ПРАВДА ЛИ, ЧТО МАЯКОВСКИЙ И ЕСЕНИН НЕНАВИДЕЛИ ДРУГ ДРУГА?

Отвечает Полина Пендина, автор портала «Культура.РФ»
ПРАВДА ЛИ, ЧТО МАЯКОВСКИЙ И ЕСЕНИН НЕНАВИДЕЛИ ДРУГ ДРУГА?
Отвечает Полина Пендина, автор портала «Культура.РФ»
Основой взаимной критики поэтов была не личная неприязнь, а принадлежность к разным литературным направлениям, разные представления о роли поэзии и предназначении поэта.
Владимир Маяковский и Сергей Есенин в массовом сознании почему-то оказались самыми ярыми антагонистами ХХ века. Это можно объяснить тем, что поэты были крупнейшими литературными фигурами своего времени, такими непохожими друг на друга.

Существует множество легенд о поэтических (и не только) схватках Есенина и Маяковского. Одна из них основана на реальной истории: в 1923 году оба поэта выступали на поэтическом вечере, посвященном открытию занятий в Литературно-художественном институте. И под конец мероприятия Маяковский и Есенин начали по очереди представлять свои произведения, точно соревнуясь друг с другом. Время шло, и этот эпизод стали пересказывать как напряженное противостояние последнего поэта деревни и первого поэта революции, полное едких комментариев, громких заявлений и обоюдной ненависти друг к другу, — что совсем далеко от правды.
«Есенина я знал давно — лет десять, двенадцать. В первый раз я его встретил в лаптях и в рубахе с какими-то вышивками крестиками. Это было в одной из хороших ленинградских квартир. Зная, с каким удовольствием настоящий, а не декоративный мужик меняет свое одеяние на штиблеты и пиджак, я Есенину не поверил. Он мне показался опереточным, бутафорским».
Владимир Маяковский, «Как делать стихи»
«Его очень способные и очень деревенские стихи нам, футуристам, конечно, были враждебны. Но малый он был как будто смешной и милый».
Владимир Маяковский, «Как делать стихи»
Маяковский был противником имажинизма, но не Есенина. Его он во враждебном литературном направлении выделял как талантливого поэта. «Мы ругались с Есениным часто, кроя его главным образом за разросшийся вокруг него имажинизм», — вспоминал он.

В мае 1922 года Маяковский в разговоре с журналистами рижской газеты сказал, когда речь зашла об имажинистах: «Из всех них останется лишь Есенин».

«Что ни говори, а Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие о него споткнутся», — говорил уже Есенин о своем «заклятом друге».

Судя по воспоминаниям Маяковского, в их отношениях были и совсем мирные периоды: «В эту пору я встречался с Есениным несколько раз, встречи были элегические, без малейших раздоров». Есенин даже почти присоединился к ЛЕФу, но его остановило несогласие Маяковского на вступление в объединение всей группы имажинистов.

Писатель Матвей Ройзман рассказывал, что в редакции журнала «Новый мир» наблюдал, как Маяковский громко хвалил в секретариате стихи Есенина, завершив свою рецензию фразой: «Смотрите, Есенину ни слова о том, что я говорил».

«Чертовски талантлив» — так Маяковский отзывался о Есенине, по воспоминаниям поэта Николая Асеева.

Впрочем, поэты действительно часто критиковали творчество друг друга: вступали в споры, обменивались саркастическими письмами и даже упоминали друг друга в эссе.
«Мать честная! До чего бездарны поэмы Маяковского об Америке!»
Сергей Есенин, «Железный Миргород», 1923
«Ну Есенин, мужиковствующих свора. Смех! Коровою в перчатках лаечных. Раз послушаешь... но это ведь из хора! Балалаечник!»
Владимир Маяковский, «Юбилейное», 1924
Однако основой взаимной критики поэтов была не личная неприязнь, как многие полагают, а принадлежность к разным литературным направлениям, разные представления о роли поэзии и предназначении поэта. И все же оба поэта понимали силу таланта друг друга. И именно Маяковский написал, пожалуй, один из самых пронзительных откликов на смерть поэта — стихотворение Сергею Есенину».
Нет, Есенин,
                      это
                            не насмешка.
В горле
              горе комом —
                                        не смешок.
Вижу —
              взрезанной рукой помешкав,
собственных
                         костей
                                      качаете мешок.
— Прекратите!
                           Бросьте!
                                           Вы в своем уме ли?
Дать,
         чтоб щеки
                            заливал
                                            смертельный мел?!
Вы ж
          такое
                    загибать умели,
что другой
                    такое
                               на свете

                                               не умел.

Владимир Маяковский и Сергей Есенин в массовом сознании почему-то оказались самыми ярыми антагонистами ХХ века. Это можно объяснить тем, что поэты были крупнейшими литературными фигурами своего времени, такими непохожими друг на друга.

Существует множество легенд о поэтических (и не только) схватках Есенина и Маяковского. Одна из них основана на реальной истории: в 1923 году оба поэта выступали на поэтическом вечере, посвященном открытию занятий в Литературно-художественном институте. И под конец мероприятия Маяковский и Есенин начали по очереди представлять свои произведения, точно соревнуясь друг с другом. Время шло, и этот эпизод стали пересказывать как напряженное противостояние последнего поэта деревни и первого поэта революции, полное едких комментариев, громких заявлений и обоюдной ненависти друг к другу, — что совсем далеко от правды.

«Есенина я знал давно — лет десять, двенадцать. В первый раз я его встретил в лаптях и в рубахе с какими-то вышивками крестиками. Это было в одной из хороших ленинградских квартир. Зная, с каким удовольствием настоящий, а не декоративный мужик меняет свое одеяние на штиблеты и пиджак, я Есенину не поверил. Он мне показался опереточным, бутафорским».
Владимир Маяковский, «Как делать стихи»

«Его очень способные и очень деревенские стихи нам, футуристам, конечно, были враждебны. Но малый он был как будто смешной и милый».
Владимир Маяковский, «Как делать стихи».

Маяковский был противником имажинизма, но не Есенина. Его он во враждебном литературном направлении выделял как талантливого поэта. «Мы ругались с Есениным часто, кроя его главным образом за разросшийся вокруг него имажинизм», — вспоминал он.

В мае 1922 года Маяковский в разговоре с журналистами рижской газеты сказал когда речь зашла об имажинистах: «Из всех них останется лишь Есенин».

«Что ни говори, а Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие о него споткнутся», – говорил уже Есенин о своем «заклятом друге».

Судя по воспоминаниям Маяковского, в их отношениях были и совсем мирные периоды: «В эту пору я встречался с Есениным несколько раз, встречи были элегические, без малейших раздоров». Есенин даже почти присоединился к ЛЕФу, но его остановило несогласие Маяковского на вступление в объединение всей группы имажинистов.

Писатель Матвей Ройзман рассказывал, что в редакции журнала «Новый мир» наблюдал, как Маяковский громко хвалил в секретариате стихи Есенина, завершив свою рецензию фразой: «Смотрите, Есенину ни слова о том, что я говорил».

«Чертовски талантлив» — так Маяковский отзывался о Есенине, по воспоминаниям поэта Николая Асеева.

Впрочем, поэты действительно часто критиковали творчество друг друга: вступали в споры, обменивались саркастическими письмами и даже упоминали друг друга в эссе.

«Мать честная! До чего бездарны поэмы Маяковского об Америке!»
Сергей Есенин. «Железный Миргород», 1923

«Ну Есенин, мужиковствующих свора. Смех! Коровою в перчатках лаечных. Раз послушаешь... но это ведь из хора! Балалаечник!»
Владимир Маяковский, «Юбилейное», 1924

Однако основой взаимной критики поэтов была не личная неприязнь, как многие полагают, а принадлежность к разным литературным направлениям, разные представления о роли поэзии и предназначении поэта. И все же оба поэта понимали силу таланта друг друга. И именно Маяковский написал, пожалуй, один из самых пронзительных откликов на смерть поэта — стихотворение «Сергею Есенину».

Нет, Есенин,
это
не насмешка.
В горле
горе комом —
не смешок.
Вижу —
взрезанной рукой помешкав,
собственных
костей
качаете мешок.
— Прекратите!
Бросьте!
Вы в своем уме ли?
Дать,
чтоб щеки
заливал
смертельный мел?!
Вы ж
такое
загибать умели,
что другой
на свете
не умел.
Материалы по теме