Смерть Пазухина
Спектакль

Смерть Пазухина

Государственный академический театр им. Моссовета

Год выхода:
1981
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Драма
Длительность:
104 мин.
В ролях:
Николай Афонин, Юрий Беркун, Татьяна Бестаева, Борис Иванов, Ирина Карташева, Геннадий Некрасов, Мария Кнушевицкая, Владимир Шурупов, Виктор Гордеев, Олег Щетинин, Алексей Консовский, Анатолий Баранцев
Режиссёры:
Борис Щедрин, Владимир Храмов

Телеверсия спектакля по одноименной пьесе М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Фрагмент репортажа М. Зайонца «Порок будет наказан, а добродетель…» со съемочной площадки телеспектакля для журнала «Телевидение и радиовещание» (1980 г.):

«…Целый год ждут смерти Ивана Прокофьевича Пазухина его наследники и все те, кто надеется не упустить «свое» из миллионного состояния. А умирает Пазухин внезапно, не выдержав известия, что не быть ему надворным советником, умирает, так и не оставив завещания и открывая тем самым широкое поле для хитроумных интриг, подлости и обмана. В конце концов, как и положено, порок будет обязательно наказан. А добродетель… «Где же тут добродетель-то?!» – этот вопрос, обращенный в финале прямо к зрителям, увы, останется без ответа.

В творческом объединении «Экран» идут съемки спектакля Московского академического театра им. Моссовета «Смерть Пазухина». Острая, злая сатира Салтыкова-Щедрина диктует постановщикам стиль скорее остраненный, иронически-условный, чем подробно-бытовой, жанрово-сочный. Поэтому в павильоне ЦТ выстроен небольшой шестигранник, обрамленный колоннами и украшенный старинными подсвечниками. Нейтральная площадка для действия. Всего лишь намек на парадную комнату в барском особняке. Пустые стулья и кресло. На них долго задерживается своим «взглядом» камера – таким будет начало спектакля. И сразу же, неожиданно – сидят на стульях люд. Персонажи спектакля преувеличенно гротескные – типы страшноватые в своем «человеческом» естестве.

Еще одна особенность есть у этого спектакля. Он создавался для Малой сцены театра, специфика которой, несомненно, учитывалась при постановке. В телевизионном варианте спектакля зритель как будто максимально приближен к актерам, но в то же время отстранен от действия. Один из постановщиков – театральный режиссер Б. Щедрин – рассказывает о трудностях, с которыми пришлось столкнуться; от многого, что было найдено для театра, пришлось отказаться (так отказались от оркестра, который встречал зрителей еще в фойе, вводя их в атмосферу спектакля).

Сейчас с помощью телевизионного режиссера В. Храмова идет поиск новых выразительных средств, новой, уже телевизионной условности. Появились, например, титры, которые, как в немом кино, обозначают место действия и называют персонажей, возникающих на экране; маленькими кусочками снимается сегодня сцена смерти Пазухина: входит чиновник по особым поручениям Разбитной, следует его монолог, обращенный к Пазухину, и неожиданная смерть старика. Камера снимает сначала реакцию Пазухина… слушающих тот же текст Анну Петровну Живоедову… и Настасью Ивановну… и опять крупный план – Леночка… Наконец, поворот камеры – и на экране монитора появляется сам Разбитной… произносящий свой монолог. Потом режиссеры смонтируют эти куски так, чтобы сохранить самый важный закон Малой сцены, основное ее условие – предельную близость к актеру, возможность рассмотреть все мельчайшие нюансы актерского исполнения». <…>

Фрагмент статьи Б. Евсеева «Отходная старому миру», журнал «Театр» (1979 г.):

<…> «Возникает вопрос: почему Малая сцена? Она, мол, для поисков, экспериментов… Именно так случилось со «Смертью Пазухина». Актеры старшего и среднего поколения, увлеченные интересным замыслом постановщика Б. Щедрина, играют ярко, свежо, раскованно, и их дарования раскрылись с новых, неожиданных сторон. <…>

И осуществляется принцип: предельная условность постановки – только самые необходимые детали – при максимальной правде и реалистической достоверности исполнения. <…>

Театр провел большую работу над текстом пьесы. <…> Сделаны существенные сокращения: иначе спектакль заканчивался бы далеко за полночь. <…>

В сатирической комедии, одной из самых беспощадных в русской драматургии, актеры не прибегают к внешнему преувеличению, к заострению и гротеску. Ставка сделана на глубинное постижение характеров. Не изображать, а жить!»

Смотрите также

Клятвенные девы
Драма
2017
81 мин
Старший сын
Московский драматический театр «Сфера»
Комедия
2017
89 мин
Папа, мама, я и Сталин
Московский театр «У Никитских ворот»
Драма
2017
76 мин