КАК В РУССКОМ ФОЛЬКЛОРЕ ПОЯВИЛИСЬ РУСАЛКИ?

Отвечает Екатерина Гудкова, филолог, автор портала «Культура.РФ»
КАК В РУССКОМ ФОЛЬКЛОРЕ ПОЯВИЛИСЬ РУСАЛКИ?
Отвечает Екатерина Гудкова, филолог, автор портала «Культура.РФ»
У восточных славян был исконный персонаж, которого впоследствии стали называть русалкой. В народе он был известен как водяниха, шутовка, щекотиха.
Большинство специалистов считают слово «русалка» заимствованным. Оно произошло от «русалий» — весеннего славянского праздника, который возводят к латинскому rosalia — «празднику роз». По другой версии, слово «русалка» родственно «руслу». Вплоть до XX века в северных губерниях это слово воспринимали как книжное, «ученое».

Однако у восточных славян был исконный персонаж, которого впоследствии стали называть русалкой. В народе он был известен как водяниха, шутовка, щекотиха, а на Украине и Юге России — мавка или навка. Русалки часто упоминались в русских обрядовых песнях и рассказах о встрече с нечистью — быличках и бывальщинах. Целая неделя, чаще всего после Троицы, называлась Русальной.

Восточно-славянские русалки имели мало общего с романтическим образом, знакомым нам по сказке Андерсена, пьесе Пушкина и немецким балладам. В отличие от европейских «литературных» русалок русские водянихи не имели хвоста. Их представляли женщинами с длинными распущенными волосами в белых одеждах — или нагих. В некоторых регионах верили, что русалки молоды и красивы. В других считали, что они выглядят, как безобразные старухи.

В представлении русских, украинцев и белорусов русалки были духами девушек, умерших до свадьбы, или детей, которых прокляла мать. В некоторых местах верили, что русалкой становится любая утопленница. По еще одной версии мавками становились дети, умершие некрещеными. Эти духи приходили в мир живых на Русальной неделе, Ивана Купалу или перед Петровым днем. На Русском Севере рассказывали, что русалки являлись и зимой, например, из проруби.
Большинство специалистов считают слово «русалка» заимствованным. Оно произошло от «русалий» — весеннего славянского праздника, который возводят к латинскому rosalia «празднику роз». По другой версии, слово «русалка» родственно «руслу». Вплоть до XX века в северных губерниях это слово воспринимали как книжное, «ученое».

Однако у восточных славян был исконный персонаж, которого впоследствии стали называть русалкой. В народе он был известен как водяниха, шутовка, щекотиха, а на Украине и Юге России — мавка или навка. Русалки часто упоминались в русских обрядовых песнях и рассказах о встрече с нечистью — быличках и бывальщинах. Целая неделя, чаще всего после Троицы, называлась Русальной.

Восточно-славянские русалки имели мало общего с романтическим образом, знакомым нам по сказке Андерсена, пьесе Пушкина и немецким балладам. В отличие от европейских «литературных» русалок русские водянихи не имели хвоста. Их представляли женщинами с длинными распущенными волосами в белых одеждах — или нагих. В некоторых регионах верили, что русалки молоды и красивы. В других считали, что они выглядят, как безобразные старухи.

В представлении русских, украинцев и белорусов русалки были духами девушек, умерших до свадьбы, или детей, которых прокляла мать. В некоторых местах верили, что русалкой становится любая утопленница. По еще одной версии мавками становились дети, умершие некрещеными. Эти духи приходили в мир живых на Русальной неделе, Ивана Купалу или перед Петровым днем. На Русском Севере рассказывали, что русалки являлись и зимой, например, из проруби.
Две бабки с гостей шли. Одна теть Шура наша была. До мостика дошли, смех услышали. Интересно им стало, решили, что девки с парнями балуются. Подошли поближе, видят: девка в воде стоит, волосами трясет и хохочет. А смех-то такой, что страх наводит. Испугались они — и бежать. В чужой дом заскочили — и к окну. А девка волосы свои чешет и смеется. Тетка Шура как матюгнется! Девка в воду плюхнулась и замолчала, а гребень на берегу оставила. А утром тетя Шура за водой пошла и его домой притащила. И каждую ночь ей та девка-волосатка спать не давала: стучит то в окно, то в двери. Тетка Шура старичку одному рассказала. А он ей: «Снеси гребень-то, девка, а то русалка житья не даст». Утащила бабка гребень, и та девка к ней ходить перестала.
Записано в селе Долгом Семилукского района Воронежской области от Марии Митрофановны Семеновой 1928 года рождения. Запись Т.В. Кузьмич, Архив кафедры теории литературы и фольклора Воронежского государственного университета
Местом обитания русалок считались также рощи, чаще всего березовые, и поля, где росла рожь.
Ехали мужик с бабой через поле на лошади. Смотрят, идет русалка и пляшет. Мужик погнал лошадь быстрее. Если бы русалка поймала — защекотала бы до смерти.
Записано в селе Пятая Сотня Нижнедевицкого района Воронежской области от Е.П. Глазьевой 1912 года рождения. Из коллекции Кабинета народной музыки Воронежской государственной академии искусств, № 820/ 23
Русалкам не всегда приписывали опасные качества, и тем не менее их боялись. Самым верным средством против щекотих считалась полынь. Пучок этой травы носили при себе всю Русальную неделю. Широко бытовало поверье, что русалка, встретив в лесу человека, спрашивала: «Полынь или петрушка?» Если человек отвечал: «Петрушка», русалка с криком: «Ах ты ж моя душка!» — кидалась его щекотать. Знающий человек отвечал: «Полынь!» — тогда щекотиха исчезала со словами: «Сам ты сгинь!»

Сохранились многочисленные песни-обереги, которые пели на Троицу и во все Русальные дни:
Русалка-царица,
Красная девица!
Не загуби душки,
Не дай удавиться,
А мы тебе кланяемся!
В западных и южных областях России существовал обряд «проводов русалки». В конце Русальной недели в щекотиху обряжали чучело, подобное чучелу Масленицы, или «самую бойкую бабу» из деревенских. В некоторых селах «провожали» Русалку и Русалима — мужское воплощение этого духа.
В обряде русалка представляет собой антропоморфное чучело, сделанное из соломы или тряпок и наряженное в традиционный женский костюм. Ее с пением песен носят по селу, идут с ней в лог, где завивают венки на березах, загадывая о судьбе своих близких. Русалку оставляют под березами, а на следующий день забирают, возвращаются с ней в деревню, где женщины кумятся в одном из домов, устраивая общинную трапезу. После этого с русалки снимают костюм, а чучело разрывают на части и сжигают.
«Обряд проводов русалки в брянском Подесенье» (портал «Культура.РФ»)
Литературный образ русалки пришел в Россию из Европы в начале XIX века, проник в народную среду и к середине XX века практически заменил в массовом сознании исконно русского «водно-древесного» женского духа.
Материалы по теме