Вечер старинной хореографии. Шопениана
Балет

Вечер старинной хореографии. Шопениана

Мариинский театр (Основная сцена)

Год выхода:
1981
Страна производитель:
СССР
Длительность:
35 мин.
Режиссёр:
Петр Гусев

В исполнении артистов балета Ленинградского академического театра оперы и балета им. С.М. Кирова.

«Шопениану» нередко называют случайным шедевром Михаила Фокина: молодой хореограф придумал ее в 1906 году для очередного благотворительного вечера, чтобы оживить классический репертуар. Балет «Шопениана» не имеет конкретного, развивающегося сюжета, это «романтическая греза». По замыслу Фокина, четыре жанровые сценки на музыку полонеза, ноктюрна, мазурки и тарантеллы были оркестрованы Александром Глазуновым. В полонезе в бальном зале отплясывали поляки. В ноктюрне сам Шопен на развалинах монастыря встречал свою музу. В мазурке девушку насильно отдавали замуж за старика, но она убегала со своим возлюбленным, а тарантелла исполнялась на фоне Везувия... Первая редакция «Шопенианы» была показана только один раз. Хореограф создал несколько версий второй редакции балета «Шопениана», который позднее трансформировался в балет «Сильфиды».

М. Фокин. «Против течения» (1962 г.):

«Я поставил пять коротких картин на музыку Шопена. Незадолго до этого А.К. Глазунов оркестровал несколько фортепьянных пьес Шопена и назвал эту сюиту «Шопениана». <…> Вальс (во время благотворительного спектакля. – Прим. ред.) исполняли А. Павлова и М. Обухов. Из этого «Лунного видения» вырос на следующий год целый балет (моя 2-я «Шопениана»), который приобрел популярность потом под именем Les Sylphides. В вальсе Павлова появилась в костюме Тальони. Рисовал его Бакст. <…> Я не думал <…> о приемах, гарантирующих успех, не думал вообще об успехе... Потому-то я и был вознагражден одним из самых больших успехов, которые только выпадали на долю моих постановок. <…>

Балет «Шопениана» начинался полонезом. В роскошных костюмах большой кордебалет исполнял этот польский балетный танец. <…> Созданный в период расцвета польской шляхты, он отразил величие, роскошь, гордость и вместе с тем рыцарское преклонение перед дамой. <…> Если подойти к оценке «Шопенианы» с точки зрения столь модного теперь «абстрактного» танца, то пришлось бы выбросить две драматические картины, поставленные на музыку ноктюрна и мазурки, да, пожалуй, и характерные танцы, полонез и тарантеллу. Какая уж там абстракция? Это куски самой жизни (бал в роскошном замке и народное веселье на фоне Неаполитанского залива и Везувия). <…>Ее (тарантеллу. – Прим. ред.) исполняла Вера Фокина с очень большим кордебалетом. Я старался передать подлинный характер народных плясок, которые мы наблюдали с Верой при поездке по Италии и изучили особенно на острове Капри. <…>

Эта миниатюра как бы указала те разнообразные пути, по которым балету следует развиваться и по которым я направил свою будущую деятельность. <…> Я поставил 2-ю «Шопениану». <…> Мне хотелось этой постановкой ответить на обвинение меня в том, что я отвергаю балетный танец на пальцах, что я не люблю, не понимаю его и этим разрушаю старый традиционный балет. <…> Как мог я не понимать классического балета? Нет, я понимал, но понимал по-другому. <…>И это свое понимание я хотел выразить в постановке «Шопенианы», которая потом стала известна во всем мире под именем Les Sylphides. <…> Мой новый балет был, в сущности, развитием этого вальса, повторением того же опыта, но в более широком масштабе. <…> В своем Reverie Romantique, как я назвал свою новую «Шопениану», я старался не удивлять новизной, а вернуть условный балетный танец к моменту его высочайшего развития. <…> Я поставил серию отдельных пьес Шопена как сольные танцы и ансамбли. Оркестровал их Морис Келлер. Вальс в оркестровке А.К. Глазунова из 1-й «Шопенианы» я вставил в балет. <…>

Когда буду говорить об изменениях и «усовершенствованиях», внесенных в этот балет за 30 лет его существования, я покажу, что многие и танцоры, и директора не все поняли в этом балете. А, казалось бы, все так просто! <…>
Балет «Сильфиды» я поставил в три дня. Это рекордная для меня быстрота. Никогда ничего не менял в этом балете. Помню через тридцать лет каждое малейшее движение, каждый жест. Благодаря тому что я ставил сперва 1-ю «Шопениану», потом 2-ю «Шопениану», а затем моя 2-я «Шопениана» превратилась в «Сильфиды», в некоторых книгах о русском балете произошла путаница».

О приме Ленинградского академического театра оперы и балета им. С.М. Кирова (Мариинского театра) Ирине Колпаковой балерина Илзе Лиепа в своей авторской программе «Балет FM»:

«Ее без лишнего преувеличения можно назвать хранительницей великих классических традиций «Дома Петипа», как часто называют Мариинский театр (когда она начинала танцевать, он еще был Кировским). Ирина Колпакова выходила на сцену более тридцати лет, хотя обычно век балерины – это двадцать лет. И вот что поразительно: ей удалось всю свою карьеру выходить на сцену неизменно в блестящей форме и демонстрировать истинную красоту классического балета. <…> Ирина Александровна <…> танцевала классику до своих самых последних выходов на сцену и делала это всегда изысканно и на очень высоком уровне.

Так сложилось, что ей суждено было стать последней в плеяде звездных учениц великой Агриппины Вагановой. Она как будто с самого начала поняла ту ответственность, которая легла на ее плечи, и эту миссию – последней вагановской ученицы – с большим достоинством пронесла через всю карьеру и продолжает это делать сегодня, будучи уже балетным педагогом». <…>

Смотрите также

Испанские миниатюры
НОВАТ опера, балет – Новосибирский государственный академический театр оперы и балета
1975
45 мин
Вечер одноактных балетов. Классическое па-де-де и Прогулки
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1978
59 мин
Вечер одноактных балетов. Гибель розы, дуэт из балета Ромео и Джульетта, Кармен-сюита
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1979
85 мин
Вечер одноактных балетов. «Лебединое озеро». «Ромео и Джульетта»
Государственный академический Большой театр России (Историческая сцена)
1990
90 мин