Показать
Омская область, Большереченский, Большеуковский...
Мифологические представления и верования, этнографические комплексы

Вечёрочные традиции русских старожилов (чалдонов) северных районов Омской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский
Показать

В XVIII — начале XIX веков на территории северных районов современной Омской области русскими был сформирован особый старожильческий тип культуры, носители которого называли себя чалдонами (челдонами), родчими, коренными сибиряками. Стержнем подробно разработанного сибирского вечёрочного комплекса стала песенно-игровая традиция северных губерний России. В 1970-х – 2000-х годах в сёлах Большереченского, Большеуковского, Знаменского, Колосовского, Крутинского, Муромцевского, Саргатского, Седельниковского, Тарского, Тевризского, Тюкалинского, Усть-Ишимского, а также Горьковского и Оконешниковского районов Омской области исследователями было записано много песен, инструментальных наигрышей, игр и этнографических репортажей, позволяющих реконструировать последовательность проведения молодёжных праздничных вечёрок и вечёрочный репертуар русских старожилов Омского Прииртышья.

Праздничные собрания неженатой молодёжи  входили в систему годового цикла. Для Омской области был характерен длительный период проведения вечёрок, которые в северных районах заменяли развлечения молодёжи на улицах (весенне-летний  хороводный сезон был коротким: на раннюю Пасху ещё могли стоять морозы, на позднюю наступала распутица, а летом мешало обилие гнуса и комаров).

Вечёрочный сезон начинался с Покрова, воскресные и праздничные посиделки осеннего периода служили своеобразной репетицией святочных вечёрок, проходивших с Рождества до кануна Крещения. Во многих чалдонских сёлах вечёрки продолжались весь рождественский мясоед. В период проведения свадеб вечёрки были приурочены к предсвадебному этапу — девичнику.

Вечёрка (вечерина, вечеринка) служила местом для установления близкого знакомства и выбора невест, поэтому на вечёрки приходили особенно нарядными. Возраст большинства участников — 16-17 лет. Встречалось и деление вечёрок на «младшие» (15-16 лет) и «старшие» (17-20 лет). Вступившие в брак вели уже более строгий образ жизни и не посещали молодежные праздничные собрания. Молодожены в первый год совместной жизни могли присутствовать на них только в качестве гостей.

Общение на вечёрках в значительной мере имело ритуализированный характер. Обращались друг к другу по имени-отчеству. Парни приглашали девушек на вечёрку, отпрашивая у родителей с обещанием проводить до дому: «Дядя Иван, позвольте отпустить с нами на вечёрку Марию Ивановну, потом приведём». В течение вечёрки обязательным было участие в играх, завершающихся поцелуем. Девушек, приехавших погостить на праздники из других сёл, принимали охотно, парней же пускали за определённый выкуп.

Для своих «симпатий» ребята приносили сладости (орехи, пряники, конфеты). Девушки своим «ухажёрам» могли подарить вязаные перчатки. В деревне Борки Усть-Ишимского района как комментарий к таким подаркам спели частушку:

Девочки, девчаточки,

Свяжите мне перчаточки.

Поносил бы с ваших рук,

Чтобы не было разлук.

Бывало, что встречи проходили в доме одного из участников — по разрешению родителей. Но чаще всего для вечёрок на один вечер (до полуночи) или на весь период святок у кого-либо из одиноких пожилых людей парни по очереди откупали избу («связной дом»), рассчитываясь дровами, хлебом, керосином, деньгами. Так, в деревне Таборы Знаменского района за вечёрку платили три рубля, в Андреевке Саргатского района — «трёшка и керосин». В селе Кутырлы Колосовского района одна из самых популярных в разных сёлах и часто открывающая вечёрку песня «Кому вечер, а мне вечеринка» имела особый зачин, указывающий стоимость вечёрки: «Вечеринка, вечеринка — два рубля с полтинкой» [аудиопример 03].

Парней, «покупавших фатеру» для вечёрок, называли «подрядчиками». Соблюдение порядка проведения вечёрки регулировалось выборным распорядителем или парой (по отношению к ним употреблялись названия «комиссар», «бригадир», «казак», «дружок», «приказчик», «десятник», «староста»).

Вечёрочный репертуар включал исполняемые в определённой последовательности игры, хороводы, посиделочные песни, пляски, бытовые танцы, кадрили. Для сюжетов вечёрочных песен характерно «припевание» молодца к девушке (или наоборот) с непременным игровым поцелуем в завершении. Святочные вечёрки могли включать ряжение и гадание.

В селе Такмык Большереченского района открывала вечёрку популярная игровая «На стульчике купчик»: «Девушки становились в круг. В центре ходит парень, выбрав девушку, целует». Песней нужно было повеличать каждого парня, начиная с «подрядчика».

На стульчике купчик,

Коленька-голубчик.

— Ты кого, Коля, любишь,

Кого приголубишь?

— Люблю я девку-любку,

Машеньку-голубку,

Сергеевну-голубку.

Люблю я, приголублю,

Разик поцелую,

Хорошо милую.

 

Самым же распространённым зачином вечёрки, способствующим выявлению взаимных симпатий при формировании пар, была игра «В соседи». Во многих сёлах она включала песенку, исполняемую девушками:

 

А вы, соседи, соседи мои,

Да вы берите по соседушке себе,

Да по душе по красной девушке,

Да вы садите на коленушки,

Да вы цалуйте помаленичку (аудиопример 01).

 

«Комиссары» рассаживали девушек на колени к парням по своему усмотрению (иногда парень, решивший досадить своей девушке, нарочно садился с другой). Подходя поочерёдно к каждой паре, спрашивали: «Как сосед, соседка мила тебе?» О том, что было дальше, рассказывали жители села Седельниково: «Тогда парень отвечает, что мила. Ну, скажет: «Мила, дак тяни губа!» Это значит, целоваться надо. А которому парню надо сменять девку — скажет: «Я меняю» (с Ивановым). Вот тогда «комиссар» ведёт ему ту девку, котору надо, и спрашивает; «Тебе, сусед, суседка мила?», — «Мила!» — «Ну, вот тяни губа!».

Девушке, которую пересаживали, «комиссары» могли предложить перескочить через два ремня; если заденет, то ей могло достаться ремешком. В Становке «недовольного» соседкой заставляли плясать. По окончании игры, когда все рассаживались в соответствии с пожеланиями, могла раздаться команда: «Пришёл Денис — сверху на низ» — теперь парни садились к девушкам на колени.

П.Д. Перевалова из села Фирстово Большеуковского района отмечала: «Но строго же было нам их-то садить на руки, а нас-от посадит-от, прямо, и дёржит, и обнимает кто ежели. А я, говорит, девка «на моде» сёдни была, дак у всех посидела».

Среди распространённых вечёрочных игр были игры без песен. Так, например, «в ремешки» играли, стоя в кругу, пряча ремешок за спинами, или сидя на полу, передавая под коленями — ведущий должен угадать, у кого ремень. «В номера» играли, сидя на коленях; если парень заговорил девушку, она могла, пропустив свой номер, получить ремешком. Без песен играли также в «третий лишний», «в заулки» («ручеёк»). Другие игры сопровождались припевками, например, «Олень»: в качестве фантов могли собирать с девушек и парней платочки; водящий сидел на корточках в центре круга и по окончании песни загадывал каждому задание-выкуп. Песенками-припевками сопровождались игры «Как у деда Трифона», «Заинька», «Дрёма» и ряд других.

Вечёрочные песни имели множество вариантов хореографического оформления. Условно их можно разделить на две большие группы. Первую составляли вечёрочные проходки полукругом вдоль сидящих на лавках или в кругу. В селе Крестики Оконешниковского района это называлось «ходить под вечёрошные песни». Во вторую группу входили вечёрочные игровые хороводы с разыгрыванием песенного сюжета в центре круга. При этом во время хождения и вождения хоровода шаг не согласовывался с темпоритмом песни. Выбор пары предварялся сольной проходкой.

Наиболее распространённые формы движений зафиксированы в комментариях к песням:

— «Парни кругом ходят, девки сидят на лавке. Парни девку возьмут каждый себе и ходят парами по кругу. В конце целуются при всех. А потом парни садятся — девушки ходят, выбирают парней».

— «Девушки (четверо) ходили по кругу, взявшись в центре за руку, то в одну, то в другую сторону. Целовали парней, к любому подходишь».

— «Парни и девушки ходят кругом, держась за руки. В центр круга выбирают парня. Он себе выбирает девушку. Стоят в кругу и тоже кружатся (в противоположную сторону). В конце песни целуются».

— Во время исполнения песни («Сашенька милая») — хождение по кругу с «прихлопыванием» и «дроблением» (приплясыванием) в подвижной части песни (аудиопример 06).

— «Девушки ходят кругом, держась за руки. Парни пристраиваются с внешней стороны круга впереди избранной девушки (руки крест-накрест). В конце песни целуются»

— «Четыре парня и четыре девки становились друг против друга. Первыми к парням шли девки, назад шли парни. По окончании песни целовались».

— «Во время песни («Ой, Дунай») парень снимает шапку, кидает девке на колени, она надевает её на себя, идёт рядом, шапку одевает на него и целует».

— Под песню «Я качу кольцо» один или два парня выбирали себе девушек, под слова песни ставили против матицы, в конце песни девушки доставали до матицы («значит — годная к работе»). «Если девушка маленькая, то парни её подсаживают», в конце песни целовались.

— «Во время песни («У нас Ванюшка») девки прыгали через лавки, парни их пересаживали, в конце целовались — это игра на ловкость».

— «В центре круга парень с девушкой садятся на скамейку спиной друг к другу и по окончании песни поворачивают головы в стороны, если в разные — то парень обнимает девушку и целует. Если в одну — девку меняют».

 В народной терминологии встречается выражение «на вечёрках играли в свадьбу», «женили». Имеется в виду исполнение вечёрочных песен, близких к свадебным (с припеванием имён-отчеств) или бытующих в качестве свадебных: «По лугу вода со льдом», «Что не добрый конь по бережку идёт», «Алая ленточка к стенке льнёт», «У гоголя — золотая голова». Напоминала свадьбу и сама ситуация их исполнения: «Двух "свах" со старшей девкой и двух парней, как товарищей, ставят вокруг парня. Пропоют ему, парень берёт кто нравится, целуются» (сёла Артын и Качёсово Муромцевского района). Да и в самих текстах песен тема женитьбы — одна из главных («Что же ты, Ванечка, не женишься», «У нас Коленька нынче женится»).

В течение вечёрки пелось множество песен, под которые парни и девушки выбирали друг друга. Парням пели «Что не добрый конь по бережку идёт», «Уж, Сенюшка, Семеонушка», «Шёл-прошёл Иван», «Хватит, хватит вам, ребята»; девушкам – «Ты шкатулка, шкатулка моя», «Из-под дому сад цветёт», «Пимы мои, пимы», «Как на Кате цепочка горит». Если парень девушку выбрал, отказываться было нельзя. В течение вечёрки предполагалась постоянная смена партнёров по играм и танцам. Постоянно приглашать одного и того же (одну и ту же) считалось неприличным, иногда пары специально договаривались между собой о переменах в игре.

По окончании песен «комиссары» обращались: «поцелуйтесь-полюбитесь». Если кто-то смущался целоваться (могли и просто прикоснуться щекой), таких подбадривали приговорками «Ураза, ураза, целоваться три раза», «Горазд? — Горазд. — Целуй сорок раз» или припевкой: «Цалуй гостью, хозяюшку после…».

В песенной системе русских старожилов вечёрочные песни выступают одним из централизующих жанров вместе с лирическими, чаще — позднего стилевого слоя. В общем корпусе записей от одной группы старожилов вечёрочные часто составляют основу. Сами исполнители называют их вечёрошными, короткие поцелуйные припевки — «вечёрошными коротушками». Также встречается определение посиделочная песня, указывающая на то, что все сидят, а ходит одна пара.

Был распространён ряд вечёрочных напевов, общих для целой группы текстов (аудиопримеры 01, 02). Они бытовали в чалдонских сёлах в различных стилистических версиях, приближаясь то к медленным хороводам, часто с объёмными текстами, то к плясовым песням (аудиопримеры 07, 08). Так, Е.Я. Аркин записал от знатока вечёрочных песен Гаврилы Леонтьевича Кучукова, 1908 г.р., из села Колосовки 36 вечёрочных песен на 16 напевов — на один напев исполнялось до семи текстов: «Как я пришёл, так и начинается вечёрка. Не любил я повторять песни, всё разные пел, на всю ночь хватало. Был я главный зачинщик в песнях».

При выборе текстов на один и тот же «голос» для сопровождения проходки «уважаемой» девушки выбирался сюжет подлиннее, давая возможность показать себя на кругу, молодым же (или заносчивым девкам побогаче) пелись песенки покороче: «Если девка на почете, то она из круга не выходит».

В сибирских вечёрочных песнях отразились местные топонимы и диалектизмы: «Прощай-ка, батюшка Иртыш», «Никуды наша девчонка не годна — проводить её в Ишимы-города» («Как у Танички большие глаза»), «Пимы мои, пимы» [пимы — валенки]. Песня «Ты, берёзка моя» в ряде сёл имела зачин «Уж, ты, вьюга ли вьюжливая, метелюга метелюжливая...», в песне «Вечер, вечер, ввечеру» есть слова «Он во Томске-то жил, во Тобольске служил» и «по всему селу Любимовскому».

Песенная культура русских старожилов Омского Прииртышья является частью стилистически целостной традиции русских старожилов Сибири, объединяющей сёла Томской, Новосибирской областей. В старожильческих традициях вечёрочные и хороводные песни образуют единый песенно-танцевально-игровой комплекс. Многие игровые хороводы, по замечаниям жителей северных районов Омской области, бытовали и в осенне-зимний, и весенне-летний периоды молодёжных гуляний («Со вьюном (со светком) я хожу», «Посею лебеду на берегу» и ряд других). Единство хороводных и вечёрочных песен прослеживается на уровне ладо-интонационного строения, типа многоголосия, приёмов образования строф и исполнительских особенностей. Однако сами исполнители выделяют «вечёрошные» песни и припевки как песни «с целовками», в отличие от «круговых» и «улишных». Кроме поцелуйного окончания, их отличительными качествами являются динамичные (порой нелогичные) сюжеты, простые формы музыкально-поэтической строфы, узкообъёмные звукоряды и специфические политекстовые напевы. Особенности песен связаны с их функциональностью (выбор пары, величание, сопровождение игры, пляски). Общей чертой певческого стиля русских сибиряков, проявляющейся и в исполнении вечёрочных песен, является пение в низком грудном регистре ярким, насыщенным звуком в спокойном темпе. Характерный исполнительский приём — скольжение голоса (глиссандо). Влияние лирических песен русских старожилов на вечёрочные проявилось в размеренных темпах, наличии масштабных сольных запевов в каждой строфе, смещении цезуры.

После вечёрочных игр и хороводов начинались пляски. Плясали «Барыню», «Камаринскую», «Подгорную», «Цыганочку» под инструментальные наигрыши на балалайке, гармони–«хромке» или однорядке (иногда в сопровождении бубна), устраивая в центре круга перепляс по парам, подбадривая участников плясовыми припевками («пока все не перепляшут»). На гармони играли многие, при этом особенно ценились гармонисты, способные играть без перерыва по полтора-два часа. Для таких музыкантов припасали особое угощение. Среди бытовых танцев самыми популярными на вечёрках были «Полька-бабочка», «Коробочка», «Краковяк» («карковяк»), «Чижик», танцевали и многофигурные «Кадрели». В ряде сёл плясками и танцами молодёжь развлекалась и по окончании будничных посиделок с работой.

По окончании вечёрки играли в «разлуку», пели «отходную» («Расхожая-разъезжая»): «Когда вечёрка кончится, домой надо, уж поздно. Ну, и вот, спели оболокамси уж домой идтить, куртешонки надевам и пошли» (с. Черняево Тарского района).

Благодаря межкультурным и межэтническим контактам старожилов с группами российских, белорусских и украинских переселенцев происходило постепенное обогащение вечёрочного репертуара.

Аудио

01 Вечёрочная песня «А вы соседи, соседи мои» в исполнении фольклорного ансамбля из с. Большеречье Большереченского р-на Омской обл.
02 Вечёрочная песня «А берёзка, берёзка моя» в исполнении фольклорного ансамбля из с. Большеречье Большереченского р-на Омской обл.
03 Вечёрочная песня «Вечеринка, вечеринка» в исполнении Ф.М. Саглаевой и Ф.И. Усовой из с. Кутырлы Колосовского р-на Омской обл.
04 Вечёрочная песня «Как по мелкою пороше шёл Ваня хороший» в исполнении Ф.М. Саглаевой и Ф.И. Усовой из с. Кутырлы Колосовского р-на Омской обл.
05 Вечёрочная песня «Заскочил у нас козёлик в огород» в исполнении А.Н. Батуриной и А.Н. Шведовой из г. Тара Омской обл.
06 Вечёрочная песня «Сашенька милая по саду гуляла» в исполнении А.М. Михайловой, Н.М. Канунниковой и П.Д. Брагиной из д. Саратово Горьковского р-на Омской обл.
07 Вечёрочная песня «Что не добрый конь по бережку идёт» в исполнении А.Г. Бахтиновой, Ф.Г. Быстровой и Д.И. Яковлевой из с. Толбакуль Колосовского р-на Омской обл.
08 Вечёрочная песня «Что не добрый конь по бережку идёт» в исполнении Е.Н. Кокшеевой и О.П. Куташевой из с. Бергамак Муромцевского р-на Омской обл.
09 Вечёрочная песня «Мимо рощицы» в исполнении Е.Н. Кокшеевой и О.П. Куташевой из с. Бергамак Муромцевского р-на Омской обл.
10 Вечёрочная песня «Из-за лесу, из-за гор» в исполнении Ф.И. Сорокиной, П.И. Романовой и М.В. Петровой из д. Любимовка Муромцевского р-на Омской обл.
11 Вечёрочная песня «Посидим мы с тобой здесь» в исполнении А.А. Полуяновой, А.Я. Степановой и Е.А. Бертяковой из с. Серебряное Горьковского р-на Омской обл.
12 Вечёрочная песня «Я сидела на скамейке на конце» в исполнении А.А. Полуяновой, А.Я. Степановой и Е.А. Бертяковой из с. Серебряное Горьковского р-на Омской обл.
13 Вечёрочная песня «Как по мелкою пороше» в исполнении И.М. Субботина из д. Михайловка Колосовского р-на Омской обл.
14 Вечёрочная песня «Под окошечком сидела» в исполнении И.М. Субботина и Д.А. Телятниковой из д. Михайловка Колосовского р-на Омской обл.
15 Фрагмент репортажа о вечёрке и вечёрочная песня «Лежит сахар на полу» в исполнении А.И. Тимофеевой из с. Крестики Оконешниковского р-на Омской обл.