Ночные концерты Московской филармонии «Мама, я меломан»
Каталог концертов

Ночные концерты Московской филармонии «Мама, я меломан»

Концертный зал имени П.И. Чайковского Московской государственной академической филармонии

Год выхода:
2019
Страна производитель:
Россия
Длительность:
85 мин.

Ярослав Тимофеев

Ярослав Тимофеев – музыковед, лектор, лауреат I степени Всероссийской премии для молодых музыкальных критиков «Резонанс» в рамках Дягилевского фестиваля (2015).

С 2011 года Ярослав сотрудничает с различными изданиями как музыкальный критик. Автор около 750 публикаций, в том числе в газетах «Известия», «Коммерсант», Russia Beyond the Headlines, в журналах The New Times, «Музыкальная академия», «Музыкальная жизнь», на портале Colta.ru и в других СМИ. Сценарист и редактор программ «Абсолютный слух» и «Искусственный отбор» телеканала «Культура». В 2014-2015 годах работал редактором отдела культуры газеты «Известия». В течение шести лет возглавлял музыковедческую секцию Молодежного отделения Союза композиторов России (МолОт).

Я. Тимофеев неоднократно был членом жюри и экспертного совета национальной театральной премии «Золотая маска». Работал музыкальным консультантом церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи.

С 2010 года работает в Московской филармонии. В сезоне 2017/18 провел концерт проекта «Мама, я меломан» на сцене Концертного зала имени П. И. Чайковского. В сезоне 2018/19 планирует осуществить авторский просветительский проект «118+» в Камерном зале филармонии.

Я. Тимофеев – выпускник Московской консерватории имени П. И. Чайковского. Является лауреатом международных конкурсов по фортепиано, музыкальной композиции и искусству колокольного звона. В 2014 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Стравинский и “Хованщина” в редакции Дягилева: опыт источниковедческого и исторического исследования».

С 2017 года — участник инди-группы OQJAV (фортепиано).

Александр Сладковский

Народный артист России Александр Сладковский – выпускник Московской и Санкт-Петербургской консерваторий. Лауреат III Международного конкурса имени Прокофьева. Дебютировал в Государственном театре оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории оперой Моцарта «Так поступают все женщины». Был главным дирижером Симфонического оркестра Государственной академической Капеллы Санкт-Петербурга, работал также с Российским национальным оркестром. В 2005 году приглашен Марисом Янсонсом в качестве ассистента для постановки оперы «Кармен» Бизе, а в 2006 – Мстиславом Ростроповичем для участия в постановке программы «Неизвестный Мусоргский» (обе постановки – в Санкт-Петербургской консерватории). С 2006 по 2010 гг. – дирижер Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета.

С 2010 года Сладковский – художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан. Маэстро радикально изменил ситуацию в коллективе, значительно повысив его статус в музыкально-общественной жизни Республики Татарстан и всей страны. ГСО РТ под руководством Сладковского – первый российский региональный коллектив, чьи выступления записаны на телеканалах Medici.tv и Mezzo. В 2016 году оркестр впервые за свою историю дал концерты в рамках Европейского тура в Брукнерхаусе (Линц) и в Золотом зале Музикферайна (Вена).

Оркестры под управлением Сладковского принимали участие в крупных международных и федеральных проектах и фестивалях, среди которых «Музыкальный Олимп», «Петербургская музыкальная весна», фестиваль Юрия Темирканова «Площадь искусств», «Черешневый лес», Всероссийский конкурс оперных певцов Ирины Богачевой, фестиваль «Родион Щедрин. Автопортрет», Young Euro Classic (Берлин), XII и XIII Московские Пасхальные фестивали, Crescendo, Музыкальный фестиваль земли Шлезвиг-Гольштейн, Веймарский фестиваль искусств, Будапештский весенний фестиваль, V Фестиваль симфонических оркестров мира, XI Woerthersee Classics Festival (Клагенфурт, Австрия), «Безумный день в Японии», «Хибла Герзмава приглашает», «Опера априори», Братиславский музыкальный фестиваль, «День России в мире – Russian Day» (Женева) и другие.

Сладковский – основатель и художественный руководитель музыкальных фестивалей «Рахлинские сезоны», «Белая сирень», «Казанская осень», Concordia, «Денис Мацуев у друзей», «Творческое открытие», «Мирас». В 2012 году осуществил запись «Антологии музыки композиторов Татарстана» и альбома «Просветление» на лейблах Sony Music и RCA Red Seal Records. В апреле 2014 года ГСО РТ под управлением Александра Сладковского выступил в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже на церемонии присвоения Денису Мацуеву звания Посла доброй воли. В сезоне 2014/15 Сладковский с ГСО РТ выступил в Большом театре России в рамках юбилейного концерта, посвященного 10-летию фестиваля Crescendo, и в Санкт-Петербурге, где на сцене Концертного зала Мариинского театра прошел первый гастрольный абонемент оркестра из трех концертов.

Сладковский – артист международного концертного агентства IMG Artists. В июне 2015 года награжден памятным знаком – медалью «Николай Римский-Корсаков», в октябре Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов вручил Сладковскому орден «Дуслык» – «Дружба». В 2016 году под управлением маэстро на фирме «Мелодия» записаны три симфонии Малера, а также все симфонии и концерты Шостаковича. В 2016 году Александр Сладковский назван «Дирижером года» по версии национальной газеты «Музыкальное обозрение» и «Человеком года в культуре» по версии журналов «Деловой квартал» и электронной газеты «Бизнес Online».

Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан

Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан входит в число лучших коллективов России. С тех пор, как в 2010 году его возглавил Александр Сладковский, он стал одним из самых динамично развивающихся отечественных оркестров. В сезоне 2014/15 коллектив провел персональный абонемент в Концертном зале Мариинского театра, в сезоне 2017/18 – в Большом зале Московской консерватории. В сезоне 2018/19 с участием лучших солистов мира состоялись концерты первого абонемента оркестра в Концертном зале имени Чайковского, в сезоне 2019/20 коллектив представит свой филармонический абонемент уже во второй раз.

Идея создания симфонического оркестра в Татарстане принадлежала председателю Союза композиторов Татарстана, ректору Казанской государственной консерватории Назибу Жиганову. По его инициативе в Казань был приглашен дирижер Натан Рахлин, возглавивший новый коллектив. После смерти Рахлина в 1979 году с оркестром работали Ренат Салаватов, Сергей Калагин, Равиль Мартынов, Имант Коциньш. В 1985 году на должность художественного руководителя и главного дирижера был приглашен народный артист России и Казахской ССР Фуат Мансуров, проработавший в оркестре 25 лет. В 2010 году художественным руководителем и главным дирижером был назначен заслуженный артист России Александр Сладковский, с которым оркестр начал свой 45-й сезон. С его приходом начался новый этап в истории оркестра.

Организованные оркестром международные музыкальные фестивали – «Рахлинские сезоны», «Белая сирень», «Казанская осень», Concordia, «Денис Мацуев у друзей», «Творческое открытие», «Мирас» – признаны одними из самых ярких событий в культурной жизни Татарстана и России. Оркестр учредил проект «Достояние республики» для одаренных воспитанников музыкальных школ и студентов консерватории, образовательный проект для школьников Казани «Уроки музыки с оркестром», цикл «Исцеление музыкой» для инвалидов и тяжело больных детей.

Сегодня концерты с участием оркестра с успехом проходят в Москве, Перми, Оренбурге, Иркутске, Сочи, Тюмени в рамках фестивалей Сrescendo, «Звезды на Байкале», «Оренбургские сезоны Дениса Мацуева», «Черешневый лес», «Безумный день в Японии», «Хибла Герзмава приглашает», «Опера Априори» и других. С оркестром сотрудничают известные солисты – Ольга Бородина, Хибла Герзмава, Суми Чо, Симона Кермес, Альбина Шагимуратова, Анна Бонитатибус, Динара Алиева, Пласидо Доминго, Роберто Аланья, Ильдар Абдразаков, Владимир Спиваков, Виктор Третьяков, Вадим Репин, Николай Цнайдер, Леонидас Кавакос, Сергей Крылов, Гидон Кремер, Алена Баева, Юрий Башмет, Давид Герингас, Михаил Плетнёв, Денис Мацуев, Борис Березовский, Барри Дуглас, Николай Луганский, Александр Торадзе, Екатерина Мечетина, Игорь Бутман, Сергей Накаряков, Алексей Огринчук, Игорь Фёдоров. В 2016 в рамках Европейского тура оркестр впервые выступил в Брукнерхаусе (Линц) и в Золотом зале Музикферайна (Вена).

В 2012 на лейблах Sony Music и RCA Red Seal вышли «Антология музыки композиторов Татарстана» и альбом «Просветление» с симфонией «Манфред» Чайковского и симфонической поэмой «Остров мертвых» Рахманинова. C 2013 года оркестр является артистом Sony Music Entertainment Russia. В 2016 совместно с фирмой «Мелодия» оркестр записал три симфонии Малера, а также все симфонии и инструментальные концерты Шостаковича; записи получили высокую оценку международной критики. Оркестр стал первым российским региональным коллективом, чьи выступления записаны телеканалами Medici.tv и Mezzo.

Александр Бородин

Александр Порфирьевич Бородин родился 31 октября (12 ноября) 1833 в Санкт-Петербурге. Он был внебрачным сыном немолодого грузинского князя Луки Гедианова и петербургской мещанки Авдотьи Антоновой. По обычаю того времени ребенок получил фамилию одного из крепостных отца. Мальчик учился дома языкам – немецкому, французскому, английскому (позже овладел также итальянским). Он рано проявил интерес к музыке: в восемь лет начал брать уроки игры на флейте, а затем – на фортепиано и виолончели, в девять – сочинил польку для фортепиано в 4 руки и уже в четырнадцать лет попробовал силы в сочинении для камерного ансамбля. Однако более всего Бородина привлекала не музыка, а химия, которая и стала его профессией.

С 1850 по 1856 он являлся вольнослушателем петербургской Медико-хирургической академии, по окончании был оставлен там преподавателем и в 1858 получил степень доктора медицины. Затем Бородин был направлен в научную командировку в Западную Европу (1859–1862). За границей он встретился с молодой московской пианисткой-любительницей Екатериной Сергеевной Протопоповой, музицируя с которой открыл для себя мир романтической музыки Шопена, Листа, Шумана. Вскоре они поженились. По возвращении в Россию он был избран адъюнкт-профессором по кафедре химии Медико-хирургической академии, а в 1864 – ординарным профессором (впоследствии заведующим) той же кафедры.

Несмотря на усиленные занятия наукой, Бородин никогда не оставлял музыки: в этот период им созданы струнный и фортепианный квинтеты, струнный секстет и другие камерные произведения. Решающим в его музыкальной биографии стал 1862, когда Бородин познакомился и подружился с композитором Милием Балакиревым и его кружком (впоследствии известным под именем Новой русской школы или «Могучей кучки»), состоявшим из Цезаря Кюи, Николая Римского-Корсакова и Модеста Мусоргского; под их влиянием Бородин начал работу над симфонией ми-бемоль мажор. Ее окончание затянулось ввиду загруженности композитора научной, преподавательской и издательской деятельностью (Бородин преподавал на Женских врачебных курсах, редактировал научный журнал «Знание» и т.д.), однако в 1867 симфония была все-таки закончена, а в 1869 – исполнена под управлением Балакирева. К 1867–1868 годам относится работа Бородина над оперой-фарсом Богатыри (пародия на распространенный в то время жанр романтической оперы на русскую историческую тему, с использованием мелодий Ж. Оффенбаха, Дж. Мейербера, А. Серова, русских песен и т. п.); в то же время он написал несколько романсов, являющихся шедеврами русской вокальной лирики. Успех Первой симфонии подвиг Бородина на продолжение работы в этом жанре: в 1869 возникает замысел симфонии си-бемоль минор, однако вскоре композитор оставляет его, привлеченный идеей оперы на сюжет древнерусского эпоса Слово о полку Игореве. Вскоре опера тоже была оставлена; часть сочиненной для нее музыки вошла во Вторую симфонию, окончание работы над которой относится к 1875. Примерно с 1874 Бородин возвращается к своему оперному замыслу и продолжает время от времени работать над отдельными сценами Князя Игоря. Однако к моменту смерти композитора опера осталась незавершенной.

В этот период Бородиным написаны также два струнных квартета (1879 и 1885), две части Третьей симфонии ля минор, музыкальная картина для оркестра В Средней Азии (1880), ряд романсов и фортепианных пьес. Его музыка начинает исполняться в Германии, Бельгии и Франции, во многом благодаря содействию Франца Листа, с которым Бородин поддерживал личное знакомство. По собственному признанию в письме к жене, ему приходилось быть «одновременно ученым, антрепренером, артистом, государственным чиновником, филантропом, врачом и больным». Умер Бородин в Петербурге 15 (27) февраля 1887.

Опера Князь Игорь, несомненно, является крупнейшим творческим достижением Бородина. Она была закончена и инструментована после смерти композитора его друзьями – Николаем Римским-Корсаковым и Александром Глазуновым и впервые поставлена в Петербурге в 1890. Вторая и незавершенная Третья симфонии, а также картина В Средней Азии по образному строю близки опере: здесь тот же мир героического прошлого России, который вызвал к жизни музыку замечательной силы, необычайного своеобразия и яркого колорита, порой отмеченную редким чувством юмора. Бородин не выделялся мастерством драматурга, но его опера благодаря высоким музыкальным достоинствам завоевала сцены всего мира.

Клод Дебюсси

Французского композитора К. Дебюсси часто называют отцом музыки XX в. Он показал, что каждый звук, аккорд, тональность могут быть услышаны по-новому, могут жить более свободной, многокрасочной жизнью, как бы наслаждаться самим своим звучанием, его постепенным, таинственным растворением в тишине. Многое действительно роднит Дебюсси с живописным импрессионизмом: самодовлеющая красочность неуловимых, текуче-подвижных моментов, любовь к пейзажу, воздушная трепетность пространства. Не случайно Дебюсси считается основным представителем импрессионизма в музыке. Однако он дальше, чем художники-импрессионисты, ушел от традиционных форм, его музыка устремлена в наше столетие гораздо глубже, чем живопись К. Моне, О. Ренуара или К. Писсарро.

Дебюсси считал, что музыка подобна природе своей естественностью, бесконечной изменчивостью и многоликостью форм: «Музыка - как раз то искусство, которое ближе всего к природе... Только музыканты обладают преимуществом уловить всю поэзию ночи и дня, земли и неба, воссоздать их атмосферу и ритмически передать их необъятную пульсацию». И природа, и музыка ощущаются Дебюсси как тайна, и прежде всего тайна рождения, неожиданного, неповторимого оформления капризной игры случая. Поэтому понятно скептически-ироничное отношение композитора ко всякого рода теоретическим штампам и ярлыкам в отношении художественного творчества, невольно схематизирующим живую действительности искусства.

Дебюсси начал обучаться музыке в 9 лет и уже в 1872 г. поступил на младшее отделение Парижской консерватории. Уже в консерваторские годы проявилась нетрадиционность его мышления, что вызвало столкновения с преподавателями гармонии. Зато истинное удовлетворение получал начинающий музыкант в классах Э. Гиро (композиция) и A. Mapмонтеля (фортепиано).

В 1881 г. Дебюсси в качестве домашнего пианиста сопровождал в поездке по Европе русскую меценатку Н. фон Мекк (большого друга П. Чайковского), а затем по ее приглашению дважды посетил Россию (1881, 1882). Так началось знакомство Дебюсси с русской музыкой, очень повлиявшее на формирование его собственного стиля. «Русские дадут нам новые импульсы для освобождения от нелепой скованности. Они... открыли окно, выходящее на простор полей». Дебюсси пленила красочность тембров и тонкая изобразительность, картинность музыки Н. Римского-Корсакова, свежесть гармоний у А. Бородина. М. Мусоргского он называл своим любимейшим композитором: «Никто не обращался к лучшему, что в нас есть, с большей нежностью и большей глубиной. Он неповторим и останется неповторимым благодаря своему искусству без надуманных приемов, без иссушающих правил». Гибкость вокально-речевой интонации русского новатора, свобода от заранее установленных, «административных», по выражению Дебюсси, форм были по-своему претворены французским композитором, стали неотъемлемой чертой его музыки. «Идите, послушайте «Бориса». В нем весь «Пеллеас»«, - сказал однажды Дебюсси об истоках музыкального языка своей оперы.

Окончив консерваторию в 1884 г., Дебюсси участвует в конкурсах на получение Большой Римской премии, дающей право на четырехлетнее усовершенствование в Риме, на вилле Медичи. За годы, проведенные в Италии (1885-87), Дебюсси изучил хоровую музыку эпохи Возрождения (Дж. Палестрины, О. Лассо), и далекое прошлое (как и своеобразие русской музыки) внесло свежую струю, обновило его гармоническое мышление. Симфонические произведения, посланные в Париж для отчета («Зулейма», «Весна»), не пришлись по вкусу консервативным «вершителям музыкальных судеб».

Вернувшись раньше срока в Париж, Дебюсси сближается с кружком поэтов-символистов во главе с С. Малларме. Музыкальность символистской поэзии, поиски таинственных связей между жизнью души и миром природы, их взаиморастворение - все это очень привлекло Дебюсси и во многом сформировало его эстетику. Не случайно наиболее самобытными и совершенными из ранних сочинений композитора стали романсы на слова П. Вердена, П. Бурже, П. Луиса, а также Ш. Бодлера. Некоторые из них («Чудесный вечер», «Мандолина») были написаны еще в годы учения в консерватории. Образами символистской поэзии навеяно и первое зрелое оркестровое произведение - прелюдия «Послеполуденный отдых фавна» (1894). В этой музыкальной иллюстрации эклоги Малларме сложился своеобразный, тонко нюансированный оркестровый стиль Дебюсси.

Полнее всего воздействие символизма сказалось в единственной опере Дебюсси «Пеллеас и Мелизанда» (1892-1902), написанной на прозаический текст драмы М. Метерлинка. Это история любви, где, по словам композитора, действующие лица «не рассуждают, а претерпевают свою жизнь и судьбу». Дебюсси здесь как бы творчески спорит с Р. Вагнером - автором «Тристана и Изольды», он даже хотел написать своего Тристана - при том, что оперой Вагнера в юности чрезвычайно увлекался и знал ее наизусть. Вместо открытой страстности вагнеровской музыки здесь - экспрессия утонченной звуковой игры, полной намеков и символов. «Музыка существует для невыразимого; я хотел бы, чтобы она как бы выходила из сумрака и моментами возвращалась бы в сумрак; чтобы она всегда была скромна», - писал Дебюсси.

Невозможно представить Дебюсси без фортепианной музыки. Сам композитор был талантливым пианистом (а также и дирижером); «играл он почти всегда на «полутонах», без всякой резкости, но с такой полнотой и густотой звука, как играл Шопен», - вспоминала французская пианистка М. Лонг. Именно от шопеновской воздушности, пространственности звучания фортепианной ткани отталкивался Дебюсси в своих колористических поисках. Но был и другой исток. Сдержанность, ровность эмоционального тонуса музыки Дебюсси неожиданно сблизила ее со старинной доромантической музыкой - особенно французских клавесинистов эпохи рококо (Ф. Купереном, Ж. Ф. Рамо). Старинные жанры из «Бергамасской сюиты» и Сюиты для фортепиано (Прелюдия, Менуэт, Пасспье, Сарабанда, Токката) представляют своеобразный, «импрессионистский» вариант неоклассицизма. Дебюсси вовсе не прибегает к стилизации, а создает свой образ старинной музыки, скорее впечатление от нее, чем ее «портрет».

Излюбленный жанр композитора - программная сюита (оркестровая и фортепианная), как бы серия разнохарактерных картин, где статика пейзажей оттеняется стремительно-подвижными, часто танцевальными ритмами. Таковы сюиты для оркестра «Ноктюрны» (1899), «Море» (1905) и «Образы» (1912). Для фортепиано создаются «Эстампы», 2 тетради «Образов», «Детский уголок», который Дебюсси посвятил своей дочери. В «Эстампах» композитор впервые пытается вжиться в музыкальные миры самых разных культур и народов: красочно оттеняют друг друга звуковой образ Востока («Пагоды»), Испании («Вечер в Гренаде») и полный движения, игры света и тени пейзаж с французской народной песенкой («Сады под дождем»).

В двух тетрадях прелюдий (1910, 1913) раскрылся весь образный мир композитора. Прозрачным акварельным тонам пьес «Девушка с волосами цвета льна» и «Вереск» контрастирует насыщенность звуковой палитры в «Террасе, посещаемой лунным светом», в прелюдии «Ароматы и звуки реют в вечернем воздухе». Старинная легенда оживает в эпическом звучании «Затонувшего собора» (вот где особенно сказалось воздействие Мусоргского и Бородина!). А в «Дельфийских танцовщицах» композитор находит неповторимое античное сочетание строгости храма и обряда с языческой чувственностью. В выборе моделей для музыкального воплощения Дебюсси достигает совершеннейшей свободы. С одинаковой тонкостью, например, он проникает в мир испанской музыки («Ворота Альгамбры», «Прерванная серенада») и воссоздает (используя ритм кэк-уока) дух американского театра менестрелей («Генерал Лявин-эксцентрик», «Менестрели»).

В прелюдиях Дебюсси представляет весь свой музыкальный мир в лаконичном, сконцентрированном виде, обобщает его и во многом прощается с ним - со своей прежней системой зрительно-музыкальных соответствий. А затем, в последние 5 лет жизни, его музыка, усложняясь еще больше, расширяет жанровые горизонты, в ней начинает чувствоваться какая-то нервная, капризная ироничность. Усиливается интерес к сценическим жанрам. Это балеты («Камма», «Игры», поставленные В. Нижинским и труппой С. Дягилева в 1912 г., и кукольный балет для детей «Ящик с игрушками», 1913), музыка к мистерии итальянского футуриста Г. д'Аннунцио «Мученичества святого Себастьяна» (1911). В постановке мистерии участвовали балерина Ида Рубинштейн, хореограф М. Фокин, художник Л. Бакст. После создания «Пеллеаса» Дебюсси не раз пробовал начать новую оперу: его привлекали сюжеты Э. По («Черт на колокольне», «Падение дома Эшер»), но эти замыслы не были реализованы. Композитор задумал написать 6 сонат для камерных ансамблей, но успел создать 3: для виолончели и фортепиано (1915), для флейты, альта и арфы (1915) и для скрипки и фортепиано (1917). Редактирование произведений Ф. Шопена побудило Дебюсси написать Двенадцать этюдов (1915), посвященных памяти великого композитора. Последние произведения Дебюсси создавал будучи уже смертельно больным: в 1915 г. он перенес операцию, после которой прожил чуть более двух лет.

В некоторых сочинениях Дебюсси отразились события первой мировой войны: в «Героической колыбельной», в песне «Рождество детей, лишенных крова», в неоконченной «Оде Франции». Уже только перечень названий говорит о том, что в последние годы усилился интерес к драматическим темам и образам. С другой стороны, взгляд композитора на мир становится более ироничным. Юмор и ирония всегда оттеняли и как бы дополняли мягкость натуры Дебюсси, ее открытость впечатлениям. Они проявлялись не только в музыке, но и в метких высказываниях о композиторах, в письмах, в критических статьях. 14 лет Дебюсси был профессиональным музыкальным критиком; результатом этой работы стала книга «Господин Крош - антидилетант» (1914).

В послевоенные годы Дебюсси рядом с такими дерзкими разрушителями романтической эстетики, как И. Стравинский, С. Прокофьев, П. Хиндемит, воспринимался многими как представитель импрессионистского вчерашнего дня. Но позже, и особенно в наше время, стало проясняться колоссальное значение французского новатора, оказавшего непосредственное влияние на Стравинского, Б. Бартока, О. Мессиана, предвосхитившего сонорную технику и вообще новое ощущение музыкального пространства и времени - и в этом новом измерении утверждавшего человечность как главное в искусстве.

К. Зенкин

Сергей Прокофьев

Прокофьев стремительно ворвался в бурный, изменчивый ХХ век как неповторимое и ярко новаторское явление. Его искусство вызывало споры и непонимание, восторг и преклонение, оно ошеломляло и даже коробило. Лишь немногим современникам было суждено распознать тогда в начале столетия за броней новаторства и эпатажности подлинного классика ХХ века.

Прокофьев был равнодушен к веяниям музыкальной моды. Он всегда двигался своим путем, стремился утвердить и отстоять свою независимость как художник. В зарубежный период (1918-1933) он не примкнул ни к одному художественному течению, что потребовало бы от мастера жесточайших ограничений; не смогли сломить его и чудовищные реалии советского строя со зловещей тенью сталинизма и борьбой с формализмом в искусстве.

Искусство Прокофьева выдержало все натиски судьбы и прошло проверку временем. Его музыка содержит в себе удивительную жизнестойкость, мощный заряд энергии, напитанный солнцем и оптимизмом. И эту позитивность мышления композитор пронес через всю свою нелегкую жизнь.

Классичность Прокофьева заключена в его универсализме. Искания композитора охватили культурные накопления несколько эпох – от барокко и классицизма до современности с ее радикализмом и стремлением к возведению новых звуковых миров. В стиле композитора соединились тяга к лирическим откровениям романтизма и его же резкое и последовательное отрицание вплоть до откровенной пародии и гротеска, постоянное переосмысление общепринятых норм и традиционализм, поиски новой выразительности в области гармонии, ритма, оркестровки и утверждение неувядаемого мелодического начала, опирающегося на народно-песенные истоки.

Его творчество стало встречей эпох и обновлением русских музыкальных традиций. За каждым парадоксом новаторства Прокофьева всегда был виден «хвост» традиций русской школы. Его гений не смог бы реализоваться без учителей Римского-Корсакова и Лядова, Глазунова и Черепнина. Еще глубже связь – с традициями Мусоргского и Бородина.

Эволюция Прокофьева шла как бы в «обратной» перспективе – через дерзкие завоевания, варварство и «скифство» к обретению новой простоты, мудрой человечности искусства. Любопытно, что еще недавнего ниспровергателя музыкальных законов современники зачисляли в ранг консерваторов. При всей неоднозначности оценок его творчество стало неотъемлемой частью культурного пространства ХХ века. Открывая мир заново, Прокофьев продолжает великие традиции музыкального искусства прошлого, связанные с поисками гуманистического начала, осмыслением жгучих проблем современности через призму истории.

Георгий Свиридов

Георгий Васильевич Свиридов (3 (16) декабря 1915, Фатеж, Курская губерния — 6 января 1998, Москва) — русский композитор, пианист. Ученик Дмитрия Шостаковича.

Георгий Васильевич Свиридов родился в 1915 году в городе Фатеже Курской губернии Российской империи. Его отец был почтовым служащим, а мать — учителем. Его отец, Василий Свиридов, сторонник большевиков в гражданской войне, был убит, когда Георгию было 4 года.

В 1924 году, когда Георгию было 9 лет, семья переехала в Курск. В Курске Георгий Свиридов продолжал учиться в начальной школе, где началось его страстное увлечение книгами. Постепенно на первое место в кругу его интересов стала выдвигаться музыка. Там, в начальной школе, Георгий Свиридов учился играть на своем первом музыкальном инструменте, балалайке. Учась подбирать на слух, он демонстрировал такой талант и способность, что был принят в местный ансамбль народных инструментов. С 1929 по 1932 год он учился в Курской музыкальной школе у Веры Уфимцевой и Мирона Крутянского. По совету последнего переехал в Ленинград в 1932 году, где он занимался по классу фортепиано у Исайи Браудо и классу композиции у Михаила Юдина в Центральном музыкальном техникуме, который он закончил в 1936 году.

С 1936 по 1941 он учился в Ленинградской консерватории у Петра Рязанова и Дмитрия Шостаковича (с 1937 года).

В 1937 году Георгий Свиридов был принят в Союз композиторов СССР.

Мобилизированный в Советские Вооруженные силы в 1941году, несколько дней спустя окончания консерватории, Свиридов был отправлен в военную академию в Уфе, но был комиссован в конце года по состоянию здоровья.

До 1944 года жил в Новосибирске, куда была эвакуирована Ленинградская филармония. Как и другие композиторы, он начинает писать военные песни, из которых самой известной стала, пожалуй, «Песня смелых» на стихи А. Суркова. Кроме того, он писал музыку для спектаклей эвакуированных в Сибирь театров.

В 1944 году Свиридов возвратился в Ленинград, а в 1956 году поселился в Москве. Он пишет симфонии, концерты, оратории, кантаты, песни и романсы.

C 1957 года член правления Союза композиторов СССР, в 1962 году избран секретарем правления Союза. В 1963 году Георгию Свиридову было присвоено почетное звание народного артиста РСФСР, а в 1970 году — народного артиста СССР. В 1965 году был награжден орденом Ленина. Свиридов — лауреат Ленинской премии (1960 за «Патетическую ораторию») и Государственной премии СССР (1946).

В июне 1974 года на фестивале русской и советской песни, проходившем во Франции, местная печать представила Свиридова своей искушенной публике как «наиболее поэтичного из современных советских композиторов».

В последние годы Георгий Свиридов много болел. 6 января 1998 года он скончался. Гражданская панихида и похороны Георгия Свиридова состоялись 9 января в Москве. После отпевания в храме Христа Спасителя состоялись похороны. Композитор похоронен на Новодевичьем кладбище.

Свои первые сочинения Свиридов написал еще в 1935 году — ставший знаменитым цикл лирических романсов на слова Пушкина. Пока он учился в Ленинградской консерватории, с 1936 по 1941, Свиридов экспериментировал с разными жанрами и разными типами композиции. Он написал Концерт для фортепиано № 1 (1936—1939), Симфонию № 1 и камерную симфонию для струнных (1940).

Стиль Свиридова значительно менялся на ранних этапах его творчества. Его ранние вещи были написаны в стиле классической романтической музыки и были похожи на работы немецких романтиков. Позже многие сочинения Свиридова писались под влиянием его учителя Дмитрия Шостаковича, но также, например в Первой партите для фортепиано, заметно внимание композитора к музыкальному языку Пауля Хиндемита. Начиная с середины 50-х годов, Свиридов обрел свой яркий самобытный стиль, и старался писать произведения, которые носили исключительно русский характер. Музыка Свиридова долго оставалась малоизвестна на Западе, но в России его работы пользовались грандиозным успехом у критиков и слушателей за их простые, но тонкие по форме лирические мелодии, масштаб, мастерскую инструментовку и ярко выраженный, но оснащенный мировым опытом национальный характер высказывания.

Свиридов продолжал и развивал опыт русских классиков, прежде всего Модеста Мусоргского, обогащая его достижениями XX столетия. Он использует традиции старинного канта, обрядовых попевок, знаменного пения, а в то же время — и современной городской массовой песни. Творчество Свиридова сочетает в себе новизну, самобытность музыкального языка, отточенность, изысканную простоту, глубокую духовность и выразительность.

Смотрите также

Национальный филармонический оркестр России, Александр Соловьёв
Оркестр Московской филармонии, Штефан Владар
Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.