Дон Сезар де Базан
Телеспектакль

Дон Сезар де Базан

Академический драматический театр имени В.Ф. Комиссаржевской

Год выхода:
1957
Страна производитель:
СССР
Длительность:
90 мин.
Жанр:
Комедия
В ролях:
Владимир Честноков
,
Ольга Заботкина
,
Федор Никитин
,
Николай Боярский
,
Мария Самойлова
,
Михаил Шифман
,
Наталья Дудинская
Режиссёр:
Иосиф Шапиро

Киноверсия снята на основе спектакля режиссера Владимира Кожича, который он поставил для Ленинградского драматического (имя В.Ф. Комиссаржевской присвоили театру лишь в 1959 году) театра.

Фрагмент статьи Ольги Игнатюк «Дон Сезар де Базан». Журнал «Страстной бульвар» (2006 г.):

«Пьеса Дюмануара и Деннери «Дон Сезар де Базан» рассказывает об испанском графе де Базане, который, несмотря на свой графский титул, ведет жизнь шальную и разгульную: кутит, то и дело дерется на дуэлях, защищая слабых и обиженных, постоянно отстаивает справедливость, за что попадает в тюрьму и даже приговаривается к казни. В результате придворных интриг его обручают перед казнью с танцовщицей Маританой, чтобы потом сделать ее любовницей короля, давно приметившего эту мадридскую красавицу.

Естественно, граф с Маританой влюбляются друг в друга и тут же разлучаются, чтобы потом упорно идти навстречу друг к другу в лабиринте коварных интриг.

Все дело тут, конечно, в самом де Базане, романтическом герое, правдолюбце и благородном рыцаре, сражающемся до последнего вздоха за даму сердца. <...> Бесшабашность и брутальность, простодушие и раскованность, помноженные к тому же на силу безоглядной отваги. <...> Он всех спасeт, <...> он наведет мировую справедливость и защитит слабых, воздав обидчикам по заслугам, и одно лишь его появление обещает благополучие многим. Даря нам верную мечту о светлых людях и высоких чувствах – словом, мечту об идеальном». <...>

О режиссере Владимире Кожиче. Фрагмент статьи киноведа Петра Багрова в газете «Империя Драмы» (1996 г.):

«Владимир Платонович Кожич (1896–1955), возможно, одна из самых симпатичных фигур в истории ленинградского театра. Внешне он скорее напоминал ученого или писателя. Если уж речь идет о театре – завлита. «Закрытое», сосредоточенное, всегда несколько угрюмое выражение лица, старомодные круглые очки, тихий, невыразительный голос... Удивительно, что именно этому человеку удалось сплотить «прославленных мастеров» в творческий коллектив, создающий цельные спектакли. <...> «Опосредованный» воспитанник мхатовской школы (ученик гениального Алексея Попова и собственного брата, знаменитого провинциального режиссера Ивана Чужого), начавший театральную деятельность в годы Гражданской войны, он каким-то чудом избежал влияния авангарда. Не бросало его и в противоположные крайности, такие как «вульгарный социологизм». Все сорок лет своей работы в театре он стоял на принципиально реалистической позиции, которую понимал по-своему, невзирая на моду и политику. Он мыслил конкретно: определял конкретный ритм для данного спектакля, искал конкретное оформление сценической площадки, ориентировался на конкретных актеров – подбирал их по одному ему известным параметрам, уловив, быть может, какую-то одну, еле заметную интонацию... <...>

Кожичевский «Лес» признан наряду с легендарным спектаклем Мейерхольда. Причем если Мейерхольд избавлял героев от «излишков психологии», то Кожич, напротив, эти «излишки» усиливал. За что получил обвинения в «идеализации усадебной Руси». Конечно, никакой идеализации быть не могло – на дворе стоял 1937 год. Просто то, что для Несчастливцева – лес, для Гурмыжской и Буланова – милая и уютная усадьба... и соблазн велик. Несчастливцев устоял, а вот зрителю самому решать. Кожич был режиссером психологического театра, и посему взглядов своих не навязывал. «Живой труп», поставленный в 1950 году, долгие годы считался абсолютной и недосягаемой вершиной Пушкинского театра. Его (Коржича. – Прим. ред.) «Живой труп» – это трагедия не только Феди Протасова, но Лизы и Виктора в такой же мере. Все они хорошие... хорошие люди (как несколько раз повторяет это Протасов), и все желают друг другу добра, но каждый заставляет страдать другого. Кожич исключительно бережно относился к тексту и внес лишь несколько изменений. Каждое из них – принципиального характера. У Толстого, когда Лиза и Виктор встречаются с Протасовым в кабинете следователя, Федор встает на колени и, уходя, еще раз низко кланяется жене. У Кожича во второй раз не Федя кланялся Лизе, а Лиза – Феде. Этот простейший прием волшебным образом расставлял все по местам. И персонажей – таких разных и «социально чуждых» – ставил на одну человеческую высоту. <...> До «оттепельных» времен Владимир Кожич не дожил. Он умер в январе 1955 года...»

Об актере Владимире Честнокове, сыгравшем Дона Сезара де Базана, рассказывает Нина Туманова в своей книге «Актерская кинолениниана» (1987 г.):

«Об удачном использовании театрального опыта, трансформации привычной актерской сценической манеры <...> можно говорить, оценивая деятельность народного артиста СССР Владимира Ивановича Честнокова. (1904–1968). <...> Известного театрального актера вряд ли можно отнести к популярным актерам кино. За тридцать с лишним лет он участвовал в немногим более двадцати фильмах, играя главным образом роли эпизодические. <...> Большая часть его картин – историко-биографические: «Тарас Шевченко», «Белинский», «Пирогов», «Александр Попов», «Академик Иван Павлов». И играл он чаще всего персонажей исторических – Чернышевского, Некрасова, Достоевского, Менделеева». <...>

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.