Белгородская область, Красногвардейский район...
Традиционные технологии

Традиционные технологии изготовления «пищиков» в селе Казацкое Красногвардейского района Белгородской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, наречие – южное

«Пищик» — духовой язычковый инструмент с игровыми отверстиями — был распространен в сёлах междуречья Дона и Оскола, восточных районов Белгородской области и западных районов Воронежской области, — территории, ранее входившей в Воронежскую губернию. Это был инструмент пастухов, занимавшихся выпасом овец. На нём также исполнялись плясовые наигрыши (реже — песни). Музыканты-исполнители — «пищари» — самостоятельно делали свои инструменты.

«Пищик» состоял из ствола, в котором прорезался язычок, и раструба, который изготавливали из бычьего рога.

Материалом для ствола был камыш. Его заготавливали в период вызревания — поздней осенью или зимой, когда стволы приобретали желтый цвет, становились сухими и прочными. Для стволов выбирали растения с прямым стеблем и длинными «суставами», так как длина сустава определяла длину ствола пищика. При коротком суставе игровые отверстия, прорезаемые на стволе, оказывались слишком близко к лицу исполнителя — играть было неудобно. Диаметр ствола имел значение для расхода воздуха во время игры «Если силы много — то можно толстый стебель брать, если силы мало — тонкий» - рассказывал Федор Григорьевич Воронков из села Казацкое Красногвардейского района Белгородской области. Верхний край ствола «пищика», который при игре вставлялся в рот, заканчивался суставной перегородкой камыша, нижний край был открытым.

«Пищики» подбирали «в пару», так как играли на двух стволах одновременно. При подборе пары стволы прикладывали один к другому и выбирали те, которые максимально близко прилегали друг к другу, так как в этом случае при игре дыхание исполнителя расходуется экономнее — воздух не уходит мимо стволов. Плотность прилегания стволов друг к другу проверяли на просвет. В паре один из стволов, как правило, был чуть большего диаметра («толстый»), другой меньшего («тонкий»). Стволы выравнивали по длине (они должны быть одинакового размера), отрезая в случае необходимости нижний край.

После этого на каждом из стволов начинали прорезывать язычок. Язычок представлял собой прямоугольный по форме надрез на стволе инструмента. Его длина составляла приблизительно 3 см. Язычки на стволах «пары» должны быть одинаковой длины, чтобы издавать звук одинаковой высоты. Отступив от «узла», которым заканчивался верхний край ствола «пищика», пищарь делал поперечный надрез и аккуратно отгибал получившуюся камышовую пластинку острым краем ножа по направлению к верхнему краю. Продольные края пластины слегка обтачивали ножом так, чтобы между язычком и стволом оставалась узкая щель, в которую при игре проходил воздух и заставлял колебаться язычок. Ширина зазора была очень маленькой, так как слишком широкая щель не позволяла бы воздуху оказывать давление на язычок. В то же время, слишком узкая щель мешала язычку колебаться, он цеплялся за край ствола, «затыкался».

Если музыканту удалось сделать одинаковые язычки, и два ствола при игре давали один и тот же тон, начинали вырезать игровые отверстия. На «толстом» пищике делали три игровых отверстия, на «тонком» - шесть. Отверстия прорезали, отступив от нижнего края ствола приблизительно на 2-3 см, так как он вставлялся в рог-раструб. На одинаковой высоте прорезали самое нижнее отверстие на обоих стволах и сравнивали получившийся звук. Потом так же делали второе и третье отверстия. Следующие три отверстия делали только на «тонком» пищике. Таким образом, у пары пищиков четыре нижних звука (один на закрытом стволе и еще три — при открывании нижних отверстий) совпадали, еще три звука были только в игровом диапазоне «тонкого», мелодического пищика.

Расстояние между игровыми отверстиями было индивидуальным, «пищари» подбирали его под толщину своих пальцев: «если густо шшелочки поделать, то неудобно играть будя, а если далеко поделать — тоже, пальцы растопыривать придется» -указывал Ф.Г. Воронков. Таким образом, у каждой пары пищиков мог образоваться индивидуальный звукоряд.

Материал стволов — камыш — был хрупким, пищики могли треснуть или пересохнуть, поэтому стволы хранили в футлярах, которые пастухи тоже вытачивали сами, традиционно — из дерева; могли также использовать и подходящие по размеру тубусы из современных материалов. При хранении в футляре пищики могли прослужить пастуху долго, иногда даже десятки лет. Чтобы в футляре быстро отыскать стволы, составляющие одну пару, их помечали рисунком или полосками изоленты.

Раструб инструмента делали из бычьего рога. Рог коровы не подходил, так как его стенки более тонкие, а при отёле коровы на роге откладывается рубец, который затрудняет его обработку. Белгородские мастера особенно ценили большой рог взрослого быка возрастом в три, пять, шесть лет. Рог изнутри скребли ножом, потом изнутри и снаружи обрабатывали «шкуркой» (наждачной бумагой), полируя рог до блеска.

Отверстие, в которое вставляли пару стволов, делали на внутреннем изгибе рога, у его верхнего, узкого края. Оно представляло собой выпиленный сектор, в который вставляли пищики, ничем не закрепляя. При игре пищарь поддерживал рог снизу мизинцем, используя для игры указательный, средний и безымянный палец.

Такую конструкцию имел наиболее распространенный в местной традиции вариант парных пищиков. В селе Нижняя Покровка зафиксирован также инструмент, в котором язычки представляют собой отдельную деталь длиной примерно 5 см. Они вставляются в более толстую камышину-ствол с игровыми отверстиями. Раструб у такого пищика делается из более тонкого рога, меньшего по размеру. На парных пищиках исполнялись пастушеские и плясовые наигрыши.

По воспоминаниям жителя с. Казацкое Красногвардейского района Ф.Г. Воронкова, раньше бытовал и одинарный пищик. В нем было три игровых отверстия, ствол его имел меньшую длину, чем у парных пищиков. В качестве раструба использовался небольшой рог, отверстие для ствола делали в конце рога. Чтобы ствол удерживался в раструбе, его край оборачивали бумагой или тканью. Такой пищик использовался для исполнения мелодий некоторых лирических песен мужского репертуара. Пение и игра при этом могли чередоваться.

Пищики были основным инструментом, использовавшимся как в трудовых процессах (при пастьбе овец), так и в ситуациях праздничного гуляния, для сопровождения карагодной пляски. Когда в деревне появилась гармошка, она стала вытеснять этот традиционный инструмент. После образования колхозов и ухода из деревенского быта необходимости выпаса большого личного стада исчезла еще одна, главная ниша бытования пищиков. Но всё же в белгородских селах еще в 60-70-е годы ХХ века можно было встретить «пищарей», которые владели всеми приёмами игры и технологией изготовления инструментов. Именно таких мастеров и исполнителей записывал в своих экспедициях профессор Московской консерватории В.М. Щуров, а позже писал о них в своих научных трудах.