Дон Сезар де Базан
Телеспектакль

Дон Сезар де Базан

Академический драматический театр имени В.Ф. Комиссаржевской

Год выхода:
1957
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Комедия
Длительность:
90 мин.
В ролях:
Владимир Честноков, Ольга Заботкина, Федор Никитин, Николай Боярский, Мария Самойлова, Михаил Шифман, Наталья Дудинская
Режиссёры:
Иосиф Шапиро, Владимир Честноков

Киноверсия снята на основе спектакля режиссера Владимира Кожича, который он поставил для Ленинградского драматического (имя В.Ф. Комиссаржевской присвоили театру лишь в 1959 году) театра.

Фрагмент статьи Ольги Игнатюк «Дон Сезар де Базан». Журнал «Страстной бульвар» (2006 г.):

«Пьеса Дюмануара и Деннери «Дон Сезар де Базан» рассказывает об испанском графе де Базане, который, несмотря на свой графский титул, ведет жизнь шальную и разгульную: кутит, то и дело дерется на дуэлях, защищая слабых и обиженных, постоянно отстаивает справедливость, за что попадает в тюрьму и даже приговаривается к казни. В результате придворных интриг его обручают перед казнью с танцовщицей Маританой, чтобы потом сделать ее любовницей короля, давно приметившего эту мадридскую красавицу.

Естественно, граф с Маританой влюбляются друг в друга и тут же разлучаются, чтобы потом упорно идти навстречу друг к другу в лабиринте коварных интриг.

Все дело тут, конечно, в самом де Базане, романтическом герое, правдолюбце и благородном рыцаре, сражающемся до последнего вздоха за даму сердца. <...> Бесшабашность и брутальность, простодушие и раскованность, помноженные к тому же на силу безоглядной отваги. <...> Он всех спасeт, <...> он наведет мировую справедливость и защитит слабых, воздав обидчикам по заслугам, и одно лишь его появление обещает благополучие многим. Даря нам верную мечту о светлых людях и высоких чувствах – словом, мечту об идеальном». <...>

О режиссере Владимире Кожиче. Фрагмент статьи киноведа Петра Багрова в газете «Империя Драмы» (1996 г.):

«Владимир Платонович Кожич (1896–1955), возможно, одна из самых симпатичных фигур в истории ленинградского театра. Внешне он скорее напоминал ученого или писателя. Если уж речь идет о театре – завлита. «Закрытое», сосредоточенное, всегда несколько угрюмое выражение лица, старомодные круглые очки, тихий, невыразительный голос... Удивительно, что именно этому человеку удалось сплотить «прославленных мастеров» в творческий коллектив, создающий цельные спектакли. <...> «Опосредованный» воспитанник мхатовской школы (ученик гениального Алексея Попова и собственного брата, знаменитого провинциального режиссера Ивана Чужого), начавший театральную деятельность в годы Гражданской войны, он каким-то чудом избежал влияния авангарда. Не бросало его и в противоположные крайности, такие как «вульгарный социологизм». Все сорок лет своей работы в театре он стоял на принципиально реалистической позиции, которую понимал по-своему, невзирая на моду и политику. Он мыслил конкретно: определял конкретный ритм для данного спектакля, искал конкретное оформление сценической площадки, ориентировался на конкретных актеров – подбирал их по одному ему известным параметрам, уловив, быть может, какую-то одну, еле заметную интонацию... <...>

Кожичевский «Лес» признан наряду с легендарным спектаклем Мейерхольда. Причем если Мейерхольд избавлял героев от «излишков психологии», то Кожич, напротив, эти «излишки» усиливал. За что получил обвинения в «идеализации усадебной Руси». Конечно, никакой идеализации быть не могло – на дворе стоял 1937 год. Просто то, что для Несчастливцева – лес, для Гурмыжской и Буланова – милая и уютная усадьба... и соблазн велик. Несчастливцев устоял, а вот зрителю самому решать. Кожич был режиссером психологического театра, и посему взглядов своих не навязывал. «Живой труп», поставленный в 1950 году, долгие годы считался абсолютной и недосягаемой вершиной Пушкинского театра. Его (Коржича. – Прим. ред.) «Живой труп» – это трагедия не только Феди Протасова, но Лизы и Виктора в такой же мере. Все они хорошие... хорошие люди (как несколько раз повторяет это Протасов), и все желают друг другу добра, но каждый заставляет страдать другого. Кожич исключительно бережно относился к тексту и внес лишь несколько изменений. Каждое из них – принципиального характера. У Толстого, когда Лиза и Виктор встречаются с Протасовым в кабинете следователя, Федор встает на колени и, уходя, еще раз низко кланяется жене. У Кожича во второй раз не Федя кланялся Лизе, а Лиза – Феде. Этот простейший прием волшебным образом расставлял все по местам. И персонажей – таких разных и «социально чуждых» – ставил на одну человеческую высоту. <...> До «оттепельных» времен Владимир Кожич не дожил. Он умер в январе 1955 года...»

Об актере Владимире Честнокове, сыгравшем Дона Сезара де Базана, рассказывает Нина Туманова в своей книге «Актерская кинолениниана» (1987 г.):

«Об удачном использовании театрального опыта, трансформации привычной актерской сценической манеры <...> можно говорить, оценивая деятельность народного артиста СССР Владимира Ивановича Честнокова. (1904–1968). <...> Известного театрального актера вряд ли можно отнести к популярным актерам кино. За тридцать с лишним лет он участвовал в немногим более двадцати фильмах, играя главным образом роли эпизодические. <...> Большая часть его картин – историко-биографические: «Тарас Шевченко», «Белинский», «Пирогов», «Александр Попов», «Академик Иван Павлов». И играл он чаще всего персонажей исторических – Чернышевского, Некрасова, Достоевского, Менделеева». <...>

Смотрите также

Великая магия
Театр имени Евгения Вахтангова
Комедия
1980
147 мин
Отелло
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1979
90 мин
Сирано де Бержерак
Государственный академический театр им. Моссовета
Комедия
2006
147 мин