1928 году появляются новые балеты — «Аполлон Мусагет» и «Поцелуй феи», а два года спустя — знаменитая и грандиозная Симфония псалмов на латинские тексты Ветхого Завета.
В начале 1930-х годов Стравинский обращается к жанру концерта — он создаёт Концерт для скрипки с оркестром и Концерт для двух фортепиано. В 1933—1934 годах по заказу Иды Рубинштейн совместно с Андре Жидом Стравинский пишет мелодраму «Персефона». Тогда же он окончательно решает принять французское гражданство и пишет автобиографическую книгу «Хроника моей жизни».

С 1936 года Стравинский периодически посещает с гастролями США, во время которых укрепляются его творческие связи с этой страной. В 1937 году в Метрополитен-опера был поставлен балет «Игра в карты», год спустя — исполнен концерт «Дамбартон-Окс», Стравинского приглашают прочитать курс лекций в Гарвардском университете. Наконец, в связи с начавшейся войной, Стравинский решает переехать в США. Композитор поселяется сначала в Сан-Франциско, а затем в Лос-Анджелесе. Произведения этого периода — опера «Похождения повесы» (1951) — ставшая апофеозом неоклассического периода, балеты «Орфей» (1948), Симфония in C (1940) и Симфония в трёх частях (1945), Эбони-концерт для кларнета и джаз ансамбля (1945, посвящён Бенни Гудмену), а также множество других сочинений.

В январе 1944 г. в связи с исполнением необычной аранжировки гимна США в Бостоне местная полиция предупредила Стравинского, что существует ответственность в виде штрафа за искажение гимна.[6][7][8] В связи с этим появился миф, что Стравинский был арестован за искажение гимна.

С начала 1950-х годов Стравинский начинает использовать в своих сочинениях серийный принцип. Переходом стало сочинение Кантаты на стихи английских анонимов, в которой со всей очевидностью обозначилась тенденция тотальной полифонизации музыки, к которой Стравинский тяготел всегда. Первым серийным сочинением стал Септет (1953). Полностью серийным сочинением, в котором Стравинский совершенно отказался от тональности, как таковой, стали Threni (Плач пророка Иеремии; 1958). Произведение, в котором серийный принцип абсолютен, — это «Движения» для фортепиано с оркестром (1959). Итоговое музыкальное произведение серийного периода — Вариации памяти Олдоса Хаксли для оркестра.

Апофеозом всего творчества Стравинского является Requiem Canticles («Заупокойные песнопения», Реквием) для контральто и баса соло, хора и оркестра (1966): «… „Заупокойные песнопения“ завершили всю мою творческую картину…», «…Реквием в моём возрасте слишком задевает за живое…», «…сочиняю шедевр своих последних лет» — И.Стравинский.

Стравинский очень активно гастролировал в Европе и мире как дирижёр и пианист. Осенью 1962 года впервые после долгого перерыва он приезжает с концертами в СССР, где дирижирует в Москве и Ленинграде. Последнее завершённое его произведение — обработка для камерного оркестра двух духовных песен Гуго Вольфа (1968), но он ещё успеет задумать и начать оркестровку четырёх прелюдий и фуг из ХТК И. С. Баха (1968—1970), а также начнёт вынашивать замысел, и представит себе эскизы фортепианного сольного произведения, которых называл — инвенции, этюды, соната (которую образовывали эти инвенции и этюды).

Умер 6 апреля 1971 года, похоронен на кладбище Сан-Микеле в Венеции (Италия), на так называемой «русской» его части, вместе со своей женой Верой, недалеко от могилы Сергея Дягилева.

В честь Стравинского назван кратер на Меркурии и музыкальная школа в Ораниенбауме. Также существует Фонтан Стравинского на одноименной площади перед Центром Жоржа Помпиду в Париже, Франция.

Алессандро Скарлатти

Алессандро Скарлатти (2 мая 1660 — 24 октября 1725) — композитор эпохи барокко, известный своими операми и камерными кантатами. Он считается основателем Неаполитанской оперной школы. Брат композитора Франческо Скарлатти и отец Доменико Скарлатти и Пьетро Филиппо Скарлатти также были композиторами.

Алессандро Скарлатти родился на Сицилии, в Палермо. Считается, что он был учеником Джакомо Кариссими в Риме, и это является причиной предположений, что на его творчество повлияли композиторы северной Италии (в его ранних работах чувствуется влияние Алессандро Страделла и Джованни Легренци). Постановка в Риме его оперы Gli Equivoci nell’amore (1679) дает ему протекцию королевы Швеции, Кристины (проживающей в то время в Риме), и он становится ее капельмейстером. В феврале 1684 он становится капельмейстером вице-короля Неаполя, с помощью своей сестры, оперной певицы, любовницы влиятельного неаполитанского аристократа. В Неаполе он сочиняет большое количество опер, замечательных своей живостью и экспрессивностью, а также музыку для торжественных случаев.

В 1702 Скарлатти покидает Неаполь и не возвращается до смены испанского владычества австрийским. В промежутке он находится под патронажем Фердинандо ди Медичи(III). Для его придворного театра во Флоренции он пишет несколько опер. Так же он пишет оперы для кардинала Оттобони, который делает его своим капельмейстером, и обеспечивает ему схожую должность в церкви Санта Мария Маджоре в Риме в 1703.

После посещения Венеции и Урбино в 1707, снова принимается за работу в Неаполе в 1708, и остается там до 1717. В это время, кажется, что Неаполь немного устал от его музыки; в Риме ее принимают лучше, и именно там, в театре Капраники (Teatro Capranica), он сочиняет свои лучшие оперы (Telemaco, 1718; Marco Attilio Regolò, 1719; La Griselda, 1721), а также величественные образцы церковной музыки, включая мессы для хора с оркестром, написанные в честь святой Цецилии (Saint Cecilia) по заказу кардинала Аквавивы (Cardinal Acquaviva) в 1721. Его последняя крупная работа осталась незавершенной. Это была серенада к свадьбе принца Стиглиано в 1723. Алессандро Скарлатти умер 24 октября 1725 в Неаполе.

Музыкальные формы Скарлатти являются важным связывающим звеном между манерой пения раннего итальянского барокко XVII-го века, с центром во Флоренции, Венеции и Риме, и классической школой XVIII-го века, кульминацией которой был Моцарт. Ранние оперы Скарлатти (Gli Equivoci nel sembiante 1679; L’Honestà negli amori 1680, включающая знаменитую арию Già il sole dal Gange; Pompeo 1683, содержащая хорошо известные арии O cessate di piagarmi и Toglietemi la vita ancor и другие, написанные до 1685) содержали старые модуляции речитатива, и изрядное количество аккуратно сконструированных форм в их маленьких очаровательных ариях, тщательно проработанным аккомпанементом к которым иногда звучал струнный квартет, иногда же клавесин соло. В 1686 он окончательно утверждает форму «итальянской увертюры» (второе название Dal male il bene) и отказывается от бассо остинато и двухчастной формы в двух куплетах в пользу трехчастной формы или da capo формы построения мелодии. Его лучшие оперы этого периода: La Rosaura (1690, отпечатаны в Gesellschaft für Musikforschung), и Pirro e Demetrio (1694), в которой появляются арии Rugiadose, odorose и Ben ti sta, traditor.

Где-то с 1697 и далее (La Caduta del decemviri), испытывающие, с одной стороны, влияние стиля Джованни Бонончини (итал. Giovanni Bononcini), с другой стороны, возможно, более значительное влияние вице-королевского двора, его оперы начинают звучать более традиционно, в достаточно общепринятом ритме, одновременно оркестровка достаточно грубовата и резка, но не без изящества ('Eracles', 1700), гобои и трубы используются часто, а скрипки играют в унисон. Оперы, сочиненные для Фердинандо ди Медичи(III) утеряны; они должны были бы дать более полное представление о стиле Скарлатти. Его переписка с принцем заставляет догадываться, что эти оперы были написаны с действительно ярким вдохновением.

Опера Mitridate Eupatore, считающаяся его шедевром, написана в Венеции, в 1707. Она содержит музыку, ушедшую далеко вперед в своем развитии от того, что Скарлатти написал в Неаполе, как по технике, так и по искусству композиции. Поздние неаполитанские оперы (L’Amor volubile e tiranno 1700; La Principessa fedele 1712; Tigrane 1715) скорее яркие и эффектные, чем глубоко эмоциональные; оркестровка значительно более интересная, чем в предыдущих произведениях, так как основной аккомпанемент голоса ведется струнным квартетом, клавесин используется только для шумной инструментальной ритурнели. В опере Teodora (1697) он первый использовал оркестровую ритурнель.

Его последние оперы, сочиненные в Риме, показывают сильное поэтическое чувство, широкую и величественную мелодию, глубокое понимание драматизма, особенно в речитативах с аккомпанементом, его собственным изобретением, которое он впервые использовал в 1686 (Olimpia vendicata) и значительно более современный стиль оркестровки; впервые появившиеся горны вызвали ошеломляющий эффект.
Кроме опер, ораторий (Agar et Ismaele esiliati, 1684; Christmas Oratorio, 1705; S. Filippo Neri, 1714; и другие) и серенад, написанных в однообразном стиле, Скарлатти сочиняет более пяти сотен камерных кантат для голоса соло. Они являются наиболее интеллектуальными среди камерной музыки того периода, и вызывает большое огорчение тот факт, что они до сих пор находятся в основном в манускриптах, ведь их изучение обязательно для тех, кто хотел бы иметь адекватное представление о музыкальном прогрессе Скарлатти.

Несколько сочиненных им месс (информация о том, что он сочинил более двух сотен месс, не вызывает доверия) и произведений церковной музыки относительно несущественны, кроме St. Cecilia Mass (1721), являющейся одной из первых попыток сочинительского стиля, который достиг своих высот в великих мессах Иоганна Себастьяна Баха и у Бетховена. Его инструментальная музыка, хотя и небезынтересная, но слишком старомодная, по сравнению с его операми.

В честь Скарлатти назван кратер на Меркурии.

Дьёрдь Лигети

Дьёрдь Лигети (1923-2006) — австрийский композитор венгерского происхождения. Учился в консерватории г. Коложвар и Будапештской академии музыки. С 1950 преподавал там же музыкально-теоретические дисциплины. В своем раннем творчестве Лигети следовал традициям Б.Бартока и З.Кодая. В 1956 он эмигрировал в Вену. В 1957-58 по приглашению Г.Аймерта работал в студии электронной музыки в Кёльне. Преподавал, в том числе в Дармштадте, Стокгольме, Гамбурге.

В отличие от большинства композиторов своего поколения Лигети никогда не увлекался сериализмом. Для его зрелого стиля характерно преобладание чрезвычайно густой, интенсивно вибрирующей многоголосной фактуры, которую композитор именует «микрополифонией», и фактуры, основанной на калейдоскопическом чередовании отрывистых звуков и ярких звуковых пятен. В позднем творчестве обнаруживаются неоромантические тенденции, возрастает значение венгерских фольклорных интонаций, а также пародийных и сатирических моментов. В его творческом наследии сочинения для оркестра: «Явления», «Атмосферы», «Разветвления», «Мелодии», инструментальные концерты, хоровые опусы: Реквием, «Часы и облака», «Три фантазии по Гёльдерлину», «Бессмысленные мадригалы». «Венгерские этюды»; камерно-инструментальная и фортепианная музыка, электронные композиции: Glissandi, «Артикуляция».

Бела Виктор Янош Барток (25 марта 1881, Надьсентмиклош, Банат, Австро-Венгрия — 26 сентября 1945, Нью-Йорк, США) — венгерский композитор, пианист и музыковед-фольклорист. Бартока часто относят к представителям экспрессионизма в музыке.

Родился в банатском селе Надьсентмиклош, в семье директора сельскохозяйственного училища, музыканта-любителя (играл в местном оркестре) и учительницы. Барток в детстве рос в атмосфере, насыщенной музыкой, слушал концерты оркестра отца и исполнения матери-пианистки. Уже в четыре года Барток знал множество народных песен и наигрывал их мелодии одним пальцем; а в пять лет получил первый урок игры на фортепиано от матери, а уже через месяц они вместе играли в четыре руки пьесу, приготовленную ими ко дню рождения отца.
Детство Бартока было омрачено болезнями, а затем и смертью отца в 1888 году. После смерти отца, семья переселяется в Надьсёллёш. Там мать, Паула Барток, получает место учителя в начальной школе.

1 марта 1892 года состоялось первое публичное выступление Белы Бартока. Он сыграл на благотворительном концерте первую часть из Сонаты № 21 Бетховена, и фортепианную пьесу «Течение Дуная», написанную самим Бартоком. Успех концерта имел важное последствие: директор местной школы предоставил матери Бартока годовой отпуск для поездки в Братиславу, где юный Барток получил возможность брать уроки фортепиано и гармонии у Ласло Эркеля, сына Ференца Эркеля. Но уже осенью 1893 года уроки прекратились: мать получила назначение в школу города Банска Быстрица.

В январе 1899 года Бартока прослушал в Будапеште профессор Иштван Томан, ученик Листа, в результате чего осенью Барток поступает без экзаменов в столичную Музыкальную академию, хранившею в себе память о своем основателе, о Ференце Листе. В Музыкальной академии Ференца Листа его преподавателями были Ганс Кёслер (композиция) и Иштван Томан (фортепиано). В академии Барток сразу обратил на себя внимание как одаренный молодой музыкант. Особенно он преуспел в фортепианной игре.

С 1907 года профессор этой академии по классу фортепиано. Педагогическую деятельность совмещал с концертированием (особенно часто и с особым блеском исполнял произведения Листа) и изучением крестьянского фольклора (венгерского, румынского, словацкого, турецкого и др.), вместе с Золтаном Кодаем собрал свыше 30 000 песен. В 1936 записывал народные мелодии в Анатолии, где ему помогал Ахмед Аднан Сайгун. В 1940 эмигрировал в Нью-Йорк. Скончался от лейкоза. Недописанные им финал 3-го фортепианного концерта и Концерта для альта с оркестром завершил Тибор Шерли.

Соединяя фольклорный мелос с приёмами музыкального авангарда (экспрессионизм и др.), стал одним из наиболее глубоких и влиятельных новаторов в музыке XX века. Ему принадлежат 6 струнных квартетов, одноактная опера «Замок герцога Синяя Борода» (1918), балеты «Чудесный мандарин» (1919, был запрещен цензурой за «непристойность»), «Деревянный принц» (1914-1917), Концерт для оркестра (1942-1945), «Музыка для струнных, перкуссии и челесты», 2 концерта для скрипки с окрестром, симфоническая поэма «Кошут», сюиты «На вольном воздухе» и «Микрокосмос» и другие сочинения.

Людвиг ван Бетховен

Музыкальная Европа еще была полна слухами о гениальном чудо-ребенке — В. А. Моцарте, когда в Бонне, в семье тенориста придворной капеллы, родился Людвиг ван Бетховен. Крестили его 17 декабря 1770 г., назвав в честь деда, почтенного капельмейстера, выходца из Фландрии. Первые музыкальные знания Бетховен получил от отца и его сослуживцев. Отец хотел, чтобы он стал «вторым Моцартом», и заставлял сына упражняться даже по ночам. Вундеркиндом Бетховен не стал, однако довольно рано обнаружил композиторское дарование.

Большое воздействие на него оказал К. Нефе, обучавший его композиции и игре на органе, — человек передовых эстетических и политических убеждений. Из-за бедности семьи Бетховен был вынужден очень рано поступить на службу: в 13 лет он был зачислен в капеллу как помощник органиста; позднее работал концертмейстером в боннском Национальном театре. В 1787 г. он посетил Вену и познакомился со своим кумиром, Моцартом, который, прослушав импровизацию юноши, сказал: «Обратите на него внимание; он когда-нибудь заставит мир говорить о себе». Стать учеником Моцарта Бетховену не удалось: тяжкая болезнь и смерть матери вынудили его спешно вернуться в Бонн. Там Бетховен обрел моральную поддержку в просвещенной семье Брейнингов и сблизился с университетской средой, разделявшей самые прогрессивные взгляды. Идеи Французской революции были с энтузиазмом встречены боннскими друзьями Бетховена и оказали сильное влияние на формирование его демократических убеждений.

В Бонне Бетховен написал целый ряд крупных и мелких сочинений: 2 кантаты для солистов, хора и оркестра, 3 фортепианных квартета, несколько фортепианных сонат (называемых ныне сонатинами). Следует отметить, что известные всем начинающим пианистам сонатины соль и фа мажор Бетховену, по мнению исследователей, не принадлежат, а только приписываются, зато другая, подлинно бетховенская Сонатина фа мажор, обнаруженная и опубликованная в 1909 г., остается как бы в тени и никем не играется. Большую часть боннского творчества составляют также вариации и песни, предназначенные для любительского музицирования. Среди них — всем знакомая песня «Сурок», трогательная «Элегия на смерть пуделя», бунтарски—плакатная «Свободный человек», мечтательная «Вздох нелюбимого и счастливая любовь», содержащая прообраз будущей темы радости из Девятой симфонии, «Жертвенная песня», которую Бетховен настолько любил, что возвращался к ней 5 раз (посл. ред. — 1824 г.). Несмотря на свежесть и яркость юношеских сочинений, Бетховен понимал, что ему необходимо серьезно учиться. В ноябре 1792 г. он окончательно покинул Бонн и переехал в Вену — крупнейший музыкальный центр Европы. Здесь он занимался контрапунктом и композицией у И. Гайдна, И. Шенка, И. Альбрехтсбергера и А. Сальери. Хотя ученик отличался строптивостью, учился он ревностно и впоследствии с благодарностью отзывался о всех своих учителях. Одновременно Бетховен начал выступать как пианист и вскоре завоевал славу непревзойденного импровизатора и ярчайшего виртуоза. В первой и последней своей длительной гастрольной поездке (1796) он покорил публику Праги, Берлина, Дрездена, Братиславы. Покровительство молодому виртуозу оказывали многие знатные любители музыки — К. Лихновский, Ф. Лобковиц, Ф. Кинский, русский посол А. Разумовский и другие, в их салонах впервые звучали бетховенские сонаты, трио, квартеты, а впоследствии даже симфонии. Их имена можно обнаружить в посвящениях многих произведений композитора. Однако манера Бетховена держаться со своими покровителями была почти неслыханной для того времени. Гордый и независимый, он никому не прощал попыток унизить свое достоинство. Известны легендарные слова, брошенные композитором оскорбившему его меценату: «Князей было и будет тысячи, Бетховен же только один». Из многочисленных аристократок — учениц Бетховена — его постоянными друзьями и пропагандистами его музыки стали Эртман, сестры Т. и Ж. Брунс, М. Эрдеди. Не любивший преподавать, Бетховен все же был учителем К. Черни и Ф. Риса по фортепиано (оба они завоевали впоследствии европейскую славу) и эрцгерцога Австрии Рудольфа по композиции.

В первое венское десятилетие Бетховен писал преимущественно фортепианную и камерную музыку. В 1792-1802 гг. были созданы 3 фортепианных концерта и 2 десятка сонат. Из них только Соната № 8 («Патетическая») имеет авторское название. Сонату № 14, носящую подзаголовок соната-фантазия, назвал «Лунной» поэт-романтик Л. Рельштаб. Устойчивые наименования укрепились также за сонатами № 12 («С Траурным маршем»), № 17 («С речитативами») и более поздними: № 21 («Аврора») и № 23 («Аппассионата»). К первому венскому периоду относятся, помимо фортепианных, 9 (из 10) скрипичных сонат (в том числе № 5 — «Весенняя», № 9 — «Крейцерова»; оба названия также неавторские); 2 виолончельные сонаты, 6 струнных квартетов, ряд ансамблей для различных инструментов (в том числе жизнерадостно-галантный Септет). С началом XIX в. начался и Бетховен как симфонист: в 1800 г. он закончил свою Первую симфонию, а в 1802 — Вторую. В это же время была написана его единственная оратория «Христос на Масличной горе». Появившиеся в 1797 г. первые признаки неизлечимой болезни — прогрессирующей глухоты и осознание безнадежности всех попыток лечения недуга привело Бетховена к душевному кризису 1802 г., который отразился в знаменитом документе — «Гейлигенштадтском завещании». Выходом из кризиса стало творчество: «...Недоставало немногого, чтобы я покончил с собой», — писал композитор. — «Только оно, искусство, оно меня удержало». 1802—12 гг. — время блестящего расцвета гения Бетховена. Глубоко выстраданные им идеи преодоления страдания силой духа и победы света над мраком после ожесточенной борьбы оказались созвучными основным идеям Французской революции и освободительных движений начала XIX в. Эти идеи воплотились в Третьей («Героической») и Пятой симфониях, в тираноборческой опере «Фиделио», в музыке к трагедии И. В. Гете «Эгмонт» в Сонате № 23 («Аппассионате»). Композитора вдохновляли также философские и этические идеи эпохи Просвещения, воспринятые им в юности. Мир природы предстает полным динамичной гармонии в Шестой («Пасторальной») симфонии, в Скрипичном концерте, в фортепианной (№ 21) и скрипичной (№ 10) сонатах. Народные или близкие к народным мелодии звучат в Седьмой симфонии и в квартетах №№ 7-9 (так называемых «русских» — они посвящены А. Разумовскому; Квартет №8 содержит 2 мелодии русских народных песен: использованную много позднее также и Н. Римским-Корсаковым «Славу» и «Ах, талан ли мой, талан»). Мощным оптимизмом полна Четвертая симфония, юмором и слегка иронической ностальгией по временам Гайдна и Моцарта пронизана Восьмая. Эпически и монументально трактуется виртуозный жанр в Четвертом и Пятом фортепианных концертах, а также в Тройном концерте для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром. Во всех этих произведениях нашел самое полное и окончательное воплощение стиль венского классицизма с его жизнеутверждающей верой в разум, добро и справедливость, выраженной на концепционном уровне как движение «через страдание — к радости» (из письма Бетховена к М. Эрдеди), а на композиционном — как равновесие между единством и многообразием и соблюдение строгих пропорций при самых крупных масштабах сочинения.

1812-15 гг. — переломные в политической и духовной жизни Европы. За периодом наполеоновских войн и подъемом освободительного движения последовал Венский конгресс (1814-15), после которого во внутренней и внешней политике европейских стран усилились реакционно—монархические тенденции. Стиль героического классицизма, выражавший дух революционного обновления конца XVIII в. и патриотические настроения начала XIX в., должен был неминуемо или превратиться в помпезно-официозное искусство, или уступить место романтизму, который стал ведущим направлением в литературе и успел заявить о себе в музыке (Ф. Шуберт). Эти сложные духовные проблемы пришлось решать и Бетховену. Он отдал дань победному ликованию, создав эффектную симфоническую фантазию «Битва при Виттории» и кантату «Счастливое мгновение», премьеры которых были приурочены к Венскому конгрессу и принесли Бетховену неслыханный успех. Однако в других сочинениях 1813—17 гг. отразились настойчивые и порой мучительные поиски новых путей. В это время были написаны виолончельные (№№ 4, 5) и фортепианные (№№ 27, 28) сонаты, несколько десятков обработок песен разных народов для голоса с ансамблем, первый в истории жанра вокальный цикл «К далекой возлюбленной» (1815). Стиль этих сочинений — как бы экспериментальный, со множеством гениальных находок, однако не всегда столь же цельный, как в период «революционного классицизма».

Последнее десятилетие жизни Бетховена было омрачено как общей гнетущей политической и духовной атмосферой в меттерниховской Австрии, так и личными невзгодами и потрясениями. Глухота композитора стала полной; с 1818 г. он был вынужден пользоваться «разговорными тетрадями», в которых собеседники писали обращенные к нему вопросы. Потеряв надежду на личное счастье (имя «бессмертной возлюбленной», к которой обращено прощальное письмо Бетховена от 6-7 июля 1812 г., остается неизвестным; одни исследователи считают ею Ж. Брунсвик-Дейм, другие — А. Брентано), Бетховен принял на себя заботы по воспитанию племянника Карла, сына умершего в 1815 г. младшего брата. Это привело к долголетней (1815-20) судебной тяжбе с матерью мальчика о правах на единоличное опекунство. Способный, но легкомысленный племянник доставлял. Бетховену много огорчений. Контраст между печальными, а порою и трагическими жизненными обстоятельствами и идеальной красотой создаваемых произведений — проявление того духовного подвига, который сделал Бетховена одним из героев европейской культуры Нового времени.

Творчество 1817-26 гг. ознаменовало новый взлет гения Бетховена и одновременно стало эпилогом эпохи музыкального классицизма. До последних дней сохранив верность классическим идеалам, композитор нашел новые формы и средства их воплощения, граничащие с романтическими, но не переходящие в них. Поздний стиль Бетховена — уникальный эстетический феномен. Центральная для Бетховена идея диалектической взаимосвязи контрастов, борьбы света и мрака обретает в позднем творчестве подчеркнуто философское звучание. Победа над страданием дается уже не через героическое действие, а через движение духа и мысли. Великий мастер сонатной формы, в которой прежде развивались драматические конфликты, Бетховен в поздних сочинениях нередко обращается к форме фуги, наиболее подходящей для воплощения постепенного становления обобщенной философской идеи. 5 последних фортепианных сонат (№№ 28-32) и 5 последних квартетов (№№ 12-16) отличаются особо сложным и утонченным музыкальным языком, требующим от исполнителей величайшей искусности, а от слушателей — проникновенного восприятия. 33 вариации на вальс Диабелли и Багатели ор. 126 также являются подлинными шедеврами, несмотря на различие в масштабах. Позднее творчество Бетховена долгое время вызывало споры. Из современников лишь немногие смогли понять и оценить его последние сочинения. Одним из таких людей стал H. Голицын, по заказу которого написаны и которому посвящены квартеты №№ 12, 13 и 15. Ему же посвящена увертюра «Освящение дома» (1822).

В 1823 г. Бетховен закончил «Торжественную мессу», которую сам считал своим величайшим произведением. Эта месса, рассчитанная скорее на концертное, чем на культовое исполнение, стала одним из этапных явлений в немецкой ораториальной традиции (Г. Шютц, И. С. Бах, Г. Ф. Гендель, В. А. Моцарт, И. Гайдн). Первая месса (1807) не уступала мессам Гайдна и Моцарта, однако не стала новым словом в истории жанра, как «Торжественная», в которой претворилось все мастерство Бетховена—симфониста и драматурга. Обратившись к каноническому латинскому тексту, Бетховен выделил в нем идею самопожертвования во имя счастья людей и внес в финальную мольбу о мире страстный пафос отрицания войны как величайшего зла. При содействии Голицына «Торжественная месса» впервые была исполнена 7 апреля 1824 г. в Петербурге. Месяцем позже в Вене состоялся последний бенефисный концерт Бетховена, в котором, помимо частей из мессы, прозвучала его итоговая, Девятая симфония с заключительным хором на слова «Оды к радости» Ф. Шиллера. Идея преодоления страдания и торжества света последовательно проведена через всю симфонию и с предельной ясностью выражена в конце благодаря введению поэтического текста, который Бетховен еще в Бонне мечтал положить на музыку. Девятая симфония с ее финальным призывом — «Обнимитесь, миллионы!» — стала идейным завещанием Бетховена человечеству и оказала сильнейшее воздействие на симфонизм XIX и XX вв. Традиции Бетховена восприняли и так или иначе продолжили Г. Берлиоз, Ф. Лист, И. Брамс, А. Брукнер, Г. Малер, С Прокофьев, Д. Шостакович. Как своего учителя чтили Бетховена и композиторы нововенской школы — «отец додекафонии» А. Шёнберг, страстный гуманист А. Берг, новатор и лирик А. Веберн. В декабре 1911 г. Веберн писал Бергу: «Мало вещей столь чудесных, как праздник Рождества. ... Не так ли надо праздновать и день рождения Бетховена?» Немало музыкантов и любителей музыки согласились бы с этим предложением, потому что для тысяч (а может, и миллионов) людей Бетховен остается не только одним из величайших гениев всех времен и народов, но и олицетворением немеркнущего этического идеала, вдохновителем угнетенных, утешителем страждущих, верным другом в скорби и радости.
(Л. Кириллина)