КОГДА ЖЕНЩИНЫ СТАЛИ УЧИТЬСЯ В РОССИЙСКИХ УНИВЕРСИТЕТАХ НАРАВНЕ С МУЖЧИНАМИ?

Отвечает Полина Пендина, автор портала «Культура.РФ»
КОГДА ЖЕНЩИНЫ СТАЛИ УЧИТЬСЯ В РОССИЙСКИХ УНИВЕРСИТЕТАХ НАРАВНЕ С МУЖЧИНАМИ?
Отвечает Полина Пендина, автор портала «Культура.РФ»
Огромным прорывом в женском образовании в России стало появление Смольного института.
Официально, то есть по инициативе власти, получать образование девочки в России начали при Петре I: в 1724 году он издал указ, предписывавший монахиням воспитывать сирот и обучать их грамоте. А девочек — еще и шитью и прочему рукоделию в обязательном порядке.

Через 30 лет по указу императрицы Елизаветы были открыты специальные школы для девочек — правда, с очень узкой специализацией: акушерские. В это же время в столице появились частные пансионы, где молодых барышень воспитывали в рамках существовавших тогда правил светского этикета.

Огромным прорывом в женском образовании в России стало появление Смольного института. «Воспитательное общество благородных девиц» открылось по указу Екатерины II 5 мая 1764 года, и туда поступило 200 воспитанниц. Как и любая образовательная организация, Смольный начал постепенно расширяться. Уже 13 января 1765 года при нем открыли училище для 240 юных девушек «мещанского звания». Позже появились и народные училища, куда формально принимали учащихся «обоего пола», но обучение девочек в публичных школах все еще считалось непристойным.

После смерти Екатерины II женским образованием, а точнее, его зачатками, начало заниматься Ведомство учреждений императрицы Марии. Все курсы, школы и училища для девушек, которые находились под контролем ведомства, во-первых, давали только среднее образование, во-вторых, больше внимания уделяли нравственному воспитанию — серьезным наукам девушек не обучали. При Александре II в губернских городах стали появляться школы, образовательная программа которых была приближена к гимназической. После 1858 года по проекту Ивана Вышнеградского начали открываться более продвинутые женские училища — но это все еще не было высшим образованием.

А вот в 1860 году Российская империя вплотную подобралась к реформам: женщины стали впервые приходить на университетские лекции. Министерство народного просвещения в 1863 году отправило в университеты запрос, можно ли допускать женщин к посещению лекций и к экзаменам (соответственно, могли ли они получать ученые степени наравне с мужчинами). Ответом был категорический отказ — 23 голоса против 2. Этими одинокими сторонниками женского образования были Харьковский и Киевский университеты. Они предлагали допустить женщин к обучению официально, в качестве студентов, со всеми правами и обязанностями, а также присваивать им ученую степень. Петербургский и Казанский университеты предложили компромисс — допустить к обучению женщин как вольнослушателей. При этом в Петербургском университете считали, что диплом должен давать женщинам только право на медицинскую практику и работу в высших учебных заведениях, тоже женских. Но авантюра не удалась. В 1864 году прекратились даже попытки говорить о женском высшем образовании и на законодательном уровне, и в печати.

В 1867 году российская писательница и публицист Евгения Конради на съезде естествоиспытателей и врачей снова подняла тему необходимости научного образования для женщин. Но полномочий у съезда не было, и идея женского образования так и зависла на стадии обсуждения.

В 1868 году около 400 женщин, в том числе из высшего общества, потребовали устроить лекции и курсы для женщин — написав заявление на имя ректора Санкт-Петербургского университета Карла Кесслера.

В 1872 году профессор Владимир Герье организовал высшие женские курсы в Москве — сначала двух-, потом трехлетние. Существовали курсы за счет вложений самих студенток. Конкуренцию курсам Герье составляли Лубянские, но компромисс был найден: со временем первые стали историко-филологическими, вторые сделали упор на математику и естественные науки. В том же году произошел образовательный прорыв в Петербурге: в Медико-хирургической академии учредили «Особый медицинский курс для образования ученых акушерок». Наконец, в 1875 году правительство наконец пообещало предоставить женщинам высшее образование. Андрей Бекетов, основатель Владимирских курсов и по совместительству дедушка Александра Блока, добился не просто разрешения открыть высшие женские курсы, но и признания их министерством народного просвещения. Главой курсов стал профессор Бестужев-Рюмин, отсюда и их название — Бестужевские.

Среди высших женских курсов, которые начали открываться вслед за Бестужевскими, можно назвать Казанские, Киевские, Сибирские. С 1907 года женщин стали принимать в Петербургский политехнический институт наравне с мужчинами. В 1920-е годы отделы при ЦК по работе среди женщин полностью реализовали право женщин на образование. Женщин наконец стали принимать в университеты и другие высшие учебные заведения (кроме военных училищ) вместе с мужчинами, а также прекратила существование система раздельного обучения в школах.
Официально, то есть по инициативе власти, получать образование девочки в России начали при Петре I: в 1724 году он издал указ, предписывавший монахиням воспитывать сирот и обучать их грамоте. А девочек — еще и шитью и прочему рукоделию в обязательном порядке.

Через 30 лет по указу императрицы Елизаветы были открыты специальные школы для девочек — правда, с очень узкой специализацией: акушерские. В это же время в столице появились частные пансионы, где молодых барышень воспитывали в рамках существовавших тогда правил светского этикета.

Огромным прорывом в женском образовании в России стало появление Смольного института. «Воспитательное общество благородных девиц» открылось по указу Екатерины II 5 мая 1764 года, и туда поступило 200 воспитанниц. Как и любая образовательная организация, Смольный начал постепенно расширяться. Уже 13 января 1765 года при нем открыли училище для 240 юных девушек «мещанского звания». Позже появились и народные училища, куда формально принимали учащихся «обоего пола», но обучение девочек в публичных школах все еще считалось непристойным.

После смерти Екатерины II женским образованием, а точнее, его зачатками, начало заниматься Ведомство учреждений императрицы Марии. Все курсы, школы и училища для девушек, которые находились под контролем ведомства, во-первых, давали только среднее образование, во-вторых, больше внимания уделяли нравственному воспитанию — серьезным наукам девушек не обучали. При Александре II в губернских городах стали появляться школы, образовательная программа которых была приближена к гимназической. После 1858 года по проекту Ивана Вышнеградского начали открываться более продвинутые женские училища — но это все еще не было высшим образованием.

А вот в 1860 году Российская империя вплотную подобралась к реформам: женщины стали впервые приходить на университетские лекции. Министерство народного просвещения в 1863 году отправило в университеты запрос, можно ли допускать женщин к посещению лекций и к экзаменам (соответственно, могли ли они получать ученые степени наравне с мужчинами). Ответом был категорический отказ — 23 голоса против 2. Этими одинокими сторонниками женского образования были Харьковский и Киевский университеты. Они предлагали допустить женщин к обучению официально, в качестве студентов, со всеми правами и обязанностями, а также присваивать им ученую степень. Петербургский и Казанский университеты предложили компромисс — допустить к обучению женщин как вольнослушателей. При этом в Петербургском университете считали, что диплом должен давать женщинам только право на медицинскую практику и работу в высших учебных заведениях, тоже женских. Но авантюра не удалась. В 1864 году прекратились даже попытки говорить о женском высшем образовании и на законодательном уровне, и в печати.

В 1867 году российская писательница и публицист Евгения Конради на съезде естествоиспытателей и врачей снова подняла тему необходимости научного образования для женщин. Но полномочий у съезда не было, и идея женского образования так и зависла на стадии обсуждения.

В 1868 году около 400 женщин, в том числе из высшего общества, потребовали устроить лекции и курсы для женщин — написав заявление на имя ректора Санкт-Петербургского университета Карла Кесслера.

В 1872 году профессор Владимир Герье организовал высшие женские курсы в Москве — сначала двух-, потом трехлетние. Существовали курсы за счет вложений самих студенток. Конкуренцию курсам Герье составляли Лубянские, но компромисс был найден: со временем первые стали историко-филологическими, вторые сделали упор на математику и естественные науки. В том же году произошел образовательный прорыв в Петербурге: в Медико-хирургической академии учредили «Особый медицинский курс для образования ученых акушерок». Наконец, в 1875 году правительство наконец пообещало предоставить женщинам высшее образование. Андрей Бекетов, основатель Владимирских курсов и по совместительству дедушка Александра Блока, добился не просто разрешения открыть высшие женские курсы, но и признания их министерством народного просвещения. Главой курсов стал профессор Бестужев-Рюмин, отсюда и их название — Бестужевские.

Среди высших женских курсов, которые начали открываться вслед за Бестужевскими, можно назвать Казанские, Киевские, Сибирские. С 1907 года женщин стали принимать в Петербургский политехнический институт наравне с мужчинами. В 1920-е годы отделы при ЦК по работе среди женщин полностью реализовали право женщин на образование. Женщин наконец стали принимать в университеты и другие высшие учебные заведения (кроме военных училищ) вместе с мужчинами, а также прекратила существование система раздельного обучения в школах.
Материалы по теме
Подписывайтесь на рассылку портала «Культура.РФ» и еженедельно получайте наши лучшие публикации