Нижегородская область, Дивеевский район, сёла...
Народное исполнительство

Народные легенды и предания о Дивеевском и Саровском монастырях в Дивеевском районе Нижегородской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, нижегородская подгруппа восточных среднерусских говоров

В настоящее время Серафимо-Дивеевский Cвято-Троицкий женский монастырь — один из центров областного и российского православного паломничества, находящийся в селе Дивеево Нижегородской области. На территории Дивеевского района записаны разнообразные рассказы религиозного, исторического, эсхатологического, социально-утопического, чудесного, прагматического, медицинского, критического характера, тем или иным образом соотнесённые с образом самого монастыря, его «культурных героев» и святынь, с его прошлым, настоящим и будущим. В совокупности эти рассказы характеризуют разные стороны прошлой и настоящей жизни Дивеевского монастыря и представляют своеобразную устную народную «летопись», «биографию» монастыря.

Легенды о Дивеевском монастыре. Монастырь как культовый объект был основан и построен во второй половине XIX века. Рассказы о его строительстве представляют собой явные пересказы эпизода официальной летописи монастыря, написанной Серафимом Чичаговым. Единственным преданием-легендой можно назвать тексты, рассказывающие о приходе в Дивеево «полковницы» Агафьи Мельгуновой, продавшей свое имение и по благословению путешествовавшей по России. По легенде, в чудесном сне ей является Богородица и приказывает остановиться в Дивеево, чтобы организовать девичью монашескую общину. Данная легенда коррелирует с летописной версией основания Дивеевской женской мельничной общины, изложенной летописцем монастыря Серафимом Чичаговым, отличаясь лишь языком подачи истории и отсутствием точных деталей. В народной легенде, в отличие от летописной версии, сделан акцент на том, что «полковница» путешествует как простая женщина, странствует с маленькой дочерью и терпит нужду ради великого дела.

Легенды о разрушении Дивеевского монастыря — традиционная составляющая религиозного фольклора района. Эти легенды строятся на мотивах осквернения свытыни и наказания грешников-святотатцев за поругание икон, колоколов, храмов. Дивеевские легенды о разрушителях церквей фиксируют правдивые детали эпохи борьбы с верой (в храмах монастыря делают зернохранилище, мастерские, стрельбища для военных), фамилии разрушителей, а также содержат типичные для подобных устных рассказов мотивы наказания грешников. К рассказам данной группы примыкают нарративы, повествующие о том, как после разрушения монастыря в Дивеево и окрестных деревнях и сёлах верующие начинают собираться по домам, вести на дому церковные службы, приглашать на эти службы монахинь. Описываются случаи, как власти разгоняют эти службы, устраивают засады, штрафуют людей.

Особую группу современных повествований о монастыре составляют рассказы критического содержания. В них местные жители высказывают негативное отношение к монастырю и монахиням: например, осуждаются замкнутость и высокомерие современных монахинь (по контрасту с монахинями прежними — открытыми и добрыми), их аморальное поведение (они якобы курят, у них есть мобильные телефоны), хозяйственная политика Дивеевского монастыря, который вытесняет с территории, до революции принадлежавшей монастырю, все организации (детский интернат, музыкальную школу, бараки местных жителей, сбербанк). Местные жители нередко сопоставляют в своих воспоминаниях «прежний» монастырь и «нынешний», «старую» веру и «новую».

Легендарная история Дивеевского монастыря предстает в народных рассказах как «история в лицах». Эту историю составляют: предания о дивеевских монахинях, предания и легенды о монастырских блаженных, легенды о жизни святого Серафима Саровского и его чудесах, предания о Николае II и его приезде в Дивеево и Саров.

Легенды о монахинях. Устные рассказы-воспоминания о монахинях Дивеевского монастыря повествуют об их драматических судьбах после разорения и закрытия обители в 20-ые годы XX века и об их нелёгкой жизни в миру. Этот «меморативный блок» фольклорной истории монастыря составляют воспоминания местных крестьян, «очевидцев» трагической судьбы монахинь в XX веке. Этим воспоминаниям противопоставлены рассказы о современном состоянии монастыря и современных монахинях, к которым местное население относится скептически, сравнивая их с монахинями дореволюционного монашеского состава обители. После закрытия монастыря монахини расходятся по селам и деревням Дивеевского района, нанимаются в работники, живут у родственников, сами зарабатывая себе на жизнь вязанием, уходом за скотиной, собиранием грибов. Зачастую единственной формой их выживания становится милостыня. Каждый из этих устных текстов отражает факт личного знакомства рассказчика с героиней рассказа, живое участие в ее судьбе, жалость к невинно обиженным, каковыми понимались монахини. Все рассказчики отмечают доброту, отзывчивость и трудолюбие монахинь. Наибольший интерес представляет цикл легенд о монахине Фросе (в монашестве Маргарите), последней из дореволюционного созыва монастыря, которая дожила до его открытия в 1989 году. В этих легендах рассказывается о тяжелой жизни монахини: она проходит ссылку, а потом живет в маленькой избе в Дивеево. Отношение местных жителей, лично знавших Фросю, очень уважительное; все рассказчики отмечают ее доброту, скромность, бедность ее дома. Центральное положение Фроси в рассказах о монахинях обусловлено двумя причинами: во-первых, тем, что вплоть до открытия монастыря она хранила у себя вещи Серафима Саровского: башмаки, рукавички и чугунок. Рассказы сохранили воспоминания крестьян о том, как Фрося надевала чугунок больным людям на голову и так лечила их. Во-вторых, Фрося считалась хранительницей тайны мощей Серафима Саровского. Рассказывают, что Фрося знала, где на самом деле был захоронен святой, но коммунистические власти заставили ее молчать, чтобы не вызвать ажиотаж у местных жителей. После возвращения мощей Серафима в Дивеево ей тем более якобы запрещено было говорить об этом, чтобы никто не догадался, что привезены не настоящие мощи. Могила Фроси находится за Троицким собором на территории монастыря.

Рассказы о мощах Серафима Саровского представляют собой уникальный и редкий фольклорный материал. В основе всех рассказов лежат реальный факт: в 20-ые годы XX века мощи святого была тайно вывезены из Саровского монастыря в неизвестном направлении. Пропажа мощей породила в народе легенды об их судьбе. Можно выделить три основные версии объяснений судьбы мощей: 1) их вывозит Николай II, 2) они сами уходят; в этом случае рассказы строятся по одному сюжету: телега/сани/тройка/несколько троек лошадей вывозит мощи в разных направлениях и останавливается на ночлег в определенной деревне, а ночью мощи исчезают; 3) мощи крадут крестьяне или монахини. Вариант с кражей мощей с саней/телеги — наиболее часто встречающийся и записанный во многих вариациях. Заслуживает внимания версия о том, что мощи крадут монахини и перепрятывают у знакомых или перезахоранивают у стен Дивеевского монастыря, тайно поклоняясь им здесь. В народе полагали, что именно монахиня Фрося знала, где на самом деле в течение всего советского периода находились мощи, однако власти запретили ей говорить об этом людям, сослав в Сибирь, а потом следя за каждым ее шагом. Именно вера в тайные знания Фроси и породила последующие кривотолки и том, что сейчас в Троицком соборе лежат не мощи, а «мослы», «восковая кукла», а «настоящие» так и скрыты от верующих.

Легенды о Николае II. Николай II — редкий персонаж в русском фольклоре, однако в Дивеевском районе записан обширный цикл преданий о приезде в Саров в 1903 году императора с супругой и дочерьми. Они приезжают на вскрытие и прославление мощей Серафима Саровского; на обратном пути из Сарова царь заезжает и в Дивеево. Предания о приезде царя на дивеевскую землю незамысловаты по сюжету, во многих случаях даже лишены сюжета и подробных описаний. Многие рассказчики — потомки тех, кто реально участвовал во встрече с царем и лично наблюдал его приезд в Дивеево. В этих рассказах нет критического отношения к царю и его семье, наоборот, подчеркивается уважительное и даже восхищённое отношение к императору. К этому циклу относятся также предания топонимического характера, в которых объясняется название дороги, по которой он ехал: эту дорогу называют здесь Каретной, Царской, Царской тропой. С приездом царя связывается и безымянный холм: якобы царские солдаты, проезжая дивеевскими местами, набирали в шапку земли и кидали ее в одно место, из-за чего и образовалась насыпь, которую с тех пор ни один трактор разровнять не может. Рассказы о встрече с народом самого царя фиксируют одни и те же детали этого исторического события: крестьяне выстраиваются перед царем в шеренги, снимают перед ним шапки, кланяются, а добрый царь на белом коне бросает в народ мелочь и даже раздает всем медали. В одном из преданий отражена мордовская традиция расстилать перед важными гостями на земле белые домотканые холсты. Предание сообщает, что царь, уважая крестьянский труд, все же не пошёл по холстам. В другом рассказе, главной героиней которого стала мордовка, сообщается, что эта мордовка во время встречи с царём родила ребенка, за что царь отдал ей полцарства. Царь в рассказах показан как справедливый монарх: он приказывает, чтобы бедняку построили вместо лачуги большой дом, а пьяницу за тунеядство наказали розгами, чтобы не выпивал. В одном из преданий отражён якобы исторический факт попытки покушения на царя, однако его спасают, выведя из Дивеевского монастыря окольными путями. К циклу легенд о Николае II примыкают и повествования о посещении царской семьёй знаменитой монастырской блаженной Паши Саровской, славившейся своими иносказательными предсказаниями будущей судьбы: она дарит царю кусок красной материи, тем самым пророча ему гибель, и предсказывает рождение наследника. Еще одно предание утверждает, что Николаю в Дивеевском монастыре была тайно передана грамота (письмо) Серафима Саровского, содержание которой царь оставил в тайне, однако, прочитав её, очень расстроился. Предания сохраняют и якобы реальный факт посещения Николаем Явленного источника в селе Кремёнки, с тех пор называющегося в народе Царским. По одной версии, император был очарован чистой родниковой водой, по другой, он подарил местным жителям икону в серебряном окладе. К данному циклу легенд и преданий, объединенных одной исторической личностью, можно отнести и легенду утопического характера о незаконнорожденной дочери императора: по легенде, дочь Николая скиталась в послереволюционное время по Дивеевскому краю, просилась на ночлег, хотя ничего о своей жизни не рассказывала. 

Легенды о блаженных. К монастырскому дивеевскому циклу народных рассказов могут быть отнесены и легенды о блаженных. Дивеевский монастырь породил целую «галерею» персонажей, живших при монастыре и последовательно, даже официально сменявших друг друга (это блаженная Пелагея Серебрянникова, Паша Саровская, Марья Ивановна Череватовская). Каждое из этих имён обладает собственным «устным житием», и в каждом конкретном случае вопрос о соотношении книжных (житийного, официального летописного) источников и собственно народных рассказов должен решаться отдельно. Легенды о жизни блаженной Пелагеи Серебрянниковой повторяют известные эпизоды ее книжного жития. Это рассказы о том, как Пелагея оказалась в монастыре: будучи замужней, она начинает странно себя вести, отец отдает ее в монастырь, и она успокаивается; когда она живет в монастыре, под окна её кельи приходит Паша Саровская, которая в то время еще не живет в монастыре и не считается блаженной; тогда Пелагея грозит, что еще не пришло её время, прогоняет её, и только после её смерти Паша приходит в Дивеевский монастырь и занимает место блаженной Пелагеи. Рассказы о Паше Саровской более популярны, чему способствует связь образа Паши с образом Николая II, которому она предсказала смерть и рождение сына. По сути народные легенды о Паше Саровской — это воспоминания о том, как предки современных рассказчиков ходили к блаженной узнать свою судьбу, поскольку Паша считалась прозорливой. При этом все отмечают странную манеру Паши общаться с людьми не обычной речью, а иносказательно — через предметы: например, священнику она дает шишку (впоследствии он проходит ссылку, то есть на его голову «сыпятся шишки»), кому-то даёт сахар (это означает, что жизнь человека будет сладкой). Небольшая группа легенд связана с личностью ещё одной дивеевской блаженной — Марии Череватовской. В рассказах она показана как матерщинница, злость которой направлена против Советской власти. В разных вариантах повторяется факт необычной смерти блаженной, сопровождавшейся «сорока громами».

Легенды о святой Канавке. К истории Дивеевского монастыря примыкает и цикл преданий и легенд о святой Канавке. Канавка — это священная тропа внутри монастырского комплекса Дивеевского монастыря, в равной степени почитаемая и в церковной среде, и в народной. Однако способы ее почитания различны. Этиологическая легенда о происхождении Канавки, известная в народе повсеместно, во многом совпадает с книжной, описанной С. Чичаговым: Серафиму Саровскому снится сон, где Богородица проходит вокруг Дивеевской женской общины, он сообщает об этом монахиням и просит по её следам прокопать ров, но монашки откладывают это; тогда ночью Серафим сам начинает копать канавку, монахини видят это, Серафим исчезает на их глазах, но с этого момента в течение нескольких лет канавка продолжает копаться. К письменным текстам восходят и представления о том, что Канавка защищает обитель и всё Дивеево; что во время пришествия антихриста он не перескочит через неё; что Канавка спасёт всех верующих. Народные легенды о Канавке включают ряд представлений: по Канавке на заре проходит Богородица; верующие встречают на Канавке Богородицу или Серафима Саровского; Серафим является во сне больному человеку и советует пройти по его Канавке, чтобы исцелиться. Народный культ Канавки в советское время не поддерживался, однако с момента восстановления монастыря активизировался в народной среде: с растущих на Канавке деревьев стали срывать листья и кору для медицинских целей (их следует заваривать вместо чая и пить), из-под деревьев начали собирать землю, которую также заваривали и ели. Монастырь начал борьбу с такими проявлениями нецерковного почитания монастырской святыни: деревья огородили, а землю верующим было разрешено брать только в строго отведенном для этого месте. В 2003 году, к 100-летию канонизации Серафима Саровского, канавка была воссоздана в первоначальном виде: многие деревья вырублены, прокопан ров по метрикам 19 века, сама Канавка была огорожена, а рядом проложена тропа для её обхода. До восстановления первоначального облика Канавки на ней росли вековые липы и лиственницы. По рассказам местных жителей, отдельные деревья или их группы даже имеют свои названия, например, Дерево всех святых, Гефсиманский сад. Особой обрядности почитание каждого дерева не предполагало, указать эти деревья могли не все местные жители. Можно предположить, что их номинация и почитание возникают не в среде местных крестьян, а среди воцерковлённых неофитов. Рассказы о деревьях довольно быстро ушли из активного бытования. Исключение составляет культ так называемой Царской Лиственницы, который в настоящее время необычайно актуален в среде современных монархически настроенных верующих. Это большое и старое дерево, которое находится в непосредственной близости от Канавки, но в ее «святое кольцо» не входит. Это дерево огорожено решеткой, перед ним находится деревянный щит с молитвой в честь царских мучеников, на дереве висят портреты последней царской семьи и царевича Алексея. Согласно ряду вариантов этиологической легенды, дерево посажено монахинями в честь рождения царского наследника Алексея; по другой версии, дерево посажено Николаем II. Монастырские власти дерево и его культ оставляют без внимания. Местное население относится к дереву и его почитанию достаточно скептически, в легендах о местном крае, о монастыре оно фигурирует чрезвычайно редко.

Легенды о Саровском монастыре. Предания и легенды о Саровском монастыре в Дивеевском районе не записаны. В XIX веке Саровский мужской монастырь играл важную роль в православной жизни края, поскольку в нём жил старец Серафим Саровский, а с 1903 года здесь находились его мощи. После 1917 года Саровский монастырь был полностью разрушен, а в настоящее время город Саров закрыт. Образ Саровского монастыря присутствует лишь в трёх группах нарративов. Во-первых, это рассказы о хождении по подземным катакомбам монастыря. Эти рассказы соотнесены с тем временем, когда Саров был ещё открыт, и местные жители имели возможность ходить туда ещё в детском возрасте. Сюжет рассказов единообразен и очень прост: монах-проводник со свечой в руках водит группу посетителей по подземельям разрушенного монастыря и просит их держаться вместе, иначе они заблудятся и навсегда останутся здесь. Рассказы кратки, но эмоциональны и фиксируют детский страх от пребывания в тёмном и таинственном месте. Вторая группа рассказов — предания о подземном ходе между Дивеевским женским и Саровским мужским монастырями. Рассказы также кратки и одномотивны, однако нередко содержат и традиционную для подобных преданий  деталь — указание на тайные отношения монахов и монашек, посещающих друг друга по подземному ходу. Третью группу составляют рассказы о том, как уже в советское время, в довоенные и военные годы жители Дивеевского района посещали Саров с различными целями. При этом внимание рассказчиков фиксируется на таких деталях, как разорение монастыря, его разрушенное состояние, организация в Саровском монастыре колонии для малолетних преступников. Например, записаны рассказы о том, как родственников раскулаченных крестьян посылали на лесоповал в Саров; как девушки валили лес и страдали от тяжелого физического труда. Есть и свидетельства о тайных паломничествах. Еще в то время, когда Саровский монастырь был открыт, он славился своими святыми источниками. Случаи исцеления на этих источниках описаны в церковной литературе, в том числе и в «Нижегородских епархиальных ведомостях». В рассказах часто указываются причины паломничества: 1 августа — в день памяти святого Серафима, в дни важных церковных праздников, в связи с молениями о дожде. Собирались при этом «артелью», «бригадой» и тайно, не афишируя, не ставя власти в известность, шли в Саров. При этом могли посещать и другие природные святыни — местные роднички. Рассказчики отмечают, что посещение Сарова проходило в опасное время, когда было много беглых уголовников, просто опасных людей, которые и смеялись над паломниками, и прогоняли их с саровских родников. С другой стороны, повествуется о том, как проходящих по дивеевским деревням паломников местные крестьяне всегда пускали в дом, кормили, давали возможность отдохнуть, даже ставили для них на улице столы.

Аудио

01 Легенда о блаженных Пелагее и Паше Саровской из Дивеевского женского монастыря, рассказанная Анной из п. Сатис Дивеевского р-на Нижегородской обл.
02 Легенда о «царской дороге», рассказанная Е.И. Юриной из с. Глухово Дивеевского р-на Нижегородской обл.
03 Рассказ Е.И. Юриной из с. Глухово Дивеевского р-на Нижегородской обл. о Дивеевском женском монастыре.
04 Предание об основательнице Дивеевского монастыря, матушке Александре, рассказанное Анной из п. Сатис Дивеевского р-на Нижегородской обл.
05 Легенда о чуде святого Серафима Саровского, рассказанная М. Архипкиной из д. Маёвка Дивеевского р-на Нижегородской обл.
06 Рассказ Надежды из с. Вертьяново Дивеевского р-на Нижегородской обл. о судьбе монахини Дивеевского женского монастыря с. Дивеево Нижегородской обл.
07 Легенда о явлении святого Серафима Саровского, рассказанная жительницей с. Верякуши Дивеевского р-на Нижегородской обл.
08 Легенда о явлении святого Серафима Саровского в святом источнике, рассказанная М.И. Пономаревой из с. Березино Дивеевского р-на Нижегородской обл.
09 Легенда о «Святой Канавке», рассказанная Анной из п. Сатис Дивеевского р-на Нижегородской обл.
10 Рассказ жительницы с. Верякуши Дивеевского р-на Нижегородской обл. о детстве святого Серафима Саровского.
11 Легенда о явлении святого Серафима Саровского, рассказанная М.И. Матюшиной из с. Суворово Дивеевского р-на Нижегородской обл.
12 Рассказ М.К. Курёнковой из с. Верякуши Дивеевского р-на Нижегородской обл. о лечении на «Святой Канавке» в Дивеевском женском монастыре.
13 Рассказ Е. Коноплёвой из с. Елизарьево Дивеевского р-на Нижегородской обл. о паломничестве в г. Саров Нижегородской обл. и исцелении на святом роднике.