САМАЯ КРАСИВАЯ СТРАНА

Лучшие фотографии России и истории их создания
«Самая красивая страна» — масштабный фотоконкурс Русского географического общества. Ежегодно жюри выбирает лучшие кадры в номинациях «Пейзаж», «Дикие животные», «Подводный мир», «Россия в лицах», «Культурное наследие» и других. Чтобы сделать снимки, фотографы мерзнут в суровой зимней тундре, караулят у берлог медведей, бродят вдоль вулканов, ныряют в ледяные моря и открывают неизведанные места. «Культура.РФ» поговорила с участниками и победителями конкурса разных лет и узнала, как создаются впечатляющие фотографии.
«Самая красивая страна» — масштабный фотоконкурс Русского географического общества. Ежегодно жюри выбирает лучшие кадры в номинациях «Пейзаж», «Дикие животные», «Подводный мир», «Россия в лицах», «Культурное наследие» и других. Чтобы сделать снимки, фотографы мерзнут в суровой зимней тундре, караулят у берлог медведей, бродят вдоль вулканов, ныряют в ледяные моря и открывают неизведанные места. «Культура.РФ» поговорила с участниками и победителями конкурса разных лет и узнала, как создаются впечатляющие фотографии.
«Самая красивая страна» — масштабный фотоконкурс Русского географического общества. Ежегодно жюри выбирает лучшие кадры в номинациях «Пейзаж», «Дикие животные», «Подводный мир», «Россия в лицах», «Культурное наследие» и других. Чтобы сделать снимки, фотографы мерзнут в суровой зимней тундре, караулят у берлог медведей, бродят вдоль вулканов, ныряют в ледяные моря и открывают неизведанные места. «Культура.РФ» поговорила с участниками и победителями конкурса разных лет и узнала, как создаются впечатляющие фотографии.
Фотограф Владимир Алексеев

Владимир Алексеев — «Пурга»

Владимир Алексеев. Пурга. Место съемки: полуостров Ямал, Ямало-Ненецкий автономный округ
Владимир Алексеев. Пурга. Место съемки: полуостров Ямал, Ямало-Ненецкий автономный округ
Каждое путешествие — это маленькая жизнь, а поездка в тундру — и того больше, самое настоящее приключение. Низкие температуры, отсутствие бытового комфорта, совершенно другие реалии. Эту фотографию я сделал в феврале 2018 года. Тогда я был на Ямале, в тундре — где-то в 300 километрах к северу от Салехарда. До сих пор помню поездку — такой метели («метёлки», как выражаются местные), как тогда, я, пожалуй, еще не видел. Делая этот и другие кадры в сильные морозы, в разгар стихии, я получил обморожение. Не очень серьезное, но теперь, как только ударит легкий морозец, даже дома тот случай сразу дает о себе знать: после обморожения руки на холоде теряют чувствительность и подвижность.
Тогда мы поехали собирать в лесотундре дрова. И во время одной из остановок я сфотографировал своего спутника — 11-летнего ненецкого мальчика Семена. В малице — традиционной одежде коренных народов Крайнего Севера, сшитой из оленьих шкур оленьими жилами. В кисах — очень теплой обуви, сшитой из камуса (это самая ценная часть шкуры оленя, снятая с его ног). Но даже меховой капюшон мальчика с трудом сдерживал жесткие порывы ветра. Из этого получился отличный кадр, передающий настроение места и ситуации, и я его решил отправить на конкурс.
Владимир Алексеев. На Ямале. Место съемки: полуостров Ямал, Ямало-Ненецкий автономный округ
Владимир Алексеев. На Ямале. Место съемки: полуостров Ямал, Ямало-Ненецкий автономный округ
Ненцы — вечные странники. Хотя условия их жизни далеки от привычных современному человеку, они в своем роде достигли высшей точки развития любого этноса — полного гармоничного единения с природой. Это самый большой из малочисленных народов России: их больше 41 тысячи. Язык ненцев имеет два говора — тундровый и лесной. Они настолько разные, что носители тундрового не всегда понимают «лесных» и наоборот. Но эти субдиалекты объединяет одна интересная особенность, которая привлекла мое внимание. Для обозначения понятия «снег» в них существует около 40 различных слов!
Полуостров Ямал (в переводе с ненецкого — «Край мира») — одно из самых малонаселенных мест России: почти вся его территория находится в зоне вечной мерзлоты. Ненцы здесь живут несколько тысячелетий, и за все эти века их быт и уклад жизни практически не изменились. Каждый год они мигрируют с севера на юг и обратно — туда, где есть сейчас в тундре еда для оленей. Олени — их главное и единственное богатство. Это и транспорт, и еда, и дом, и одежда.
Прожив какое-то время в тундре с разными семьями оленеводов, в их стойбищах, я познакомился с народом, который не мыслит свою жизнь без снега и понимает все оттенки его состояния и «настроения». Сам понимать не научился — не успел. Зато успел почувствовать, насколько ненцы едины с природой. Здесь все пронизано чистотой: и снег, и не отравленный газами воздух, и помыслы, и человеческая непосредственность, открытость, доброта… Людей здесь нельзя было отделить от тундры, от этих бесконечных снегов и просторов, бескрайнего неба. Проникновение в этот мир, понимание его оказались для меня очень важными. А еще позволили выйти в финал одного из крупнейших и престижнейших в России фотоконкурсов.
В прошлом году я издал большую книгу со множеством фотографий и описанием уникальных экспериментов — «Тайна ледяных кристаллов. От Арктики до Антарктики»; несколько глав в ней посвящены особенностям Крайнего Севера, его природы и жителей, которые просто не могут не поражать.
Фотограф Денис Будьков

Денис Будьков — «Спрятался»

Денис Будьков. Спрятался. Место съемки: полуостров Камчатка, Камчатский край
Денис Будьков. Спрятался. Место съемки: полуостров Камчатка, Камчатский край
Камчатка — заповедная земля. Край вулканов, горячих источников, быстрых горных рек, водопадов, сопок. Начиная с 15 лет я занимаюсь пешим туризмом. И каждый раз открываю все новые и новые красоты своего края. А с 2006 года начал серьезно заниматься фотографией. Теперь не только изучаю сам, но и сохраняю увиденное в разных уголках моего «края огнедышащих гор» в кадрах.
Этот снимок я сделал недалеко от своего дома, в поселке Термальный на Камчатке. Там есть небольшая лисья нора, в которой и поселилось это милое создание. Когда было тепло, лис частенько выбирался погулять. Я подходил к нему ближе — он не боялся, продолжал заниматься своими делами. На резкие движения — убегал. В тот день я застал его обходящим свои владения. Он так удачно встал между высохшими стеблями борщевика. В итоге я назвал эту фотографию «Спрятался» — она победила в номинации «Дикие животные» на конкурсе 2017 года.
Фотограф Аглая Цидулко

Аглая Цидулко — «Остров Рейнеке»

Аглая Цидулко. Остров Рейнеке. Место съемки: остров Рейнеке, Приморский край
Аглая Цидулко. Остров Рейнеке. Место съемки: остров Рейнеке, Приморский край
Свой первый снимок я сделала в четыре года. Постепенно, кадр за кадром, я стала не просто щелкать, а осознанно фотографировать. Поначалу мне очень нравилась анималистика: помню как в шесть лет я 300 метров ползла к залежке тюленей ларг на Сахалине, чтобы снять портрет тюленя. Задача была непростой, приходилось надолго замирать: тюлени очень пугливы и реагируют на малейшее движение, а на песчаной косе некуда спрятаться. С фотографией «Хозяин морей», снятой у острова Большой Шантар в Охотском море, в 2016 году я победила в номинации «Юный фотограф». В 2018 году жюри конкурса снова снова отметило меня титулом «Лучший юный фотограф» — на этот раз за пейзаж (снимок «Остров Рейнеке»).
Остров Рейнеке находится в Охотском море, между Шантарскими островами и Сахалином. Он является естественной границей между Удской губой и Сахалинским заливом. Летом позапрошлого года я попала к туманным берегам острова, когда вместе с мамой присоединилась к экспедиции наших друзей — сахалинского клуба «Бумеранг». Целью экспедиции было достичь Шантарских островов на двух надувных парусных катамаранах и исследовать их. У нас в этой экспедиции была своя цель — изучение косаток. Охотское море крайне сложное для навигации, тем более под парусами. Изначально в наши планы не входило высаживаться на остров, но случилась аварийная ситуация — сорвало с креплений один из баллонов катамарана, за счет которых он держится на воде. Поскольку я не участвовала в ремонте, то улучила минуту сделать несколько снимков. Несмотря на аварию, все были рады внезапной остановке: виды там были невероятные.
Густой туман медленно полз через остров. Его прорезали острые зубья скал. В какой-то момент туман скрыл и остров, и море, только скалы продолжали противостоять туманной реке. Я не очень люблю статичность в кадре, но здесь мне повезло. За счет движения тумана, контраста между мягкостью контуров и острозубостью гор удалось передать красоту и мимолетное состояние окружающей природы.
Фотограф Андрей Сидоров

Андрей Сидоров — «Пляжный сезон»

Андрей Сидоров. Пляжный сезон. Место съемки: Командорский государственный природный биосферный заповедник имени С. В. Макарова, Командорские острова, Камчатский край
Андрей Сидоров. Пляжный сезон. Место съемки: Командорский государственный природный биосферный заповедник имени С. В. Макарова, Командорские острова, Камчатский край
Бытует мнение, что в России моря холодные и не очень красивые. Я с этим категорически не согласен. Нырять в наших морях интересно, а зачастую можно стать настоящим первооткрывателем и увидеть редчайшие природные явления и животных. Сам я подводный мир безумно люблю. Он совершенно не похож на наш — настолько необычный и фантастичный. Желание поделиться всей этой красотой и эмоциями, которые я в подводном мире испытываю, и привели меня к подводной фотографии. И хотя начинал я нырять и снимать в теплых морях, в последнее время меня больше привлекают путешествия по российским морям — Черному, Белому, Баренцеву, Охотскому, Японскому.
Снимок «Пляжный сезон» я сделал в 2014 году на острове Беринга, который находится к востоку от Камчатского полуострова. Это один из четырех Командорских островов, и открыл его в далеком 1741 году мореплаватель Витус Беринг. По приглашению Командорского заповедника я и двое моих друзей, известные фотографы Андрей Нарчук и Сергей Шанин, приехали туда как волонтеры. Провели там две с половиной недели. Хотя этого времени очень мало для такого места, оно все равно позволило нам привезти оттуда уникальнейшую коллекцию фотографий.
Недалеко от единственного населенного пункта на острове — села Никольского — находится северо-западное лежбище морских котиков. Взрослые особи живут семьями-гаремами, которые разбросаны по большой территории прибрежного пляжа. А вот детство у морских котиков проходит в достаточно суровых условиях. Живут щенки отдельно от своих родителей, проводя все время в так называемых «детских садах», в компании своих сверстников. И только изредка приходит мама, чтобы покормить своего единственного ребенка, узнавая его по запаху среди других.
Добраться до «детского сада» и иметь возможность порезвиться и поснимать малышей — непросто. Сначала нам пришлось идти несколько километров пешком в гидрокостюмах и со всем оборудованием. Затем плыть километра полтора. А потом, сбиваемые сильными волнами, мы лезли через острые скалы, рискуя разбить подводное фотооборудование да и самим покалечиться. Я в итоге порвал гидрокостюм и в кровь разбил колени. Но все это было, конечно, не зря. Щенки котиков были нам очень рады и совсем не боялись. Мы для них были как большие игрушки. Они плавали рядом с нами, ползали по нам и все время норовили залезть под маску. Фотографию «Пляжный сезон» я сделал, когда наши юные друзья устали с нами плавать и вылезли отдохнуть на скалистый берег. Это снимок «в полводы». Я особенно люблю этот способ съемки, который одновременно показывает контраст и единство двух миров — наземного и подводного.
Фотограф Владислав Соколовский

Владислав Соколовский — «Параллельные миры»

Владислав Соколовский. Параллельные миры. Место съемки: плато Ештыкель, Северо-Чуйский хребет, Республика Алтай
Владислав Соколовский. Параллельные миры. Место съемки: плато Ештыкель, Северо-Чуйский хребет, Республика Алтай
Осенью 2016 года я впервые оказался на Алтае. Сам я из Минска и приехал в Россию с фототуром. С тех пор каждый сентябрь-октябрь езжу в те края. И каждый раз нахожу для себя что-то новое — в этом вся уникальность Алтая. Сейчас, конечно, туда часто наведываются туристы, но пока еще нет такого притока, как, например, на Байкал. И оттого всегда можно найти места, хранящие первозданную прелесть. А главное — заснять природу в новом ракурсе, в такой момент, который больше никогда не повторится. Такое уникальное природное состояние мне удалось сохранить тогда в этом кадре — он стал победителем в номинации «Самая красивая страна. Пейзаж» конкурса 2017 года.
Мы выехали из поселка Курай Республики Алтай на УАЗе к подножию Северо-Чуйского хребта. Остановились с ночевкой недалеко от высокогорного озера Джангысколь на плато Ештыкель. Утром выбрались из палаток, перекусили и отправились «на фотоохоту». Стояло морозное осеннее утро. Было безветренно: ветер появляется в тех краях вместе с солнцем. Обычно это озеро и окружающие хребты снимают снизу — подъезжают на час-два и фотографируют с привычного ракурса. Мы же решили взобраться наверх. Даже наш гид, бывавшая там не раз, не подозревала о таких пейзажах. Сверху открывался вид на овал озера, который растягивается с севера на юг на 1300 метров, а в ширину уходит на 800 метров. Говорят, весной, когда ледники высокогорья начинают таять, площадь озера заметно увеличивается. Меня охватывали необычные ощущения. Я снимал с большого фокусного расстояния: в озере отражались вершины склонов, вдали холмистые окрестности. Создавался контраст, который можно было легко снять «наоборот» — возникали какие-то прямо «параллельные миры». Так я и назвал эту фотографию.
Нам хотелось остаться там на второй день, чтобы как можно больше охватить в кадре. Но мы не рассчитывали, что место будет таким многогранным, а погода такой приятной, — не взяли продуктов. Чтобы наверстать упущенное, я решил повторить тур на следующий год. Мы приехали в те же даты и в те же места. Однако все было засыпано снегом, дорогу разнесло от тяжести проходящих там лесовозов. Совсем не то ощущение и атмосфера. Наверное, поэтому мне очень дорог этот кадр — удалось поймать момент. Я уже девять лет занимаюсь фотографией и каждый раз радуюсь таким неслучайным совпадениям.
Автор: Татьяна Григорьева